Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 6

Я вернулся в отель около половины первого. У стойки бара сгорбилась знакомая фигура. Оседлав высокий стул по соседству с Борисом, я заказал мартини.
- Как дела, товарищ? - начал было я.
- "Возвращение блудного сына", - прокомментировал Сливка, мрачно глядя мне в лицо. - Пока ты отсутствовал, на тебя тут был большой спрос. Кэйт Данн тебя искала, Хэлл Уайт тебя искал, а заодно с ними и тот бледнолицый полицейский лейтенант.
- Согласно совету последнего, я наносил визит Чарли Ренцу, - сообщил я. - Да ну? - Брови продюсера слегка дрогнули. - И ты специально остался жив, чтобы рассказать об этом?
- Я не стал заходить слишком далеко, - признался я. - Но услышал интересную историю о том, как Эдди проводил свой медовый месяц, и теперь желаю услышать ее подтверждение. И чем скорее, тем лучше. - Ты что, собираешься выспросить у Эдди интимные подробности его медового месяца? - осторожно спросил Борис.
- Нет, не у Эдди. - Я пожал плечами. - Собираюсь порасспросить его жену. - И как ты предполагаешь это сделать?
- Съездить в этот хваленый дом в Вестчестере, где Эдди, говорят, держит ее за семью замками, - уверенно сказал я. - Думаю, что сумею пробраться к ней через охранников и добиться ее согласия на свидание. . - Скажу тебе только одну вещь, Ларри, - протянул Борис. - Ты индивидуалист. В нашем деле, где неуверенность в завтрашнем дне является ключевой проблемой, я приобретаю уникальный опыт, беседуя с человеком, который не боится, что его вышвырнут с работы!
- Большое спасибо, товарищ! - поблагодарил я. - Но в данный момент меня беспокоит нечто более серьезное, чем просто возможность сохранить свой заработок.
- Кэйт Данн, - задумчиво сказал он. - Я слышал, кто-то пытался застрелить ее минувшей ночью. Она поэтому кричала?
- Точно, - ответил я.
- Но ты хотел, чтобы это осталось вашей маленькой тайной? - Он повертел в руках стакан. - Насколько я помню, ты что-то говорил о мышке? , - Это не потому, что мы не доверяем тебе, товарищ, - сказал я. - Ты появился как раз в самый деликатный момент. Я и сам не знал, что происходит. Тяжелая рука опустилась на мое плечо, и я беспокойно оглянулся. У меня за спиной стоял Хэлл Уайт.
- Где, черт побери, тебя носило все утро, Ларри? - Его сердечный голос загудел у меня над ухом достаточно громко, чтобы все сидевшие в баре услышали его слова. - Я тут тебя обыскался! Готовил списки к вечеру, согласно указаниям Эдди.
- Какие списки? О чем, черт побери, ты толкуешь? - разозлился я. - О похоронах. - Он понизил голос до замогильного шепота. - Эдди хочет, чтобы все присутствовали.
- Уже хороним? - глухо поинтересовался я.
- Не совсем, - мрачно отозвался он. - Сегодня вечером - репетиция. - Меня можешь вычеркнуть, приятель. Сегодня вечером я займусь кое-чем поинтереснее.
- Но Эдди сказал, что там должны быть все! - встревоженно заблеял он. - Все до единого!
- Ты меня слышал! - рявкнул я.
- Ну хорошо, Ларри, хорошо. - Хэлл покорно пожал плечами. - Но знай, Эдди это не понравится. Он хочет, чтобы все было как надо. - Хэлл, старый друг, - выдавил я через силу сквозь зубы. - Я могу с ходу перечислить миллион вещей, которые не стану делать ради Эдди, и присутствие на репетиции похорон - одна из них.
- Ну хорошо. - Он окончательно смирился, тяжело тряхнув головой. - Но я не знаю, как воспримет это Эдди, - вот в чем дело. Он сейчас не в себе. - Скоро ему станет лучше, - съязвил я. - И, Хэлл, не хотелось бы показаться невежливым, но если ты не уберешь...
- ...эту пышнотелую девицу из вестибюля... - быстро подхватил Борис. - Думаю, она машет Хэллу, не так ли, Ларри? Посмотри!
- Ты имеешь в виду ту, с бюстом в сорок три сантиметра? - отозвался я, быстро сообразив, в чем дело. - Я в этом уверен!
- Увидимся позже, ребята! - И Хэлл устремился в вестибюль с выражением надежды на лице.
- Ты никогда не избавишься от человека вроде Хэлла Уайта, оскорбляя его, - терпеливо пояснил Борис. - Учитывая его толстокожесть, это займет слишком много времени.
- Я хотел бы выразить вам свою благодарность, сэр, за ту хитрую уловку, благодаря которой вы избавили нас от этого перекормленного гуся, - официально заявил я. - Кроме того, я хотел бы задать вам пару простеньких вопросиков.
- Так ты ставишь выпивку? - весело спросил он.
- Вот это другое дело, - хмыкнул я. - Скажи, человек-скелет не может каким-то образом оказаться твоим племянником из Эндсвилла, штат Небраска? - Все мои племянники были умерщвлены во младенчестве, - самодовольно ответил Борис.
- Так, может быть, это ты придумал убить Эдди, только из этого ничего не вышло? - продолжал я свои допрос.
- Что заставляет тебя так думать?
- Просто дикое предположение. - Я пожал плечами. - По-моему, все было организовано вполне по-русски. Очень хитро - понимаешь? - Эта смерть была бы слишком легкой и чистой для Эдди, - грустно ответил Борис. - Нет, мой друг, если бы я строил планы на этот счет, Сэквилл умирал бы медленно, от какого-нибудь хитрого яда - так, чтобы до последней минуты мог слышать мой гомерический хохот!
- Это - ответ на два моих вопроса, - покладисто кивнул я. - Но есть еще кое-что, товарищ. Сделай мне одно одолжение.
- Вот почему я так высоко ценю твою дружбу, Ларри, - ответил Сливка голосом, полным искренней печали. - Ты всегда требователен и никогда не предлагаешь ничего взамен. Дружба с тобой удовлетворяет мазохистским потребностям, которые таятся в глубине души каждого русского человека! - Он нежно улыбнулся мне. - Знаешь ли, что ты - чистой воды ублюдок, друг мой, и - что самое главное - тебе на это наплевать?
- Мне нужен адрес Эдди в Вестчестере, - беззаботно заявил я. - Ты можешь раздобыть его у Хэлла Уайта? Он ничего не заподозрит, если ты его спросишь, а вот ко мне отнесется с большим неодобрением.
- Конечно, Ларри, - ответил Борис, бодро кивая. - Для чего же еще существуют друзья?
- Не знаю, как тебя и отблагодарить, товарищ! - честно признался я. - Сейчас я тебе объясню! - И продюсер величественным жестом, достойным Великого князя, подозвал к себе бармена. При этом он вытянул указательный палец чуть не на четверть дюйма. - Я хотел бы познакомить вас с моим другом, мистером Бейкером, - торжественно провозгласил Борис, обратившись к нему. - Если в конце недели вы представите ему все мои расходы - вместо того, чтобы приплюсовать их к счету, он заплатит вам наличными и, вне всякого сомнения, присоединит к сумме щедрые чаевые. - Борис ободряюще улыбнулся мне. - Не так ли, мистер Бейкер, мой добрый друг?
- Чертов шантаж, и ты это знаешь! - Я был почти в шоке, но делать было нечего. - Да, мистер Сливка, вы совершенно правы!
- Считая с этой минуты и до самого конца недели, - обстоятельно наставлял Борис бармена. - Наливайте мою выпивку в стакан большего размера, ну а количество ее можете увеличить раза в три.
- Да сэр! - бодро отвечал бармен.
- В твоей русской душе садистские потребности как-то органично сочетаются с мазохистскими! - взвыл я.
- Тебя это раздражает, Ларри? - Его глаза усталого сенбернара заглянули мне прямо в душу, медленно наполняясь кровавыми слезами. - А я-то надеялся, что ты станешь гордиться, узнав, как многому я научился здесь, в Америке. Ведь у вас это называется дружбой, разве не так?
- Только меня сюда не приплетай, ты, осколок забытого режима! - заявил я убийственным тоном. - Позволить тебе купаться в выпивке целую неделю - более чем солидная плата за один только никому не нужный маленький адресочек! - Я даже не смел и мечтать о такой прекрасной дружбе, как наша, - с повлажневшими глазами растроганно, прошептал он. - Моя русская меланхолия вынуждает меня заливаться слезами всякий раз, как только я об этом подумаю. Но я не должен плакать в таком месте, а то другие этого не поймут. Что мне делать, чтобы сдерживать себя, мой самый дорогой друг? - Ты мог бы...
- Уже знаю! - перебил меня продюсер. - Бармен! Тройной мартини!
***

Добраться до заветного дома удалось примерно к четырем часам пополудни - Борис притащил адрес сразу после обеда. Выведя свой автомобиль из гаража на Второй авеню, я через некоторое время углубился в самое сердце округа Вестчестер. Деревенский пейзаж лежал под слоем снега примерно сантиметра в три и потому казался поистине прекрасным; кроме всего прочего, снег только подчеркивал уединение, в котором стоял дом. Мне пришлось проехать примерно три мили от ближайшего маленького городка по настоящей грунтовой дороге. Снег покрывал ее сплошь, как и все остальное, потому большую часть пути я не был уверен, что не сбился с заветной колеи и что машина моя не несется через деревенские поля прямиком к чьей-нибудь прочной изгороди. Настоящая крепость, как сказал Эдди лейтенанту, и это оказалось весьма точным описанием. Вдали темнела электрифицированная ограда, являющая собой резкий контраст окружающим белым полям, и поэтому на расстоянии дом более смахивал на тюрьму, нежели на человеческое жилище. Я остановил машину в паре футов от запертых ворот и нетерпеливо нажал на клаксон. Через некоторое время на сцене появился персонаж довольно грубого вида, обряженный в синюю униформу, и хмуро уставился на меня. - Откройте! - Мой голос звучал требовательно. - Я тороплюсь! - Неужели? - Человек в синей униформе в свою очередь внимательно оглядел меня. - А кто вы, собственно, такой?
- Ларри Бейкер, главный сценарист в Сэквилл-шоу, - убийственно-бодрым тоном отрекомендовался я. - Эдди сегодня вечером занят на репетиции похорон +++++ Фуе, поэтому не смог явиться сюда лично и, соответственно, послал меня. Я привез сообщение для его жены, и Эдди торопил, говоря, что это по-настоящему срочно!
- Неужели? - пробормотал человек нерешительно. - Полагаю, вы можете проехать, мистер Бейкер. Я позвоню в дом и сообщу о вашем прибытии. Пару секунд спустя ворота отворились и я въехал во владения Эдди. Вблизи дом выглядел просто огромным и более всего походил на современный лабиринт, с многочисленными фасадами из зеркального стекла и бетона, расположенными на четырех или даже пяти разных уровнях. Стоило мне ступить на застекленное парадное крыльцо, как меня обдало волной теплого воздуха. Затем отворилась входная дверь и исполненный чувства собственного достоинства дворецкий важно склонил передо мной голову.
- Добрый вечер, сэр. - Его акцент был настолько британским, что это казалось просто невероятным. На мгновение я даже подумал, что он меня разыгрывает. - Могу ли я взять ваше пальто?
- Благодарю. - Я вступил в просторную прихожую, и дверь с тихим свистом затворилась за мной. - Как это делается? - весьма нервно поинтересовался я. - Фотоэлемент, сэр, - тактично объяснил дворецкий. - Когда кто-то поднимается на парадное крыльцо, он обязательно пересекает луч света, благодаря чему в доме раздается сигнал предупреждения и автоматически начинается подача теплого воздуха. Таким образом, когда парадная дверь открыта, мы избавлены от холодных сквозняков. Когда посетитель входит в дом, он пересекает другой световой луч, вызывая к жизни систему, которая несколькими секундами позже автоматически закрывает дверь. - Явно производит впечатление! - сдержанно заметил я. - Да, сэр, - слегка кивнул дворецкий. - В самом деле.
Ожидая, пока он пристроит мое пальто, я неожиданно понял, что уже несколько минут слушаю струнный квартет, исполняющий "Шорохи весны". Неужели Эдди еще и музыкантов нанял?
- Итак, сэр, - заметил в этот момент дворецкий. - Не угодно ли следовать за мной?
- Откуда эта музыка? - спросил я, вертя головой. - Звучит так, словно вы замуровали музыкантов где-нибудь в стене.
- Весь дом оснащен стереоустановками, сэр, - церемонно объяснил дворецкий. - В каждой комнате имеется контрольная панель, таким образом, каждый может установить в комнате полную тишину или же включить какую-то конкретную магнитофонную запись или пластинку - это уж у кого какой вкус. С другой стороны, в доме имеется достаточное количество записей, чтобы обеспечивать разнообразную музыку в течение ста семидесяти двух часов и без повторений. - На его лице заиграла легкая, по-зимнему прохладная улыбка. - Можно сказать, сэр, что этот дом непрерывно дает концерт самому себе - и каждому, кто по той или иной причине оказался в числе слушателей. - Неплохой фокус, - с уважением отметил я.
- Вы совершенно правы, сэр. - И он жестом указал мне на наклонный коридор, который вел наверх из главного холла. - Позволите показать вам дорогу, сэр?
- Безусловно, - согласился я. - Никаких лестниц?
- Совершенно верно, сэр. Мистер Сэквилл их не любит. И я в полной тишине последовал за дворецким по коридору, стараясь приспособиться к его величавому шагу. Мы дошли до верху, где коридор перешел в нечто вроде дорожной развязки футов в двадцать шириной. Отсюда можно было двинуться по одному из следующих четырех коридоров - два из них вели наверх, в противоположных направлениях, два других точно таким же образом направлялись вниз.
- "В таком доме человек может заблудиться без всякого труда, - пробормотал я. - И куда ведут все эти коридоры?
- Этот, - отвечал дворецкий, указывая на тот, который направлен вниз, - ведет в закрытый бассейн, сэр. Противоположный - в комнату оргий. - В какую-какую комнату? - Я не смог сдержать смешок. Дворецкий демонстративно вздрогнул.
- Комнату для оргий, сэр. Мистер Сэквилл планировал этот дом сам, и, хотя у нас имеется классическая столовая в другом уровне, каждая из остальных комнат обставлена для совершенно определенных целей. Мистер Сэквилл придал им индивидуальность и, что в своем роде уникально, дал конкретные имена. - Действительно уникально! - пробормотал я. - Надо же, комната оргий! - Как вам, без сомнения, известно, - уныло отозвался мой сопровождающий, - мистер Сэквилл - профессиональный юморист, и у него могут быть свои капризу, как это могли бы назвать некоторые. Названия для разных комнат - один из таких капризов. Этот коридор, - он указал на первый из тех, которые вели наверх, - ведет в кинозал и телевизионную комнату, за ними есть и театр.
Он повел меня по второму коридору.
- Миссис Сэквилл находится в комнате для размышлений, в конце этого коридора.
- А где расположены спальни? - громко поинтересовался я. - У нас их нет, - с готовностью ответил дворецкий. - Уровнем ниже расположена комната хозяев, и еще пять комнат для гостей на следующем уровне. - Он кротко вздохнул. - У нас также имеется комната для жратвы, две кухни и... - Его голос на мгновение дрогнул. - Комната для мастурбации... - Должно быть, приходится изрядно попотеть, чтобы содержать все это в порядке, - с сочувствием сказал я.
- Не совсем так, сэр. Поскольку все контролируется электроникой с главной панели на первом уровне. В помещения дома поступает исключительно воздух, очищенный от пыли, и, таким образом, две горничные и кухарка, не считая меня самого, могут с легкостью справиться с обслуживанием. Мы добрались до верхней точки второго коридора, и неожиданно нашим глазам открылась просторная комната с тремя зеркальными стенами, роскошно обставленная: пол покрывал богатый белый ковер с тонким ворсом, на котором стояли безо всякого соблюдения какой-либо симметрии семь или восемь кушеток различной формы и конструкции.
- Комната для размышлений, сэр, - с благоговением объявил дворецкий. - Благодарю вас, - ответил я в тон ему.
- Полагаю, вы найдете миссис Сэквилл на одной из кушеток в дальнем конце комнаты, сэр, - добавил он.
- Прекрасно! - Неожиданно меня пронзила тревожная мысль. - Только как я найду дорогу обратно, когда соберусь уходить?
- Вы можете вызвать меня в любую минуту, сэр, - успокоил мой провожатый. - Убежден, что миссис Сэквилл позаботится об этом. Он склонил предо мной голову на целых два сантиметра, а затем повернулся на сто восемьдесят градусов и величаво двинулся обратно по коридору. Я медленно вошел в обитель для размышлений, думая о том, что Эдди, должно быть, вложил в этот дом целое состояние, и тем не менее, несколько я знал, за последние восемь месяцев он провел здесь не более двух-трех уик-эндов. Проходя мимо кушетки в ближайшем ряду, я от нечего делать поднял глаза и в тот же миг застыл на месте, понимая, почему Эдди назвал это помещение "комнатой для размышлений" и почему единственными предметами обстановки здесь были разнообразные кушетки, которые в общем и целом составляли некий ансамбль. Все они были сделаны для того, чтобы люди лежали на них - именно лежали, а не сидели - таким образом, если вы проводили время в этой комнате, вам приходилось опрокинуться на спину, глазея в потолок. Этот потолок воспроизводил ночное небо в миниатюре, но, полагаю, в точном соответствии с настоящим. Звезды и созвездия мерцали и струили свой радужный свет с темно-синих "небес". Пока я рассматривал потолок, из одного угла комнаты в другой прочертила диагональ направляемая все той же электроникой комета.
- Эдди собирался включить сюда еще и все искусственные спутники, - произнес томный женский голос, - но когда русские обошли нас в космосе, он потерял к этому всякий интерес.
Я повернулся на голос и увидел голову, поднявшуюся над краем кушетки с высокой спинкой. Ее глаза разглядывали меня без особого интереса. - Миссис Сэквилл? - нервно спросил я. - Я - Ларри Бейкер... - Сценарист в шоу Эдди, - продолжила она, устало кивая. - Знаю, знаю, слышала, он раза два упоминал о вас и полагает, что вы - лентяй, который, правда, умеет писать.
Я медленно двинулся к краю кушетки - и двигался до тех пор, пока не увидел всю женщину целиком: эта говорящая голова лишала меня всякого мужества. Хозяйка дома оказалась брюнеткой, волосы ее достигали плеч и были расчесаны на прямой пробор, обрамляя лицо длинными прядями. Оно показалось мне чересчур исхудавшим, и на нем так и застыло голодное выражение, отчего бирюзовые глаза, похожие на глаза эльфа, выглядели неимоверно большими. Ее кожа была такой бледной, что рот казался мазком алой краски на чистом полотне, твердо очерченным в капризном изгибе.
Она была одета в шелковую блузку розового цвета и светло-желтую прямую юбку с вытканным на ней абстрактным рисунком. Это, без всякого сомнения, была очень дорогая одежда, которая по идее должна была и смотреться весьма элегантно, но все было совсем не так. Не исключено, что миссис Сэквилл совсем недавно потеряла в весе, предположил я; острые кончики сосков под шелковой блузкой свидетельствовали о том, что дама не была совершенно лишена плоти, но ее юбка висела как раз в том месте, где по идее должен был начинаться округлый изгиб ее бедер. Ноги были красивой формы, но болезненно тонки, словно ее плоть давно уже улетучилась и опала. - Знаю, - спокойно ответила она на мой, очевидно, недоумевающий взгляд. - Я слишком тощая. Кому нужна женщина, у которой все кости торчат наружу? Я не нашелся что на это ответить, потому энергично принялся зажигать и раскуривать сигарету.
- Вы, мистер Бейкер, главный сценарист Сэквилл-шоу, который должен сообщить мне нечто очень срочное, - так мне доложили. - Она презрительно выпятила нижнюю губу. - И вы, разумеется, - лжец, мистер Бейкер? - Мне нужно было сочинить что-нибудь для того, чтобы пробиться за ворота вашего дома, - признался я. - Мне было жизненно необходимо повидаться с вами, миссис Сэквилл, - по личным причинам.
- Личные причины? - Она нетерпеливо пожала плечами. - Мне следовало бы вывести вас отсюда за ухо или, еще лучше, позвонить Эдди и все ему рассказать. Он поджарит вас на медленном огне, вы это знаете? - Да, знаю, - снова признался я.
- И такой исход вас не волнует? - В ее улыбке не было и тени юмора. - Должно быть, дело очень важное?
- Вы не могли бы просто помолчать и послушать меня пару минут? - взорвался я.
- Как ваше имя? - проворчала она.
- Ларри.
- Ну хорошо, Ларри! - Она откинулась на кушетку. - Садитесь и ради Бога называйте меня Сандра, а не "миссис Сэквилл", болван вы этакий! В этом музее современной науки я только и слышу, что "миссис" да "миссис" - от дворецкого, от кухарки, от горничных и охранников! Мне просто плохо от этого делается, понятно?
- Разумеется, Сандра, понятно. - Я присел рядом с ней и подождал, не скажет ли она чего-нибудь еще.
- Вы уже потратили половину из своих "пары минут", - заметила она после продолжительного молчания. - Что бы это могло быть? Телепатический сеанс? - Я и не знал, что вы дали мне всего две минуты, - честно ответил я. - Возможно, если я буду говорить достаточно быстро, то наверстаю время, которое потерял.
- Говорите, ну говорите же! - Она будто зарычала в нетерпении. - Я не выношу людей, которые ходят вокруг да около.
Я уже выяснил, что Эдди рассказал ей о том, что +++++ Фуе в результате несчастного случая сразила пуля, предназначенная для Сэквилла; поэтому я начал прямо с этого места и рассказал о том, как Кэйт неосторожно открыла рот и ляпнула глупость перед лицом всей компании, конфиденциально заявив, что видела этого скелета еще до того, как он заявился первый раз к нам в отель. О том, как он попытался убить ее прошлой ночью, и о том, что сегодня утром я виделся с Чарли Ренцем.
При упоминании последнего имени она проявила первые признаки интереса к моей истории.
- Как поживает дорогой старина Чарли? - осторожно спросила Сандра. - Выглядит неплохо, - хрюкнул я. - Так же, как и этот его подонок - Лютер.
- Вы пошли прямо к нему и потребовали оставить в покое вашу девушку, иначе грозились убить его голыми руками? - Она в умилении покачала головой. - Должно быть, за последние пару лет Чарли заметно смягчился. Раньше, решись вы на такое, вас бы вынесли оттуда на носилках!
- Он привел мне несколько по-настоящему убедительных доводов, почему, дескать, он не мог - и не стал бы - покушаться на Эдди, - объяснил я. - Ему даже удалось почти убедить меня, но в довершение ко всему, выходя из его дома, я встретил девушку, которая поведала мне совсем иную историю. - Девушку? - Сандра принялась намеренно скрупулезно разглядывать белый ковер. - Что за девушка?
- Ее зовут Элла, - уточнил я. - Не слишком светлая блондинка и... - Подружка Чарли?
- Ну а кто же еще? - Я проявлял явное терпение. - Она рассказала мне... - У нее хорошая фигура?
- Полагаю, что да! - взорвался я. - Но...
- Значит, он завел себе дешевую, пухленькую, маленькую безмозглую блондиночку! - зашипела она. - Полагаю, что, потеряв меня, он утратил и хороший вкус в отношении женщин!
- Убежден, что это так и есть, - не мог не согласиться я. - А теперь, Сандра, не могли бы вы немного помолчать и выслушать продолжение? Она быстро повернула ко мне голову и пару секунд растерянно мигала. - Эй! - В ее голосе послышалось нечто вроде сдержанного восхищения. - Из вас еще не все кишки выпустили. Я всегда говорила, что любой человек, стоит ему только провести с Эдди больше шести месяцев, должен отправляться к хирургу, чтобы он починил ему хребет. Ну хорошо, Ларри, я заткнусь и выслушаю продолжение.
- Элла поведала мне о том, что Чарли обладает удивительным чувством юмора, - продолжал я. - И что я должен уговорить его рассказать мне историю об одной дамочке, которая сбежала от него и вышла замуж за некоего комика из Голливуда, поскольку эта история - ну просто умора! Сандра зажмурилась, а затем глубоко вздохнула.
- Она так и сказала, да? Ну просто умора?
- Она чуть не впала в истерику, рассказывая мне об этом, - честно признался я. - О том, как Чарли нарядил парочку своих головорезов полицейскими и как они вытащили новоиспеченную супругу из ее комнаты в мотеле часов в десять вечера, в ее первую брачную ночь. Потом они послали в комнату, где комик ждал свою супругу, одну гиперсексуальную амазонку, которая могла уложить его одной левой. Затем дождались подходящего момента, притащили новобрачную обратно в комнату, заявив, что на самом деле им нужна была именно эта амазонка, и увели ее с собой.
- Так вы только за этим сюда и приехали? - жестко спросила Сандра. - Для того, чтобы рассказать мне всю эту мерзкую историю? - В общих чертах, да.
- Ну и чего же вы теперь от меня ждете? Что я буду кататься от смеха и скажу, что все это - просто умора, скажу, как эта ваша блондиночка? - Все, чего я хочу от вас, Сандра, - перебил я, - это чтобы вы ответили мне на один вопрос. Все в действительности так и было? - Какое это теперь имеет значение?
- Если все это - правда, то рассказанная мной история характеризует Чарли Ренца как парня, не забывающего никого из тех, кто перебегает ему дорогу, и жестоко мстящего каждому, - объяснил я. - Тогда, насколько я понимаю, он вполне мог сделать Эдди то сомнительное предложение: либо вы проводите месяц с Чарли на Западном побережье, либо однажды утром он просыпается мертвецом. Но если все это - выдумки, просто ложь, которую Чарли сочинил, чтобы потешить свое эго, тогда я склонен верить, что он не имеет отношения к убийству +++++ Фуе.
- Все это - правда, - произнесла Сандра глухим, лишенным всякого выражения голосом. - Все так и было. Я с самого начала должна была бы знать, что это проделки Чарли, еще когда эти фальшивые копы вытащили меня из мотеля. Но в тот момент я была слишком зла на них, чтобы рассуждать здраво. Я так и не поняла, в чем дело, - что все это, от начала до конца, была работа Ренца, - пока часом позже они не привезли меня обратно в мотель и не втолкнули в комнату, где Эдди и эта дамочка...
На мгновение она остановилась и конвульсивно сглотнула. - Эдди почти обезумел от всего этого, но, как вы верно заметили, эта женщина была настоящей амазонкой! Она пригвоздила его к стене, словно лучший экземпляр в какой-нибудь идиотской коллекции бабочек и жучков, - и он был совершенно беспомощен. Те два головореза, которых Чарли переодел копами, полагали, что это очень забавно. И они смеялись!
Голос Сандры снова обрел недавнюю твердость. Она прижала ко рту тыльную сторону ладони, а затем яростно затрясла головой. - Я видела выражение лица Эдди, когда они смеялись, - понизив голос, продолжала она. - И чувствовала, что происходит у него в душе. После того как они убрались, прихватив с собой амазонку, с ним случилось что-то вроде истерики. К тому времени, как он успокоился, у меня наконец совсем открылись глаза, и я поняла, что вся эта шутка была организована Чарли Ренцем. Я так и сказала Эдди. Это было худшее из всего, что я могла сделать, - он окончательно перетрусил. До того самого момента Эдди еще мог с какой-то долей уверенности утверждать, что все случившееся - нечто вроде ночного кошмара, который никогда не повторяется дважды, но когда он узнал, что все это задумано Чарли, то решил, что все это может повториться снова и в любую минуту и что такая угроза будет висеть над нами до конца нашей жизни! - Мне очень жаль. - Мои слова прозвучали как бесполезное сочувствие. - У вас есть сигарета? - Сандра дождалась, пока я вытащу ей одну и зажгу. - Благодарю. Кроме того, было еще кое-что. Эдди был убежден, что та парочка переодетых полицейских обошлась со мной так же, как амазонка обошлась с ним, и он не желал ничему другому верить, хотя я и клялась, что это не так. Мы провели почти всю ночь на ногах: Эдди стоял передо мной на коленях, рыдая, потому что, по его признанию, оказался никуда не годным мужем, потому что не сумел защитить меня в тот миг, когда я больше всего в этом нуждалась. Затем он впал в пьяную истерику, которая продолжалась до следующего вечера. Дошло до того, что я больше не могла оставаться с ним в мотеле. Я взяла машину и поехала на пару часов проветриться. Когда я вернулась, Эдди уже упаковал наши чемоданы и заказал билет на ночной авиарейс до Нью-Йорка. Он был очень спокоен и решителен, сказал, что хоть и не справился со своей задачей, но собирается предпринять все от него зависящее, чтобы подобное больше никогда не повторилось.
Ее губы растянулись в кривой улыбке.
- Поэтому он и сделал этот дом похожим на крепость, окружив его электрифицированной оградой, и поставил двух охранников патрулировать окрестности денно и нощно. А потом запер меня внутри! - И стал проводить почти все свое время в Манхэттене, - добавил я. - Вы совершенно правы, - отозвалась она, кивнув. - Когда он остается рядом со мной, он все время чувствует себя виноватым и не в силах этого вынести. Я думаю, что он глубоко любит меня несмотря на то, что не может переносить моего присутствия! Он даже не пытался добиться развода или же каким-то иным способом избавиться от меня, потому что чувствует, что никогда не сможет исправить того, что приключилось со мной в брачную ночь. - Узница любви? - Я брякнул первое, что пришло мне в голову, внутренне содрогнувшись от банальности этой фразы.
- Я много думала об этом. - Она одарила меня болезненной улыбкой. - Теперь я расскажу вам еще одну, но веселую историю, Ларри, и готова поклясться, что вы умрете со смеху! Все, что случилось дурного той ночью, случилось только с Эдди, но не со мной, и в этом - вся моя вина. Вся тяжесть преступления лежит на мне. Если бы я не была с самого начала девушкой Чарли Ренца, ничего бы не произошло.
Так что, если кто из нас и должен был падать на колени, так это я. Я - тот человек, которому никогда не искупить того несчастья, что приключилось с нами в брачную ночь, - приключилось с Эдди! - поэтому я не могу уйти от него.
- Наверняка ему мог бы помочь какой-нибудь психиатр, - пробормотал я. - Я с вами согласна, Ларри, но попытайтесь убедить в этом Эдди. Если в разговоре я хотя бы одним словом коснусь болезненного предмета, этого бывает достаточно, чтобы он тут же сбежал из дома, и проходят долгие недели, прежде чем он возвращается.
- Вы - необыкновенная девушка, Сандра! - искренне восхитился я. - Все эти долгие месяцы производить на Эдди такое впечатление, только потому, что, по его мнению, он однажды не сумел вас защитить!.. Да и Чарли Ренц до сих пор тоскует по вам - прожив без вас два года и сменив за это время пять девушек! - тоскует так, что даже прислал Эдди ультиматум. Как вы думаете, получит ли он свой "месяц" или же Эдди должен будет погибнуть? - Не говорите так! - Она вздрогнула, затем крепко обхватила себя руками. - Вы заставляете меня чувствовать себя типичной вампиршей! - Прошу меня простить, - извинился я. - Я вовсе не это имел в виду, Сандра.
Она угрюмо смотрела в пол, все еще зябко обнимая себя. Выражение ее лица сейчас походило на муки сказочной принцессы - одинокой, заблудившейся в дремучем лесу.
- Полагаю, теперь мне уже следует уйти, - наконец вымолвил я. - Позади кушетки расположена панель управления, - холодно промолвила она. - Нажмите кнопку с пометкой "слуги", а когда дворецкий отзовется, скажите ему, чтобы пришел за вами.
Я обошел кушетку и обнаружил панель.
- Все, что я вижу, - это несколько кнопок, - сказал я ей. - Как я буду говорить с дворецким через кнопку?
- Когда вы ее нажмете, автоматически включатся микрофоны, спрятанные в потолке, - с досадой объяснила она. - Вы можете говорить, находясь в любом месте этой комнаты, и он услышит каждое ваше слово! Через пару секунд загудел вызывающе громкий голос: - Вы звонили, мадам?
- Это Бейкер, - с чувством собственного достоинства ответил я. - Я ухожу. - Очень хорошо, сэр. Я сейчас поднимусь. Раздался громкий щелчок, и музыка постепенно стала наполнять комнату.
- Только помните одну вещь, Ларри, - жестко сказала Сандра. - Все, что я вам рассказала, должно остаться между нами - вы никому об этом не расскажете!
- Разумеется, - ответил я.
- Если вы позволите себе выболтать хоть слово из того, что узнали, я тоже скажу свое - мне стоит лишь шепнуть на ухо Эдди! - Она истерически расхохоталась. - Понимаете, что произойдет дальше, не так ли? - Вам нет нужды меня запугивать! - раздражение овладевало мной все больше.
- И все же я это делаю - на всякий случай. - Сандра почти рычала. - Так что не забывайте об этом!
- Пойду навстречу дворецкому, - в холодной ярости заявил я. - Благодарю вас за все, Сандра, особенно за оказанное доверие. Я его по-настоящему ценю! Я встретил дворецкого на полдороге, спускаясь вниз по первому коридору, и он без приключений довел меня до парадной двери. К охраннику у ворот присоединился его напарник, и оба они с очевидным интересом смотрели, как я выезжаю. Наконец один из них догадался нажать кнопку, которая управляла механизмом ворот. Я легкомысленно опустил ногу на педаль газа, все еще пылая от возмущения при мысли о том, как Сандра пыталась заткнуть мне рот при помощи шантажа, и добился того, что задние колеса потеряли контакт с мокрым снегом и закрутились со страшной скоростью. Не дожидаясь, пока ревущий мотор немного сбавит обороты, я дал задний ход. Машина яростно дернулась назад и пролетела несколько футов, пока одно из задних колес не уткнулось в припорошенную снегом кучу, после чего мотор заглох. Наступившая вдруг тишина была неожиданной - как для меня самого, так и для двух охранников, которые еще несколько секунд продолжали болтать, пока не поняли, что случилось, и не захлопнули ртов. Но я все-таки сумел кое-что услышать.
- Она здесь настоящая хозяйка, - говорил один, когда мотор уже заглох. - Попробуй сказать ему, что здесь происходит на самом деле, и на следующий день она тебя испепелит!
- Точно! - лениво отвечал другой. - Так ты говоришь, что этот придурок - наш новый коммивояжер, или все-таки имеются шансы, что Сэквилл действительно прислал его сюда...
Я снова завел мотор и осторожно выехал за ворота, от всей души пожелав себе, чтобы никогда в них больше вообще не заезжать. Проехав примерно с милю, я окончательно сбился с пути и в конце концов угодил передними колесами на дно какой-то припорошенной снегом грязной лужи. Разумеется, мне пришлось на своих двоих тащиться к ближайшему жилью, а потом долго ждать, пока парень на тракторе подъедет, чтобы вытащить мой автомобиль. К тому времени, как я снова выбрался на дорогу, мною уже была потеряна пара драгоценных часов. Так что когда стрелки часов подобрались к восьми вечера, я, наконец, вернулся в свой отель в самом центре Манхэттена.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)