Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Г Л А В А 5

Наши совместные рассуждения зашли в тупик: Тролль категорически возражал против открытого посещения Ады Карас (предложение Малышки), а мне не улыбалось таскаться за женой банкира часами по раскаленной Барселоне. Поэтому я решил вообще ничего пока не предпринимать, познакомился с Гойей и Аськой, а затем два дня валялся на пляже, оснащенный "вокманом". Без особого успеха пытался собраться с мыслями. Несравненная музыка Элтона Джона и голые титьки курортниц не очень-то стимулировали работу ума, и даже наоборот - способствовали разгулу мечтаний. Перед глазами постоянно возникали живописные картины спасения красавицы Симы витязем Крайским. В холле гостиницы как-то промелькнула Варвара на своих идиотских роликах. К счастью, господин Галаган меня первое время не тревожил. Видимо, не с руки ему было, поскольку все телефоны в нашем посольстве прослушивались. Или он боялся, что они по-прежнему прослушиваются.
Нужно сказать, что эти то ли голландки, то ли грузинки, которые положили на меня взгляд еще в момент моего появления в "Вавилоне любви", практически не давали мне прохода. Очевидно, в угоду законам литературы, в которую они так стремились попасть (имеется в виду мой будущий роман), одна из них была брюнеткой, а другая - блондинкой. Наконец, они разыскали меня на пляже, когда я, от нечего делать зарывшись в песок по шею, лениво переругивался с Троллем. Тролль делал отчаянную попытку заставить меня подвергнуть слежке банкирский дом Караса.
Обнаружила меня блондинка в панамке, которая тут же принялась размахивать руками и кричать дурным голосом, привлекая внимание подруги. Та бросилась в нашу сторону со всех ног, тряся грудью. Она развила такую скорость, что сбила шляпу с разомлевшего в шезлонге гиппопотамообразного мужчины, а затем с видимым усилием затормозила у моей головы, чуть было не наступив на нее. Я смотрел на них, словно закопанный в песок Саид на Федора Сухова. - Инглыш? Франсэ? Дойч? - быстро проговорила брюнетка. - Русский, - хмуро произнес я.
- О, но! - воскликнули обе в отчаянии.
Потом я сдуру ляпнул, что понимаю и немецкий, и английский тоже, если им так угодно, после чего брюнетка сказала: О\'кэй, а блондинка: Яволь. В результате выяснилось, что они обе - норвежки.
- Вы уже подыскали здесь кого-нибудь? - поинтересовалась брюнетка. - В каком смысле? - не понял я.
- Только не стройте из себя недотрогу!
- Все же в английском, видимо, я недостаточно силен, - вынужден был признать я. - Давайте попробуем по-немецки.
Тогда вперед выступила блондинка.
- Как вы относитесь к лямур ля труа? - поинтересовалась она. - Это по-немецки или по-французски? - уточнил я, чтобы хоть как-то выиграть время.
- А вы - шутник.
Вообще-то, они были ничего себе - стройные. И возраст еще далеко не бальзаковский. Если бы не та фотография и не Аська... - К лямур ля труа?... - повторил я задумчиво.
- По-моему, он покраснел, - проговорила брюнетка.
Еще не хватало, чтобы они меня приняли за чистоплюя! - Солнце жжет - вот и покраснел.
- Бедняжка!
Блондинка сняла с себя панамку и набросила ее мне на голову. - Вы в каком номере остановились?
Я сказал.
- А почему вечерами не бываете на террасе?
- Да все как-то не складывалось...
- Вечером мы к вам заявимся, - безапелляционно заявила брюнетка. - Ее зовут Соней, а меня - Лив.
Они повернулись и пошли, изящно ступая по песку. На них, как и в прошлый раз, были лишь узкие плавки: со стороны попы - чистая веревочка. - Ну, что скажешь? - насмешливо обратился ко мне Тролль. - Неплохие задницы, - неопределенно пробормотал я. - Поживем - увидим. Ты ведь знаешь, я не ханжа... Но после фотографии и Аськи... - Хорошо, что Малышка осталась в номере, - гнусавым голосом проговорил он. Делал вид, что его это по-прежнему заботит.
Я выбрался из песка, извлек из сумки крем против солнечных ожогов и протянул ему.
- Разотри-ка мне спинку.
- Совсем свихнулся на сексуальной почве! - возмутился Тролль. - Как я тебе разотру спинку? Я же фантом!!!

Подойдя к "Гамбургерам и сосискам", я увидел, как из дверей пулей вылетела Аська и умчалась в сторону соседнего ресторана.
- Что это с ней? - поинтересовался я у Гойи.
Тот сидел за стойкой, нахлобучив на нос очки, и читал газету. - А, - махнул он рукой, - что-то с желудком. У тебя новая панама? - Сувенир... Странно у вас тут курортники ведут себя. - Ты о чем?
- Ну, как бы это сказать... Словно каждому вкололи в задницу добрую порцию конского возбудителя.
Он смял газету и с интересом уставился на меня.
- Одним словом, больно уж они сексуально озабоченные. - А ты в какой гостинице остановился?
- В "Вавилоне любви".
- Ха, - воскликнул Гойя. - Поздравляю! И как ты туда попал? - Чисто случайно, шел по улице...
- Невероятно! Знаешь, что это за отель? Туда специально трахаться приезжают - любители свободной любви. Сегодня Пит трахается с Мэри, а Бил с Сандрой, а назавтра наоборот. А на третий день, может, и Пит с Билом побалуются, бывает и такое.
Я остолбенел. Глядя на меня, он расхохотался.
- Не стоит расстраиваться, в жизни случаются вещи и похуже. Нельзя сказать, чтобы я уж очень расстроился, просто для меня это было неожиданностью. Но потом я рассмеялся вместе с Гойей. - Только не говорите Аське, - попросил я.
- Заметано. Что будешь пить?
Он ждал ответа.
- А чем Аська отравилась?
- Думаю, мороженного переела.
- Тогда "Голубую лагуну".
- Ну ты и тип, - проговорил он. - Может кебаб?
- Ни в коем случае!
- Ладно.
Он подал мне коктейль и вновь уткнулся в газету.
- То-то я смотрю, что там на каждом шагу автоматы с презервативами, - подал я голос.
Гойя не ответил.
Я принялся обдумывать услышанное. Варвара приехала сюда по зову человека, чье тело "жаждет" именно ее. И вдруг свободная любовь! Сегодня - с Питом, завтра - с Билом... Что-то здесь не совсем вяжется.
- Интересно, интересно, - проговорил между тем Гойя. - Новые сведения о девушке, которую зарезали в Аквапарке. Оказывается, она была русской. - Где зарезали девушку? - переспросил я, затаив дыхание. - А ты еще не слышал? Тут, у нас в Лорет. На вот, погляди. Он протянул газетную полосу с большой фотографией девушки. Рядом была вторая, поменьше, на которой она распласталась возле бассейна с застывшим взглядом. Нет, не Сима. У меня отлегло от сердца.
- На первой фотографии она еще вроде живая, - заметил я. - Это с паспорта, который нашли у нее в сумочке. Паспорт, между прочим, немецкий. Выдан на имя некой Эльзы Кук. Но когда начали разбираться, выяснилось, что документ этот настоящей Эльзой Кук уже давно утерян, о чем своевременно сделано заявление в полиции. А фотография - та, которую ты видишь, вклеена совсем недавно.
- Но почему решили, что она была русской? Объявились знакомые или родственники?
- Никто не объявился, хотя знакомых или родственников усиленно ищут. Просто у нее в сумочке обнаружили записку с перечнем продуктов, которые она, видимо, должна была купить. Написана на русском языке. Конечно, это еще ничего не доказывает, но выдвинуто предположение, что она русская. Там внизу - фотография записки.
Я принялся читать: "Булочки, масло, креветки, сыр, соль, сметана, помидоры, огурцы, зеленый лук, салат, редиска". Странный почерк... К тому же что-то меня в этом списке смущало, что-то настораживало.
- М-да, - сказал я глубокомысленно и вернул газету.
- Вот тебе и сюжет для романа.
- Я ведь уже говорил, что пишу только о том, к чему имею непосредственное отношение.
- Фантазии маловато?
- Не в этом дело. Я ведь в первую очередь не писатель, а частный детектив. Назвал себя детективом, и тут же осенило: соль! В этом списке меня смущает соль!
- В статье ничего не говорится о ходе расследования? - взволнованно поинтересовался я.
- Кое что есть. Хотя похоже, что следствие зашло в тупик. На первом этапе наиболее важным было определить личность убитой. А сделать этого не смогли.
- Продавцов опрашивали в местных продовольственных магазинах? Никто ее не опознал?
- Опрашивали, но никто не опознал. Да и не мудрено: в городе десятки тысяч отдыхающих. А ты задаешь неглупые вопросы. - Он иронически улыбнулся. - Пошел ты!
Я допил коктейль и встал.
- Асе привет. Что-то она там засиделась.
- А у нее в ресторане подружка работает. Кармен.
- Привет ей.
Я вышел на улицу. Но тут же вернулся обратно.
- Как, говоришь, называется газета? - Ткнул пальцем в ворох разбросанных по стойке листов.
- "Каррера делла Серра".
- Очень занятно.
- Еще бы! У нас ведь тут не каждый день девушек убивают. Особенно при столь таинственных обстоятельствах.

Бык Крайский настороженно повел шеей. Перед его взором вновь возник кусок красной тряпки, на котором была вышита статья из газеты "Каррера делла Серра". Один из пикадоров выехал на арену с коктейлем "Голубая лагуна" наперевес и ловко воткнул его в кинувшегося на него детектива. Бык Крайский ошалел от удара. Пикадор обнажил денер-кебаб и поставил свою лошадь таким образом, чтобы ему удобнее было поразить врага. Однако на сей раз Быку Крайскому удалось увернуться...

В ближайшем киоске я приобрел нужный номер газеты и поспешил в гостиницу. Ножницами вырезал фотографию с запиской, пресек в зародыше расспросы Тролля и отправился к портье.
- Могу я послать факс?
Мой взгляд остановился на кончике галстука, потом по этому галстуку добрался до подбородка, после чего, наконец, достиг лица. У парня было минимум два метра росту. Я мысленно окрестил его Циркулем. - Разумеется, сэр.
"Сэр" он добавил, очевидно, потому, что я обратился к нему по-английски. - Сюда, пожалуйста.
Я увидел дверь, посреди которой красовался огромный восклицательный знак. Знак выглядел весьма зловеще, и я с опаской заглянул внутрь. Комната, как комната: несколько компьютеров и телефон с факсом. Сидящая за одним из столов девушка оторвала взгляд от монитора и улыбнулась. - Мне нужно послать факс.
- Конечно-конечно. Какой у вас номер?
Я показал ей ключ с биркой. Она сделала отметку в журнале. - А у вас здесь строго, - заметил я.
- Ничего подобного, просто плата за пользование факсом войдет в общий счет.
Она подвела меня к аппарату.
- Сначала нужно нажать здесь, потом набрать номер, а потом - эту круглую кнопочку, на которой написано "Старт".
- Понятно.
Она отвернулась.
Я приписал к вырезанной записке несколько слов от себя, сунул ее в аппарат и набрал номер Лили. Валики аппарата завертелись. Соль! Неужели мое подозрение подтвердится?!

- Пока ничего не хочу объяснять! - отрезал я. - Подождем ответа. Тролль бегал по комнате, отчаянно жестикулируя.
- И это называется, мы работаем в одной команде?! Ты можешь по крайней мере намекнуть, на какой именно вопрос ждешь ответа?
- Отстань!
- Нет! Это ни в какие ворота не лезет!
- Неужели ты не видишь, что он нервничает, - вступилась, как обычно, за меня Малышка. - Он весь в ожидании. А тут еще ты.
Она поцеловала меня в щеку.
Я вспомнил, что еще не подготовлена почва для прихода норвежек. - Сегодня может кое-что случиться, Малышка, - сообщил я, - но ты должна знать, что это ровным счетом ничего не значит.
- О чем это ты? - тут же вмешался Тролль.
- Я не с тобой разговариваю.
Малышка притихла.
- Тебе ничего не угрожает? - испуганно спросила она. - Нет, тут другое... Видишь ли, иной раз так складываются обстоятельства, когда приходится жертвовать собой не только в прямом, но и в переносном смысле... Отдать тело на растерзание, это ведь еще не означает предать. - Ага, ожидается нашествие развратных женщин! - догадался Тролль. - Мерзкое ты создание.
- Я - это ведь тоже ты.
Действительно. Я прикусил язык. Иногда я об этом напрочь забываю. - Миша, что он сказал? - жалобно поинтересовалась Малышка. - Поживем - увидим. Может быть еще ничего и не произойдет...
Конечно, в жизни иной раз случается совсем не так, как ожидаешь - спору нет. Вполне могло бы и не произойти. Но произошло.
Когда наступили сумерки, я отправился за шампанским. "Вавилон любви" пробуждался. Теперь я на все здесь смотрел другими глазами: и на развешанные повсюду картины откровенно эротического характера, и на обнаженные до предела тела, и на разбросанные по журнальным столикам брошюры о важности предохранения и о СПИДе...
На террасе уже было людно. Если я правильно понял, здесь происходило что-то вроде смотрин. Люди сидели за столиками, поглощали коктейли и бесцеремонно пялились друг на друга. Некоторые прогуливались вдоль освещенного разноцветными прожекторами бассейна, на поверхности которого плавали надувные шары.
Время от времени кто-то к кому-то приближался и происходили переговоры, сопровождаемые бесстыдными ухмылками.
- Вы заняты? - спросила меня рыжеволосая девчонка, совсем еще молоденькая. Она немного стеснялась, но такой похотливой улыбки я еще никогда не встречал.
- Увы, - с сожалением отозвался я.
Она обиженно поджала губы. Конечно, если бы не та фотография, не Аська и не норвежки...
Меня начала подогревать окружающая действительность. Соня и Лив словно сквозь землю провалились. Я вернулся в номер. Очевидно, Тролль рассказал Малышке о происшедшем на пляже, поскольку в комнате ее уже не было.
- Ублюдок, - бросил я ему.
- Я - это ведь тоже ты.
- Знаю. - Мой голос прозвучал вызывающе.
- Ах, - осклабился он, - у нас приступ самокритики!
- Только глядя на тебя, я начинаю понимать, насколько я омерзителен, - объяснил я ему.
Тролль собрался было ответить, но в этот момент раздался стук в дверь. - Должен же был кто-то тебе открыть на правду глаза, - все же проговорил Тролль и отвесил глубокий поклон. - Наконец-то мои заслуги оценены по достоинству.
- Пшел вон, - сказал я ему.
Это были Лив и Соня. Сверх ожидания они оказались облачены в массу замысловатых одежек: легких, полупрозрачных. Они дышали свежестью. Они улыбались.
Не такая уж плохая гостиница, доложу я вам.
- По какому поводу маскарад? - поинтересовался я.
Честно говоря, я был уверен, что они заявятся в своих традиционных плавках.
- Совсем еще зеленый, - проговорила Лив и расхохоталась. - И вовсе необязательно, - возразила Соня. - Возможно, в России другие представления об эротике.
- Или у него просто фантазии маловато, - подхватила Лив. Я вспомнил Гойю. Далась им моя фантазия.
- Сначала Соня разденется перед тобой, - принялась объяснять Лив. - Она делает это бесподобно. А потом ты разденешь меня.
Соня извлекла из своего капрона аудио-кассету и вставила во вмонтированный в стену магнитофон.
- Ш-ш-ш а!!! - произнес прерывистый женский голос под звуки электросаксофона. - Ш-ш-ш а!!!
Легкий платочек соскользнул с Сониной шеи и плавно опустился на ковер...
В клубке из слегка вздрагивающих обнаженных тел на кровати мое было, кажется, средним. Хотя с уверенностью этого не мог бы сказать никто. - Мы тебе нравимся? - поинтересовалась Соня.
- Да, конечно, - отозвался я.
- Повторим еще раз?
- Почему бы и нет?
- Налей шампанского.
Не без труда я добрался до журнального столика и наполнил бокалы. Лив спала. Я слегка наклонил один из бокалов над ее животом, и тонкая струйка потекла на пупок. Она проснулась и рассмеялась. - Вы мне очень нравитесь, - повторил я. - Но мне понравилась еще одна женщина. Может быть поможете ее разыскать?
- О, какая любвеобильность! - воскликнула Лив.
- Никому не отдадим нашего пухленького мальчика, - добавила Соня. - Помните тот день, когда я приехал? Когда вы первый раз меня увидели? - Еще бы! Такое не забывается.
- В тот момент с портье разговаривала одна женщина. - Мы ведь смотрели на тебя, дорогой.
Пришлось описать им Варвару как можно более подробно. - Послушай, здесь столько баб, - проговорила Лив.
- Неужели тебе могла понравиться женщина с такой фигурой? - удивилась Соня. - Видишь, я была права, когда говорила, что в России, очевидно, другие представления об эротике.
- Она была на роликах, - заметил я.
- Ах, вон в чем дело! Мы тоже умеем кататься на роликах. Я приуныл.
- Лив, одевайся, - решительно сказала Соня. - Нельзя оставлять друга в беде.
Потом они схватили меня под руки и уволокли к лифту. Мы спустились к портье.
Циркуль стоял в одиночестве за стойкой, всеми позабытый в этот час, и ковырял ручкой в носу. Норвежки сходу взяли его в оборот. - В нашем отеле живут русские женщины?
Циркуль попытался собраться с мыслями:
- Во всяком случае, не так много. Но если ему обязательно нужна русская, на панели их хватает.
- А где у вас в городе панель? - заинтересовалась Лив. - На этот вопрос я не могу ответить.
- Она у вас что, засекреченная?
Циркуль глупо улыбнулся и развел руками.
- Ему нужна определенная русская женщина. У него странный вкус, - заметила Соня.
Я снова принялся описывать внешность дочери чрезвычайного и полномочного. Циркуль напрягся:
- Не могу вспомнить.
- По-моему, ее зовут Варвара.
В его глазах мелькнула тревога. Он испытывающе посмотрел на меня, потом фальшиво рассмеялся.
- Вынужден вас разочаровать, молодой человек, - сказал он. - Та женщина, о которой, очевидно, идет речь, не отдыхает в "Вавилоне любви". Она - совладелица отеля.
Лив присвистнула. Я стоял, словно громом пораженный. - Ничего страшного, - попыталась успокоить меня Соня. - Попробуй за ней приударить. Может, у тебя и получится.
- Госпожа Варвара замужем, - проговорил Циркуль. - И муж госпожи Варвары тоже находится здесь.
- И он тоже совладелец отеля? - подала голос Лив.
- Совершенно верно.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)