Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Старый прожженный особист, мастер тайных дел имел дурную привычку говорить полушепотом и в нос, когда сообщал сверхсекретные сведения. Его кабинет, оклеенный изнутри металлизированной пленкой, и так был глухим, что терялся всякий звук, а тут еще это простуженное бухтение - Шабанов понял из всего сказанного лишь половину, однако покивал головой, расписался, где надо, и отправился на следующий инструктаж - к представителю конструктора. Тот и вовсе устроил настоящую презентацию своего детища. С кабины МИГа сняли печати, откинули колпак, и Герман, чуть нюхнув воздух, сначала подумал, что инструктор пообедал в солдатской столовой и его сейчас пучит и мучают газы.
- Как у вас самочувствие? - участливо спросил Шабанов. - Может, отложим смотрины невесты?

- "Принцессы", - с гордостью поправил инструктор. - И не отложим, а приступим немедленно.

Тогда Герман решил, что пилот, пригнавший эту машину, по дороге уделался и спрятал свои подштанники где-то в кабине - иначе что могло так вонять?
- Не обращайте внимания на запах, - догадался, в чем суть сомнений, и предупредил наперсник царственной особы. - Прибор покрыт сверху толстым слоем... специального вещества, предохраняющего внутренности от всевозможных воздействий. Одновременно это вещество является взрывчаткой.
- А похоже на... другое вещество, - не сдержался Герман. - По цвету и запаху...

- Молодой человек! - инструктор был гражданским и, верно, интеллигентным, а то бы уже наорал. - Перед вами образец... технологии будущего. Я вам авторитетно заявляю: аналогичные приборы появятся в технически развитых странах через пятнадцать - двадцать лет! "Стеле" в сравнении с этой машиной - фига в кармане. Это технологический прорыв в будущее.
- По-моему, так на днях появятся!

- Вы что, шутите?

- Да нет. Вот перегоню самолет в страну назначения - там и появится.
- Ах, вы об этом, - погрустнел представитель Главного Конструктора. - Да, мы вынуждены продавать изделие. Очень жаль, но... Иначе не сможем выпустить серию и оснастить все наши машины. За пару проданных "Принцесс" можно изготовить сотню!... А потом, продаем в Индию, нашим давним партнерам и верным друзьям...

- Все они теперь - друзья, - совсем по-стариковски проворчал Шабанов, поймав инструктора за язык: проговорился, МИГарь-то в Индию гнать! - Перепродадут в пять раз дороже, третьей стране...

- Не обижайте союзников, молодой человек, - ревниво сказал он и тут же заметил, - изделие имеет многократную степень защиты. Например, его невозможно переставить без специальных знаний из машины в машину. У каждой "Принцессы" собственная индивидуальность, адаптированная к конкретному самолету, к параметрам двигателей. Разборке тоже не подлежит... Так что не советую вам ковыряться в ней, делать попытки заглянуть внутрь.
Сама "Принцесса" размерами и формой напоминала автомобильную магнитолу, разве что грубо обмазанную чем-то наподобие сургуча, и была установлена справа под приборами, а ее "глаз" - черная трубка с рубиновой стекляшкой внутри и кабелем в металлической оплетке стояла за перекрестьем прицела, вплотную уткнувшись в лобовое стекло. С машиной ее соединяло мощное крепление и всего один круглый разъем, вероятно, питание, и во время катапультирования эта барышня отстреливалась специальными зарядами, отрывалась по живому, как хвост у ящерицы, если прищемить, и вкупе со своим пристальным "глазом", а также в компании с пилотским креслом, пилотом и НАЗом спасалась из гибнущего самолета. Несмотря на свою нежность, она выдерживала лютый мороз, высокую температуру, сильнейшие удары, воду, попадание топлива и еще черт-те что вплоть до кислотной среды, и все благодаря своей вонючей обмазке.

- У вас есть вопросы по существу? - спросил инструктор. - Спрашивайте все, что не ясно.

- По существу... Кто хват исковырял?

- Какой хват?..

- На ручке управления! Смотрите, как раз под большим пальцем! На ней что, псих летал? Нервный?

- Я не знаю, кто летал, - инструктор был слишком серьезным и упертым человеком. - Машина почти новая, ручку не меняли, вполне приличная, исправная...

- Не о том я, - Шабанов достал платок и протер пластмассу. - Ручка самолета, как ручка женщины... Люблю, когда она нежная, чистая. Кладешь на нее ладонь, трепещет от возбуждения....

Должно быть, он воспринял пилота как человека несерьезного...
Следующий инструктаж был у представителя Росвооружения - у маркитанта, как его называли в полку. Бравый, веселый майор - его бы на плакат "Дойдем до Берлина" - был краток и особенно не сосредоточивался на специфике и секретности своего товара. Они давно были на "ты", поскольку встречались часто и понимали друг друга с полуслова. За каждую доставленную по месту назначения машину пилоту полагалась премия в размере месячного заработка, и выдавали ее сразу по возвращении из командировки. На сей раз она увеличилась вдвое, и к тому же майор как бы между прочим заявил, что его фирма (так и сказал - фирма!) похлопочет о восстановлении звания. Оказывается, маркитанты теперь имели и такую возможность - в качестве оплаты за услугу увеличивать звезды на погонах. А кроме того, был обещан самый теплый прием по месту доставки товара, трехдневный отдых с экскурсиями по стране, непременными ужинами в ресторанах, обязательные экзотические подарки, памятные сувениры и какие-то непомерно огромные суточные.

В два раза толще оказалась и пластиковая папка с сопроводительной документацией на машину, прошнурованная, опечатанная и защищенная не хуже самой "Принцессы". Хранить ее полагалось как партбилет, у сердца, во внутреннем кармане комбинезона и в случае чего уничтожить в первую очередь любыми путями, лучше всего съесть. Шабанов расписался за бумаги, убрал их в свой сейф и наконец-то подался к Ужнину. Тот выложил перед ним три залепленных печатями пакета - царские грамоты, ни дать ни взять.
- Вот, - сказал. - Жду команды на вскрытие одного из них. Там маршрут движения и страна-получатель. Такого еще не бывало... Гуляй пока.
- Может, мне новоселье учинить? - посоветовался Шабанов. - Как раз майские праздники?...

- Я тебе учиню, - пригрозил командир. - Чтоб как стеклышко в любой момент...

Вечером к нему в квартиру неожиданно явился сосед снизу - Заховай. Домашний такой, в тапочках и застиранном спортивном костюме.
- Ну, как ты тут устроился? - осматривая жилище, по-свойски спросил он. - Да... Не хватает женской руки... Ты вот что... Полетишь в командировку, оставь ключи. Я своих девок пошлю, пусть обои переклеят. Все посвежее будет...

Подобного наглого вмешательства в личную жизнь он не ждал и соврал первое, что пришло в голову.

- Да я уже нанял строителей, аванс заплатил.

Придут и все сделают.

- А вот это напрасно, - отрезал особист. - Ты знаешь этих строителей? Кто они, с кем связаны?... Придут, напихают тебе закладок в стены и станут слушать. Думаешь, случайно в командирском доме квартиру дали? И еще надо мной?..

После сегодняшних инструктажей Шабанов уже ничему не удивлялся и все допускал. Тем более, логика у Заховая была складная...
- Никаких строителей. Мои девки сделают. Давай запасные ключи и дело с концом.

- Я заплачу! - нашелся Герман, отдавая ключи. И тут же решил для себя: если откажется от денег, значит это грубое, неприкрытое сватовство. Последние года три с женитьбой его бодали все, от родителей до командиров, и Шабанов к подобным уловкам давно привык и отработал манеру поведения для каждого отдельного случая.

- Разумеется, заплатишь, - просто отозвался Заховай, пряча ключи. - Нынче бесплатный сыр только в мышеловке... Знаешь, каково трех женщин содержать?
- Трех?..

- Жена тоже не работает...

- Не позавидуешь! - с удовольствием согласился Шабанов, наливая чай. - Я тут хотел новоселье устроить на праздники - Ужнин запретил...
- И правильно запретил... Ждем команды. - Заховай не комплексовал, начал молотить хлеб с колбасой, словно не из дома пришел. Вдруг его стало жаль: скорее всего, содержа трех женщин, он сам не доедал и все время чувствовал голод, даже после ужина...

Сосед дожевал последний бутерброд, обжигаясь выпил чай и загундосил:
- Ждем команды... МИД чего-то трясется насчет коридоров... В принципе на такой машине они тебе не нужны, но мало ли что, первый пробный шар... Через Монголию, сразу скажу, пойдешь темным, легко... Есть проблемы с воздушным пространством Китая... Что-то почуяли наши братья, мудрят... Будь осторожен, особенно над пустынными районами... Пустыня она и есть пустыня... Только с включенной "Принцессой". Конечно, показывать ее возможности нам не выгодно, а что делать? Надо пробовать...
- А почему бы не махнуть через Киргизию и Таджикистан? Все-таки бывшие республики. И напрямую, в обход мудрых наших братьев...
Заховай мгновенно насторожился.

- Не понял...

- Там же дырка есть. Махнуть через узкую полоску Пакистана - пять секунд...
- Куда махнуть-то?..

- В Индию.

У Шабанова было странное чувство к нему - как у ребенка к чужой кошке: хотелось и приласкать, пожалеть ее и одновременно стукнуть. Особист тяжело помолчал, глядя на пустую чашку, прогнусавил:

- Афанасий Никитин нашелся, в Индию...

- Между прочим, он мой земляк!

- Говори сразу, откуда информация?

- Из первых рук.

- Значит, представитель Главного Конструктора, - тотчас определил Заховай. - Через них все утечки... Ну как работать с такими людьми? Если не прямое предательство и измена, то обыкновенная болтовня! Распустились - дальше некуда! Языки отрежу!

- Так почему бы не через дырку? Насколько знаю, там всегда перегоняли...
- Много знаешь!.. Было, гоняли. А теперь заправок не дают, да и вообще садиться там опасно, не выпустят... Грабят же повсюду!.. Китайцы хитрят, но у них другие способы...

- Жить становится интересно, - заключил Шабанов. - Появляется возможность выбора.

- Какого выбора? - сосед заговорил не секретным тоном. - Это ты про что?
- Ну, например, выбора маршрута. Ужнин сегодня положил целых три пакета!.. А когда тебя гоняют по одному и тому же, становится тоскливо. Нет вариантов. А даже у витязя на распутье в стародавние времена их было несколько. Налево пойдешь, направо пойдешь...

Такие разговоры особист или не понимал, или они надоели ему в женском обществе.

- Начинается! - встал недовольно и подался к двери. - Выбор, варианты... Меня дома бабы забодали!.. Тебе надо сейчас о другом думать. Между прочим, и о семье тоже. Чтоб жить стало интересно без вариантов...
Наверное, в этом была своя суконная философия собственного внутреннего принуждения: взвалил на себя воз и тяни его до смерти, однако Шабанова она не прельщала.

- А в праздники сиди дома, - добавил он с порога. - Поднять могут в любой момент.

До третьего мая Герман и в самом деле просидел безвылазно, и сосед снизу тоже отлучался на час-два в штаб, и все остальное время сторожил комэска и блюл его девственность. Ночью, когда Шабанов от скуки ободрал одну комнату и пошел выносить старые обои в мусорный бак, Заховай тоже появился в тапочках и с ведром - должно быть, получил приказ до вылета исключить все контакты пилота с внешним миром. Однако третьего утром он умчался куда-то как по тревоге, и Герман немедленно оказался на улице. Мысль, конечно, была одна - заскочить на почту, где Магуль заступила на дежурство, и посмотреть на нее после письма: может, под воздействием его откровений растает, разломается эта женская восточная невозмутимость и непроницаемость, и чувства возникнут на белом, бесстрастном лице?

Самый короткий путь был через закрытый детский сад и ППН - Парк Последней Надежды за гарнизонным Домом офицеров, куда загулявшие вояки, а равно одинокие барышни ходили искать друг друга, чтобы хотя на одну ночь ощутить прикосновение счастья. Городок уже нагулялся за два дня и теперь отдыхал, несмотря на благодатную, солнечную погоду и залах зеленой жизни, с треском выдирающийся из тополевых почек. В парке было пусто и тихо, так что резкий окрик за спиной прозвучал как выстрел.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)