Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


5. Следствие

Я поднялся к себе и позвонил из комнаты сестры на Петровку, 38. - У телефона Стрельцов.
Еще один знакомый у меня в Наркомате внутренних дел. - Беспокоит вас, если помните, журналист Вадим Глотов... Я вам сигнализировал о подозрительных личностях в бомбоубежище на Кировской улице. Вы обещали их найти, если они вам попадутся. - К сожалению, должен вас огорчить. Пока они еще не попались. - А теперь я звоню, чтобы вас огорчить еще одним делом. Сейчас я нашел у себя в подъезде труп жильца нашей квартиры капитана Березина. Застрелен. - Ваш адрес? - мгновенно спросил Стрельцов.
Я рассказал.
Кто-то тихонько постучал в дверь костяшками пальцев. - Открыто! - крикнул я.
Дверь скрипнула, и в комнату заглянул Клячкин.
- Я тоже видел его, - проговорил он шепотом. - И это я положил его на спину. У него сквозная рана в области сердца. Так, кажется, говорят медики? - А почему вы тут же не сообщили в угрозыск? - спросил я. - И как давно это было?
- Телефон в коридоре не работает, а березинская комната была уже заперта, - объяснил он. - Спустился вниз потому, что не мог заснуть после этой тревоги. Тут-то я его и нашел. Не понимаю, почему его убили. Хочу с вами посоветоваться...
- О чем?
- Приедет милиционер из уголовного розыска, будет допрашивать. Так ведь он и нас может заподозрить. Ведь капитан с чемоданом ушел, а чемодана рядом и не было.
- Откуда вам это известно?
- Так я же с ним и прощался. Через час после тревоги. В подъезде его, должно быть, и хлопнули.
- Вы никого не видели на лестнице?
- Никого.
- И выстрела не слыхали?
- Нет. Что же мне говорить следователю?
- Правду. Все как было, так и рассказывайте.
Клячкин ушел и минут через десять вернулся вместе с сотрудником уголовного розыска. Только лет на десять старше меня, но уже светится лысинка. Одет по форме. Аккуратист. Почему не на фронте? Вероятно, недостаток работников в аппарате.
Прошелся по комнате, сказал:
- Значит, ты и есть журналист Вадим Глотов. А я Стрельцов. Однако тебя, оказывается, не было здесь после воздушной тревоги. Кто это может подтвердить?
- Пятеро из архитектурных мастерских на втором этаже. Вместе были на раскопках засыпанного взрывом убежища.
Я назвал имена.
- Я отправил убитого в морг. Врач говорит, что убийство произошло ранним утром. Убили его, должно быть, на улице, а труп потом перенесли в подъезд. Вы его там и нашли? - обратился он к портному.
- Именно там, товарищ.
- А зачем перевернули тело?
- Думал, что еще жив.
- Говорите, что он ушел с чемоданом?
- Точно.
- Ни чемодана, ни документов при нем мы не нашли. Кто может подтвердить, что это Березин?
- Мы все, - сказал Мельников. Он только что проснулся и без стука вошел с накинутым на плечи пледом.
- Кто кроме вас разговаривал с ним возле лифта?
- Бухгалтер Сысоев.
- Дома он?
- Наверное, уже на работе, - сказал Клячкин.
- Где он работает?
Оказывается, никто этого не знал.
- Он переселился к нам дня два назад из разбитого фугаской дома. С женой, - ответил я. - Сегодня на рассвете я видел ее на улице. Проходила мимо наших раскопок. Я могу подтвердить ее алиби. Честно говоря, ни одного из присутствующих нельзя обвинить в краже документов и денег у покойного. Тем более в убийстве.
- А куда и зачем уезжал Березин?
- В Новороссийск. В Мурманске он был командиром бронекатера. О новом назначении я не спросил.
- Ну, пока достаточно, - задумался Стрельцов. - Бухгалтера я вызову к себе на Петровку, а с тобой, журналист, пройдемся еще в одну квартиру. Кажется, мы нашли одного из твоих приятелей. Пригодишься для опознания. И возьмем его вместе, если понадобится. Есть?
Нужный Стрельцову дом находился неподалеку - в Столешниковом переулке. Шли молча, только у самого дома Стрельцов спросил:
- Оружия, конечно, у тебя нет?
- Откуда?
- Может и понадобиться, - он вынул револьвер из кобуры и переложил в карман шинели. - Думаю, что вашего капитана убили, когда он с чемоданом выходил на улицу. Втащили в подъезд и обыскали. И пистолет, если он был при нем, и деньги, и чемодан с вещичками с собой увели. К одному из таких мы сейчас и заявимся.
В квартиру на третьем этаже мы позвонили. Долго ждали отклика, пока чей-то хриплый голос не спросил нас:
- Кто?
- Снегиря не узнал, сволочь? - несвойственным ему басом спросил Стрельцов. Дверь чуточку приоткрылась. Я сильно рванул ее на себя и тотчас же узнал в стоявшем на пороге того человека в драповой куртке, что покушался в подвале на мои дешевенькие часы.
Стрельцов вошел, подтолкнул его револьвером и громко крикнул: - Руки!
Человек поднял руки над головой.
- В чужой квартире устроился, гад, - сказал Стрельцов и, не глядя на меня, спросил: - Он?
- Он.
- За что? - спросил в свою очередь ворюга. - Я в этой квартире ничего не взял.
- А в квартире на Пушкинской тоже ничего не брал? - продолжал допрос Стрельцов.
- Там я только в долю вошел, а работал Снегирь.
- С нами пойдешь, - заключил Стрельцов и, не оборачиваясь ко мне, добавил: - Подойди к окну, Вадим, не пришла ли машина: я ее сюда вызвал. Водитель знает.
Я обошел взломщика чужих квартир и, войдя в комнату, приоткрыл шторы. Машины не было.
- Ну что ж, - вздохнул Стрельцов, - поговорим пока с Криворучкой. Он не оратор, конечно, но кое-что рассказать может.
- Разрешите хоть руки опустить, гражданин начальник, - сказал Криворучка. - Ладно, - разрешил Стрельцов.
Стоя у окна позади Криворучки, я вдруг заметил, что рука его тянется в задний карман брюк.
- Стрельцов! - крикнул я. - Он с оружием!
Бандит действительно успел вынуть браунинг. Но поздно: Стрельцов выстрелил первым. И Криворучка грохнулся на пол. Стрельцов подошел и посмотрел на лежащего. Большое красное пятно расползалось по лбу. - Готов, - сказал Стрельцов.
- Он мог бы рассказать и о других, - пожалел я. - Их трое было. На письменном столе стоял телефон. Начальник отдела взял трубку. - Работает, - удовлетворенно проговорил он и набрал номер. - Товарищ полковник, Криворучку нашли. Сожалею, что не мог взять живым, моя вина. А вот с другим делом хуже. Личность установлена свидетельскими показаниями соседей по квартире. Кое-кого уже допросил. Есть подозрение. Еду. Потом он набрал другой номер и распорядился, чтобы увезли труп и опечатали комнату.
- Слушай, Стрельцов, - сказал я, - ты доложил, что кого-то подозреваешь в убийстве капитана Березина. Кого, если не секрет?
- Вообще-то секрет, но тебе, думаю, сказать можно. Подозрителен мне ваш военный закройщик Клячкин. Он провожал капитана до двери и видел, что у того чемодан. Кстати, и деньги ему могут пригодиться. - Не согласен, - возмутился я. - Честнейший человек. Он работал в ателье, имел и частный приработок. Никогда не занимал даже пятачка у соседей. Тем более не обвинишь его и в убийстве. Он трус и паникер, верно, но не убийца. - А может быть, у Березина была с собой крупная сумма денег и ваш Клячкин узнал о ней?
- Он все лишние деньги переводил из Мурманска жене и теще. Какие суммы у капитана бронекатера? Убийцами его могли быть такие же субъекты, как этот бандит.
- Ладно, проверим, может, ты и прав. Пощупаем и бухгалтера, который тогда не ночевал дома. Узнаем, где он сейчас работает. Проверим его ночной пропуск. Боюсь только, что и его виновность сомнительна. - Пришла машина, - сказал я.
На этом и кончился наш разговор с начальником отдела с Петровки.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)