Скачать и читать бесплатно Мишель Брис-Маньяк
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава пятая

Не то чтобы Шейле как-то особенно нравился этот участок пляжа, завсегдатаем которого она, впрочем, стала, даже несмотря на то, что название соседствующего с ним водноспортивного клуба всегда казалось ей дурацким: "Клуб Утят". Ничего себе названьице! Но именно в этом месте, где улица Конкорд, находящаяся, само собой разумеется, в западной части Ла-Боли, выходила к морю, на пляже бывало много народу. И причем именно того народу, который больше всего интересовал Шейлу. Здесь всегда можно было кого-нибудь подцепить. А это и было ее основным занятием. Шейла не могла обходиться без мужчин. И здесь, в Ла-Боли, ее "охота" была особенно удачливой. Она сама не могла понять - почему, да и не стремилась понять. С нее достаточно было того, что это именно так, а не иначе. Подобно игрокам в рулетку, которым везет по определенным дням и при только им известной комбинации цифр, ей легче всего было "снять" клиента в районе "Клуба Утят".
Шейла вытянулась на песке во всю длину своего тренированного, несмотря на пышные формы, тела. Длинные и волнистые светло-каштановые волосы обрамляли красивое лицо, на котором тонкий нос и надбровные дуги в сочетании с изящным подбородком резко контрастировали с пухлыми губами. Глядя на них, можно было подумать, что она постоянно занимается искусственным дыханием рот в рот. Впрочем, частенько ее губам хватало работы и без этого. Ее высокая грудь, тонкая талия и пышные бедра, длинные мускулистые ноги - память о пяти годах занятий классическим танцем - будоражили воображение отдыхающих мужского пола всякий раз, как она вставала со своего матраца, чтобы немного поплавать. К тому же Шейла мастерски умела подобрать себе купальники. Очень приличные. Всегда. А когда она выходила из воды, нейлон облегал ее формы так плотно, что только слепой не смог бы оценить упругих сосков груди и пышной растительности пониже живота.
Именно выходя из воды, Шейла заметила прямо перед собой лежащего на песке мужчину атлетического сложения. Довольно редкое для Ла-Боли зрелище.
Мужчина был от природы смуглым. Сразу бросалось в глаза, что цвет его кожи ничем не обязан солнечным лучам. Кожа его имела как раз тот матовый оттенок, который Шейле больше всего нравился. И служила она, эта кожа, оболочкой для прекрасно развитых тренированных мышц мускулистых ног с четко очерченными сухожилиями, плоского живота с мощными мышцами брюшного пресса, рельефных мышц на груди и широченных плеч. Обладатель всех этих сокровищ лежал небрежно опершись на локоть, похожий на отдыхающую статую. Над лицом его тоже, казалось, поработал талантливый скульптор. Прямой нос, высокий открытый лоб, жестко очерченный подбородок... Черная кудрявая шевелюра - расческу не вогнать. Никаких признаков слащавости, вырождения...
Шейла перевела взгляд чуть пониже брюшного пресса. Плавки по последней моде, цвета морской волны, туго обтягивали его мужское богатство, которое было вполне под стать всему остальному. "Я его хочу, - подумала Шейла. - Такой редкий экземпляр нельзя упустить, даже если ради этого придется пострадать". Она долго обтиралась полотенцем, прежде чем снова растянуться на своем матраце. Она старалась не переиграть, так как знала, что самое страшное в ее деле - произвести впечатление проститутки. Приличия, прежде всего приличия - незыблемое правило выходящей на охоту за мужчинами женщины. Если, конечно, речь не идет о том, чтобы вызвать у мужчины непреодолимое желание излечить ее от этого недостатка.
***

Борис Корантэн тоже засек девицу. Он оценил ее с первого взгляда. И в главном, и в частностях. Безусловно, красива. Абсолютно и совершенно красива. И, видимо, умна. Все ее повадки подтверждали это. "Уж кто-кто, а она досконально знает ночную жизнь Ла-Боли", - решил Борис, прикидывая, как бы взглянуть поближе, не скрывает ли этот красивый загар круги под глазами от слишком частых бессонных ночей. Ему понадобилось всего пять минут, чтобы выработать план действий, в успехе которого он был полностью уверен. К тому же ему было ясно, что она только и ждет, чтобы он пошел "на абордаж".
А поскольку она сидела в гордом одиночестве, то и мудрить особенно было нечего. Он встал, взял свое полотенце, сигареты и одежду и устроился на песке в двух метрах от девушки.
- Прошу прощения, что нарушаю ваш покой, - как можно непринужденнее сказал он, - но мне кажется, что солнышко сегодня не так припекает, как вчера.
Шейла взглянула на него с неподдельной настороженностью и удивлением: она не ожидала такого необычного начала.
- Не понимаю, в чем дело, месье, - на всякий случай произнесла она таким тоном, словно ее оскорбили.
Борис улыбнулся.
- Мне ужасно не хватает человеческого тепла, - задумчиво произнес он. Она покачала головой.
- Идите тогда в "Клуб Утят", там людей - не протолкнуться. Он посмотрел в сторону клуба.
- Брр! От этого скопища веет холодом на сто метров. Корантэн еще на метр придвинул свое полотенце.
- Вот так мне уже теплее, - сказал он и рассмеялся. - Прошу прощения, но я действительно забыл поинтересоваться, одна ли вы здесь? Она попыталась напустить на себя рассерженный вид. Он скорчил гримасу.
- Вам это не к лицу, - сказал Борис. - Я, конечно, не такой уж выдающийся психолог, но, по-моему, на этом солнечном пляже вам лучше всего подходит улыбка.
Он пригладил волосы.
- Ну попробуйте хотя бы, чтобы я убедился, что не прав. Шейла засмеялась.
- Меня всегда поражает, - пробормотала она, - на какие только ухищрения вы, мужчины, готовы пойти, когда вам нужно познакомиться с девушкой!
Он изобразил смущение.
- Что, у меня так плохо получилось?
Она пожала плечами.
- Вот чего не скажешь, того не скажешь. Я еще никогда не слышала байку о нехватке человеческого тепла на залитом солнцем пляже. Борис нахмурил брови с обиженным видом.
- Вы хотите сказать, что у меня были предшественники? Мне этого ни за что не пережить.
Шейла взглядом показала на пачку сигарет.
- Дайте мне лучше сигарету, а то мои уже кончились. Он протянул ей пачку.
Десять минут спустя они уже загорали на одном матраце, лежа рядышком, как давние знакомые.

***

Великолепным вольным стилем Шейла уплыла немного вперед. Борис позволил ей себя обогнать, отметив, что она взяла курс на один из ограничивающих зону пляжа буйков. Он подплыл к ней медленным мощным брассом. Он блаженствовал: вода была необычайно теплой для Атлантики, впереди его ждала красивая, лишенная комплексов девушка. Ну что из того, что дело подвернулось такое запутанное? Успеет он еще снова заняться им сегодня же вечером.
Подплывая к буйку, Борис нисколько не удивился, заметив, что обе части ее купальника привязаны к кольцу, за которое держалась якорная цепь. Без тени смущения он добавил к ним свои плавки. - Мне это нравится, - вкрадчивым голосом произнес он, вплотную подплывая к ней.
Шейла покачивалась на волнах, лежа на спине и держась обеими руками за буй. Как только он коснулся своим животом ее живота, она раскрылась. Борис ухватился одной рукой за буй, а другой обхватил ее. Теперь только их лица выступали над поверхностью воды. Но они были уже далеко от всего, что их окружало. Метрах в двадцати от них проплыл катер с подвесным мотором. Но они не обратили на него ни малейшего внимания.
Под натиском его губ Шейла приоткрыла рот и выставила вперед язык. Он лихорадочно шарил свободной рукой по всему ее телу. Всякий раз, как он немного глубже проникал в нее, она сладострастно стонала. Они настолько слились друг с другом, что забыли обо всем и всплыли на поверхность как одно тело. Шейла вскрикнула чуть-чуть раньше его, испытав сладостное наслаждение любви.
Они разъединились и принялись плавать вокруг буйка. Борис ощутил во рту привкус океанской воды с запахом йода. Вдали виднелся пляж, на котором вопили дети, чуть поодаль торчали навесы разных клубов, виднелись дома и гостиницы. А они плавали в чем мать родила, только что насладившись любовью, и смотрели друг на друга с удивлением, всегда охватывающим людей после этого занятия. - Ты была просто изумительна, - сказал он.
Шейла засмеялась.
- Почему?
Он заколебался.
- Как будто ты сама не знаешь?
- Но все-таки?
Борис не стал скрывать своих мыслей. Было в этой девушке, которую он еще двадцать минут назад даже не знал, что-то замечательное. Шейла обладала одним уникальным качеством: мощные мышцы ее живота были на редкость тренированы.
Некое невероятное сочетание нежной плоти и тисков, которые могли раскрываться и сжиматься в полном соответствии с его движениями. А на это способны не многие женщины...
Она подплыла к нему и обвила его плечи своими руками. - Но и ты тоже был вовсе неплох, негодяй ты мой дорогой, - проворковала она.
Он нашел своими губами ее рот.
- Объясни, - выдохнул он.
Шейла принялась медленно тереться о него бедрами, то приближаясь, то удаляясь от него.
- Ты думаешь, мне действительно нужно что-то объяснять тебе? Широко взмахнув руками, она откинулась от него так резко, что выпрыгнула из воды едва не по пояс.
- Я отлично ныряю, - объявила она с изменившимся выражением лица, - и могу продержаться под водой полторы минуты.
Он протер залитые водой глаза.
- Ничего удивительного, женщины всегда превосходили в этом мужчин. Она тряхнула головой.
- Как ты думаешь, это может пригодиться?
- Думаю, может, - медленно ответил он, не зная, что она затеяла. Она нырнула, и он внутренне весь напрягся. Там, под водой, ее рот жадно овладел самой интимной частью его тела. Как раз в тот момент, когда Борис готов был потерять над собой контроль, не в силах устоять перед этой лаской, Шейла оторвалась от него и всплыла на поверхность, с ликованием глядя своими черными глазами в его черные глаза. Она несколько раз глубоко вдохнула, как это делают опытные ныряльщики, чтобы восстановить дыхание, и вновь скрылась под водой. И вновь она ласкала его. Он видел искаженное водой, будто приклеившееся к нему лицо. Оно то приближалось, то отодвигалось, и это заставляло его трепетать от наслаждения, несмотря на солнце, припекавшее голову. Он сдался во время ее пятого погружения. Потом они снова плавали кругами, довольные друг другом.
- Тебя в заурядности не упрекнешь, - признал он.
- Тебя тоже, - весело засмеялась она.
- Это почему же?
Она потянулась в воде, словно в мягкой постели.
- Обычно мужчины ведут себя так, словно их парализует. Борис подплыл и ласково потрепал ее мокрые волосы. - Идиоты, - сказал он, - они и не подозревают, какого удовольствия сами себя лишают.
- Идиоты, - в тон ему повторила она.
Она ухватилась за буй, отвязала и натянула на себя свой купальник. Он поддерживал ее на поверхности, а затем и сам надел плавки. Неторопливо плывя рядышком, они направились к берегу. Глядя на них, можно было подумать, что парочка спортсменов проплывает положенную им норму, чтобы не потерять надлежащую форму.

***

Шейла пальцем вытерла блестевшие на носу Бориса капельки пота. - Ты сегодня вечером что делаешь? Мне бы хотелось снова встретиться с тобой.
Он посмотрел на ее рот, который совсем недавно доставил ему такое наслаждение.
- Пойду в казино.
Шейла подскочила.
- Ты что, играешь?
Он с сомнением пожал плечами.
- Возможно. Это зависит...
- От чего?
- От желания.
Она прижалась к нему в песке.
- А если обратить твое желание на меня?
Борис положил руку ей на бедро.
- Ты что, тоже могла бы пойти в казино?
Шейла приподнялась на локтях.
- Я туда хожу каждый вечер.
- Ты играешь?
Она рассмеялась.
- Да, но только в другие игры.
Борис принялся рисовать на песке.
- Понимаю...
Она поспешно его перебила:
- Сегодня вечером мы идем туда вдвоем, так что это совсем другое дело. - Шейла потупилась. - К тому же я ведь уже нашла. - Кого нашла? Простофилю? - рассмеялся он.
Шейла так резко села, что у нее едва не выскочила из лифчика грудь. - По-моему, ты похож на кого угодно, только не на простофилю, - возразила она.
- Пустые слова, - сказал Борис с видом человека, не питающего никаких иллюзий.
Шейла обиженно отодвинулась от него.
- Послушай, давай не будем переходить к оскорблениям! Он протянул ей сигарет.
- Вот видишь, я даже не знаю твоего имени, а ты моего, а мы уже готовы начать первую семейную ссору.
Она натянуто улыбнулась. Тем не менее они представились друг другу. Коротко, без излишних комментариев. Для них важнее было нечто иное - то физическое согласие, которое они испытали.
Солнце садилось, поднимающийся к вечеру ветерок начал задирать углы полотенец и хлопать тентами стоявших на пляже зонтов. Шейла поежилась и набросила на плечи белую просторную блузку с каемками из плетеной тесьмы.
- Ну что, встретимся в одиннадцать у входа? - спросила она, вставая с песка.
Борис утвердительно кивнул и в свою очередь вскочил на ноги. - Спасибо, - сказал он, когда они закончили одеваться. - Ты действительно потрясающе сильна в любви.
Она осмотрела его с головы до пят.
- Думаю, этот комплимент многого стоит. На мой взгляд, ты тоже далеко не новичок в этом деле.
Борис обнял ее за талию, и они пошли к приморскому бульвару. - Ты действительно классная любовница, это все, что я могу сказать, - повторил он. - То есть я хочу сказать, что с удовольствием все повторил бы сначала.
Шейла поправила просохшие волосы.
- Пусть последнее слово останется за тобой.
Она заколебалась.
- А, да ладно, без толку все это.
- Что ты хотела сказать?
Она прильнула к нему.
- Просто женская глупость. Захотелось узнать, кто ты, чем занимаешься. Я ведь знаю лишь, как тебя зовут.
- А ты мне разве сказала, чем занимаешься?
Шейла остановилась, пристально посмотрела на него. - Ты прав. Когда ты в отпуске, все эти подробности ни к чему. Она пошла по песку, словно приплясывая в своих веревочных . Сандалиях.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)