Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


5. С ГАРАНТИЕЙ И БЕЗ

Появление комиссара в управлении в столь неурочный час вызвало искреннее недоумение, если не сказать - переполох. В синем сигарном дыму комнаты дежурного молоденький инспектор быстро и ловко смахнул с пульта четырехгранную бутылку. Гард видел это через открытую дверь, автоматически отметил про себя - джин "бифитер", но не остановился, прошел по длинному коридору дальше и исчез за дверью с табличкой ЦИЦ. ЦИЦ - Центральный информационный центр, был давней и мучительной заботой комиссара. Гард понимал, что прежнее архивное хозяйство - именная, предметная, хронологическая и дактилоскопическая картотеки, - все это уже не архивы, а архаизмы, девятнадцатый век, и надо все это сажать на прочный электронный фундамент. Но денег на подобные переустройства давали катастрофически мало, и потому все растянулось на годы. Самое же неприятное заключалось в том, что большинство коллег Гарда не желало учиться обращению со всей этой, в общем-то довольно глупой, как им казалось, электроникой и ворчало, что все-де перемешалось, и что теперь лежит в машине, а что в старых карточках архива, никому не известно. Впрочем, все и на самом деле было здорово перемешано, но лично Гард знал, что и где надо искать.
И он довольно быстро нашел то, что хотел найти.
Бесстрастный телекс равнодушно отстучал ему список канувших в небытие гангстеров Фреза и Гауснера. Ровный строй из девятнадцати фамилий некогда "активных штыков" стоял на плацу длинной голубоватой бумажной ленты по стойке "смирно". Аль Почино, девятнадцатый, был замыкающим. Гард присел на высокий вертящийся табурет и закурил, хотя в ЦИЦе курить запрещалось. Итак, девятнадцать "чистеньких". Ушли бесследно, не оставив ни слюны на конверте с последней запиской, ни красного пятнышка крови на паркетном полу, ни машины, развороченной пластиковой бомбой, подложенной под переднее сиденье. Ушли, не распорядившись своей движимостью и недвижимостью, не предупредив консьержек и любовниц, да что там любовниц, - один даже оставил без присмотра любимого той-терьера! А самое главное, все девятнадцать покинули этот мир без объявлений в газетах и, что уж совсем неприлично, без похорон.
Кстати, когда же они покинули сей мир?
Гард сел за пульт и поиграл кнопками. Теперь перед ним лежала та же колонка, но уже с датами, судя по которым Господь Бог прибрал девятнадцать своих не самых покорных сынов в течение последних трех лет. Так. Хорошо. Прежде всего, решил Гард, не будем сваливать их в одну кучу с действительно погибшими в междоусобных войнах. Кроме того, для очистки совести проиграем эти фамилии по реестру чудаков, которые возятся с самоубийцами. Какой у них код? Черт побери, он забыл даже названия этих бюро! Ах да, "Душа в душу" и "Не торопись!". Отлично. Входящий номер 37-01-16-54. Так. Теперь наложим на всю группу из девятнадцати человек... Уже по однообразному стуку телекса, не глядя на ленту, Гард понял, что пошли одни нули. Все девятнадцать не звонили этим умничающим идиоткам из "Душа в душу" и "Не торопись!", - собственно, Гард был в этом уверен сразу. Представить себе, что девятнадцать головорезов ищут поддержки у бледных и заплаканных старых дев душеспасительных контор, он не мог, хотя "Не торопись!" часто публиковала в религиозных газетенках сопливые репортажи о том, скольких потенциальных самоубийц спасли они от гибели патетикой телефонных увещеваний и письмами, так закапанными слезами, что непонятно было, как их только сумели прочитать клиенты-неврастеники. Нет, следов девятнадцати здесь не найти.
А может быть, "Фирма Приключений"?
Гард давно уже собирался разобраться с деятельностью странной организации, созданной не так давно и призванной развлекать богатых бездельников. Комиссар никогда не сталкивался в своей работе с этой фирмой, но слышал о ней много интересного. Помнил он и шумную телевизионную дискуссию, в которой известный врач-философ Коппи ставил под сомнение саму целесообразность существования этой организации, поскольку любители острых ощущений доигрывались до того, что действительно отправлялись на тот свет - не без помощи фирмы.
Не вникая в тонкости, связанные с деятельностью странной организации, комиссар Гард интуитивно чувствовал, что это - темная контора. Широкие международные связи, с одной стороны, и фактическая бесконтрольность - с другой, делали ее в глазах Гарда заведомо подозрительной. Конечно, кто ее знает, может быть, вся эта лавочка была удобна для управления разведки, но... Тут, как говорится, Гард умывал руки: зачем соваться в чужие дела, когда так много своих?
Впрочем, на сегодня хватит. Сунув в карман отпечатанные телексом справки, Гард собрался домой, но вспомнил о Фреде Честере. Боже, с этими дурацкими государственными делами можно утратить главное, что делает человека человеком: обязанности и долг перед друзьями! Как зовут эту прекрасную даму из "Вечернего звона", жену Орвана-верблюда? Дай Бог памяти... Гриппски! Аделаида Гриппски по прозвищу Идка-вонючка, она же Скунсиха! Превосходно. Не откладывая дела в долгий ящик, Гард сделал необходимый кнопочный набор, и ровно через десять секунд, покопавшись в своей бездонной памяти, компьютер выдал ответ. "Аделаида К.Гриппски, по мужу Орван, 1955 года рождения, дважды судима за мошенничество, профессия - прочерк, трижды замужем, детей нет, политических убеждений не имеет, особые приметы: любит красную икру, от черной - аллергия..." "Какой идиот, - подумал Гард, - закладывал в компьютер эту программу?" Теперь заглянем в подробную разверстку и расшифровку дел Вонючки. Ну и следователи, ну и кретины!.. Да эту Скунсиху можно было... стоп. Достаточно, и даже сверх того. Между прочим, надо отметить, что Честер проявил излишнюю щепетильность, за три минувших дня ни разу не позвонив Гарду и не напомнив о своих бедах. Но хорош и Гард, если без напоминания может забыть о лучшем друге...
Через минуту, соединившись по телефону с банком Серпино, Гард услышал в трубке голос старого товарища. Выслушав все, что касалось Аделаиды Гриппски, Клод почмокал губами и сказал:
- Дэвид, а что я, собственно, могу сделать?
- Ничего не знаю, дорогой, кроме единственного: ты расписал операцию и я свою часть дела сделал.
- Так ты предлагаешь мне то, от чего сам отказался? Шантажировать маэстро Орвана и его супругу?
- Не формулируй круто, Клод, я тоже умею формулировать. Посоветуйся с Рольфом, возможно, одного разговора с супругами будет достаточно, чтобы препятствия на пути у Фреда сами собой устранились. В конце концов, сведения, которые я тебе дал, чистая правда, а не клевета... Не дошедшая, кстати сказать, до прессы.
- Но это лучше получится у Карела.
- Нас кто-нибудь подслушивает, Клод?
- С чего ты взял?
- Тогда не строй из себя оскорбленную невинность. Хочешь, я скажу тебе, кого из конкурентов твой банк слопал с потрохами за одну только эту неделю, не оставив семьям даже ста кларков на поминки? И вообще, уважаемый "таксист", не первейшая ли забота водителя доставить клиента к месту в целости и сохранности?
- Ладно, Гард, я подумаю... И все же, почему бы не поговорить с ними тебе?
- Я представитель власти, Клод, а ты можешь говорить с частными лицами как частное лицо. Советую в разговоре с Орваном нажимать на то, что его супруга обожает красную икру...
- Иди к черту.
- Не возражаю. Привет жене!
Вернувшись домой. Гард решил на всякий случай позвонить на "Фирму Приключений", хотя прекрасно понимал, что по телефону ни одна уважающая себя организация ни одной мало-мальски серьезной справки не даст. Однако даже в этом убедиться было бы интересно, чтобы выработать какую-то программу действий.
- Добрый день, - сказал Гард в ответ на вежливое женское "Алло!". - Вас беспокоит комиссар полиции Гард, - начал он ленивым тоном человека, заранее уверенного в неудаче. - Я хотел бы получить одну справку и был бы признателен вам, если бы...
- Да-да, пожалуйста! - в голосе девушки слышалась приветливая готовность хорошо вымуштрованной секретарши. - Что вас интересует? - Не было ли за последние полгода в списках ваших клиентов мистера Аль Почино?
- Одну минуточку... Как вы говорите? Почико?
- Почино, - поправил Гард, - Аль Почино.
- Почино... - протяжно запела секретарша. - Почи... но... Да! Вот он, господин комиссар...
- Гард.
- Извините, комиссар Гард. У нас, к сожалению, такой клиент был, - услышал Гард обескураживающий своей простотой ответ. - Почему "к сожалению"? - Комиссар цепко ухватился за это слово. - Видите ли, мистер Аль Почино купил себе приключение без гарантии и погиб, - ответила девушка с той же подкупающей бесхитростностью. - Простите, что значит "без гарантии"? - не понял Гард. - Это означает, что фирма не гарантирует сохранение жизни клиента при осуществлении купленного им приключения. - Видно было, что она выучила эту фразу по инструкции.
- Благодарю вас... Да, когда это случилось?
- Секунду... Три дня назад, семнадцатого августа. Благодарю вас за внимание.
И аппарат дал отбой.
Гард задумался, и было над чем. Выходит дело, люди исчезали, исчезали, если можно так выразиться, фундаментально, то есть без следов, без писем и завещаний, исчезали так, что даже полиция не могла найти их след. Но стоило позвонить по телефону, и какая-то курица невинным голосом сообщает вещи столь удивительные, что хочется ущипнуть себя: не сон ли это? "Без гарантии"! - как вам это нравится?! А он тормошит досье, гоняет в ЦИЦе компьютер, ворошит горы карточек, когда так все просто и элементарно: "без гарантии", семнадцатого августа!
Гард быстро набрал тот же номер.
- Извините, - почему-то весело произнес он. - Это опять Гард. У нас нет под рукой подходящих справочников. Не смогли бы вы сказать, когда основана ваша фирма?
- О да, конечно! "Фирма Приключений" работает уже три с половиной года, - с той же предельной готовностью сообщила девушка. - Большое спасибо.
Так. Фирма рождена три с половиной года назад, а девятнадцать человек исчезли бесследно именно за этот период! О нет, связь тут, разумеется, эфемерна, но не сопоставить такие факты настоящий сыщик не может. А что, если взять сейчас да и вновь позвонить девице, продиктовать ей все девятнадцать фамилий гангстеров и, что называется, не отходя от кассы, получить желаемый ответ?!
Спокойно, надо вспомнить слова великого и незабвенного учителя Альфреда-дав-Купера, говорившего, что "торопиться необходимо только тогда, когда нельзя медлить". Чего спешить? Тем более что Гард в принципе не знал, что делать потом, как идти дальше, и даже сам себе не мог объяснить, что он надеется найти в конце этого пути. Интуиция, или как там называть всю эту психологическую туманность, короче говоря, чутье подсказывало комиссару, и даже не просто подсказывало, а подсознательно, но властно требовало от него: копай здесь! В эти блаженные минуты наития он уже не думал собственно о несчастном антикваре Мишеле Пикколи и магните, - главная причина поиска как бы растворилась, четкие контуры конкретного преступления расплылись, зато ясно образовали логическую цепь, в начале которой был антиквар Пикколи, а в конце - но в конце ли? не потянется ли цепь дальше? - "Фирма Приключений". Гард почти физически ощущал присутствие рядом чего-то несравненно большего, чем "простое" убийство и ограбление антиквара. Этот туманный, неясный, предполагаемый мир был куда более важным, более страшным и глубоким, чем рядовое дело Мишеля Пикколи, несмотря на всю его занимательность для криминалиста. Причем электромагнитная установка, которую вряд ли могли создать и пустить в дело обыкновенные гангстеры, добавляла этому предполагаемому миру зловещую окраску, увеличивая его масштабы до...
В общем, все это чертовски трудно было не только объяснить, но даже додумать. В мозгу комиссара шумела, кричала, горланила целая орава мыслей, и он просто ждал, когда она сама по себе несколько утихомирится, чтобы мозг его начал спокойно действовать.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)