Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава 3

Троица джазменов сидела в ряд за столом, и впервые я взглянул на них по отдельности.
Первым сидел Кларенс Несбит. Кларенс казался потерянным без своего контрабаса. Он был очень толст и все в том же котелке, в котором выступал на сцене.
В центре расположился Уэсли Стюарт, трубач, лидер трио. Уэс был тощ и высок, лицо украшали большие голубые глаза, в которых постоянно блуждала какая-то мечтательность, нос был несколько длинноват. Группу завершал Куба Картер, темноволосый коротышка с примесью филиппинской крови. Тонкие черные усики оттеняли рот со сверкающими белоснежными зубами. Сейчас весь его вид говорил о крайней степени недоумения.
Я закурил сигарету и посмотрел на них. Куба нервно зашевелился, а пальцы Кларенса стали описывать в воздухе пируэты, дергая за невидимые струны контрабаса.
Мне показалось, что вот-вот я услышу звуки его инструмента, хотя я точно знал, что он сидит передо мной, прислонившись к стене, и никакого контрабаса в его руках нет. Только Уэсли Стюарт сидел абсолютно неподвижно, - взор его был туманен, казалось, он пребывал за миллионы миль от офиса Полуночной О\'Хара.
Я прокашлялся.
- Парни, вы должны были видеть, как это все случилось. Не расскажете ли мне теперь обо всем? Довольно долго они молча переглядывались. - Думаю, мы ничего не видели, лейтенант, - первым решился нарушить молчание Кларенс. - Мы играли нашу любимую "Пустынную улицу" и больше ни на что не обращали внимания. Первое, на что я обратил внимание, - это был крик какого-то типа, и я подумал, что мы классно подзавели его. Но уж потом я услышал этот "трах" и старался понять, что же это такое, и не сбиться с ритма, а потом этот чудак появляется прямо перед нами, его болтает из стороны в сторону; я решил, что это какой-то чокнутый, и уж было собрался дать ему по балде контрабасом, но тут он вдруг кувыркается с копыт, я вижу на рубашке кровь, и, о Боже, ему копец!
- Он правильно все толкует, ищейка, - Куба стал быстро кивать головой, широко мне улыбаясь. - Точно все говорит - мы ничего не видели, пока этот парень не превратился в труп прямо перед нашими глазами. Я взглянул на Уэсли Стюарта.
- А ты что скажешь?
Очень медленно тот сфокусировал свой взгляд на мне. - О чем это вы, лейтенант? - голос его был тих и, приятен. - Ты подтверждаешь то, что говорят твои приятели?
- Простите меня, - он виновато улыбнулся. - Я вас не слушал. Я размышлял, как нам лучше сыграть "Тоскливый блюз", стоит ли использовать саксофон-тенор вместо...
- Мне жаль прерывать твои музыкальные изыскания, но полчаса назад здесь убили человека. Хочу услышать твою версию событий. Скажем, видел ли ты, кто его убил, и так далее...
- Понял, понял, лейтенант, - он опять слабо улыбнулся. - Простите меня, я абсолютно ничего не видел, пока он не появился перед нами. Когда я играю, я ничего не вижу. Наверное, так. Я даже не слышал никакого крика или выстрела, хотя потом мне Кларенс и говорил о них. Я видел только, как этот парень встал перед нами, а потом упал на сцену замертво.
- Кто-нибудь из вас его знает? - задал я вопрос, и все трое отрицательно покачали головами.
- Вы видели когда-нибудь его здесь? Все они снова замотали головами. - Где-нибудь в другом месте вы его раньше встречали? И снова отрицательный ответ.
- Никто из вас ничего не видел. Не видели никого с пистолетом в руке? Не видели никого сзади вас, слева или справа, кого-нибудь, кто вытащил бы пушку и застрелил беднягу?
- Извините, лейтенант, - наконец произнес Уэсли Стюарт. - Думаю, мы слишком были заняты своим делом в то время.
- О\'кей. Спасибо за помощь. Они разом поднялись со стульев и в ногу зашагали к двери. Когда они ушли, в офис вошел Полник. - Ну как идут дела, лейтенант? - с надеждой в голосе спросил сержант. - Девушка ничего не знает - по ее словам. Эта троица ничего не знает - по их словам. Давай тогда официанта.
Через полминуты передо мной сидел неряха-официант. Я пристально взглянул на него. Он был высокого роста и крепкого телосложения. У него были темные густые волосы, которые надо было подстричь еще месяцев шесть назад, а причесать прямо сейчас. Он сидел развалившись на стуле, с вызовом глядя на меня У меня сразу же сложилось впечатление, что в роли допрашиваемого он выступает не впервые.
- Где вы находились, когда все это произошло?
- В кухне. Давал заказ для четырех бродяг, занявших столик рядом с вашим. Джо помогал мне, когда я услышал дикий крик, а потом и выстрел. Я рванулся в зал, чтобы увидеть, как этот парень покрутился на сцене, перед тем как свалиться.
- Вы никого не видели за сценой?
- Не было никого за сценой, - твердо заявил лохматый. - Никого там не было, кроме этих троих олухов, лабающих почем зря. - Вам не нравится джаз?
- Точно так, лейтенант. Мне нравится тишина.
- Этот парень, которого никто не убивал, знаком ли он вам? Был ли он здесь когда-нибудь до этого? Вы уже говорили, что никогда его раньше не видели.
- Совершенно верно, лейтенант, - официант кивнул.
Я вытащил спичечный коробок, найденный в кармине трупа, и открыл его. Там осталось всего три спички.
- Может, он решил, что сегодня 4 июля. Здорово же он попользовался спичками за те десять минут, что был в заведении перед тем, как его убили! - Думаю, что он раньше уже бывал здесь. Может, я просто его раньше никогда не замечал.
- Может, вам следует носить очки. Может быть, нам с вами нужно поближе познакомиться в уютненьком отделении полиции и попытаться поработать над вашей памятью. А вдруг в ней наступят какие-нибудь улучшения. - Не говорите со мной так, лейтенант. Думаю, я просто не вспомнил его, я был так расстроен, его застрелили, да и вообще...
- Сколько раз он был здесь до сегодняшнего дня?
- Четыре или пять раз. Постоянно курил свои косяки. Его можно было учуять столиков за пять.
- Как вас зовут?
- Бут. Эдди Бут.
- Что вас заставило забыть этого парня, когда я первый раз спрашивал о нем? Бут нервно сглотнул.
- Вы жестоко поступаете со мной, лейтенант.
- Да я даже и не пытался. Вам бы посмотреть на меня, когда я в гневе. - Полуночной не нужны лишние беспокойства. А от этого парня так и веяло неприятностями с самого первого раза, когда я его увидел. - Косяки?
- Точно ! Всегда под балдой.
- Как его звали?
- Я не знаю, лейтенант.
- Уверены в этом?
- Абсолютно.
- Продолжайте.
- Он о чем-то говорил с Полуночной, - прошептал официант. - И я видел, что ей это совсем не нравится, но, похоже, она вынуждена была почему-то его терпеть.
- У него что-то на нее было?
- Я ничего не знаю, меня это совершенно не касается, лейтенант. Я здесь только работаю. Может, и было у него на нее что-то, а может, и нет. - Он разговаривал с ней здесь или в зале, за одним из столиков? - Парень обычно приходил раз в неделю. Впервые он пришел недель пять назад. Посидел немного за столиком, потом спросил Полуночную. Последние пару раз проходил прямо к ней в офис и был там минут двадцать, так мне кажется, а потом уходил.
- Сама она когда-нибудь уходила вместе с ним? Эдди Бут решительно покачал головой.
- Полуночная никогда не уходит до закрытия заведения, а это бывает не раньше трех утра. Он же уходил самое позднее в час ночи. - Вам известно, где он живет?
- Я же уже говорил, лейтенант, что даже не знаю его имени! - О\'кей, Эдди. Что-нибудь еще знаете?
- Да нет, вроде бы все.
- Тогда можете идти. Бут заколебался.
- Вы собираетесь разговаривать с Полуночной?
- А вы как думаете?
- Просто, понимаете, ей вряд ли понравится, если она узнает, что я вам рассказал о ее встречах с этим любителем травки. Ей совсем это не понравится, и мне не поздоровится.
- Я сделаю все наилучшим образом, Эдди. Вы же мне оказали услугу. Бут подумал несколько секунд над моей последней фразой и, похоже, не пришел к оптимистичному выводу для себя.
- Ну что ж, хорошо, лейтенант, - наконец сказал он и направился к выходу. Я вызвал Джо, и тот полностью подтвердил рассказ Бута. Я проводил Джо из офиса. Троица джазменов была опять на сцене. Кларенс извлекал неслышные звуки из своего инструмента, Куба тихонько отстукивал одному ему слышные ритмы на своей ударной установке, а Уэсли просто сидел неподвижно с закрытыми глазами.
Полуночная следила, как два парня тщательно отмывают пол от следов крови. Посетители, не успевшие покинуть зал до появления Полника, выглядели несчастными и трезвыми.
- У меня есть все их имена и адреса, лейтенант. Хотите допросить их, или отпустить их по домам?
- Пусть расходятся.
Я прошел на сцену, встал там, оглядываясь по сторонам. Через несколько секунд ко мне подошел Полник.
- Могу я еще что-нибудь сделать, лейтенант?
- Можешь присоединиться ко мне и заняться размышлениями. Здесь у нас сцена, верно?
- Верно! - с энтузиазмом ответил сержант.
- За ней чистое пространство в шесть футов до стены, верно? - Верно!
- Слева две двери. Одна ведет в офис мисс O\'Xapa, a другая - прямо в кухню. Других дверей нет, верно?
- Верно!
- Покойник, перед тем как он стал покойником, должен был стоять позади сцены, когда кто-то выпустил в него пулю. Потом он выходит на сцену, шатается перед тремя музыкантами и умирает. Верно? - Верно!
- Джазмены его не видели. Они сидели к нему спиной, да и в любом случае они играли все время. Мисс O\'Xapa была в своем офисе. Бут в кухне. Никто не мог выстрелить поверх голов музыкантов и заставить пулю лететь по кривой линии, а потом опуститься на пять или шесть футов прямо в грудь этого парня. Верно?
- - Верно!
- Итак, кто его убил?
- Вер... - Полник моргнул пару раз.
- Раз ты в затруднении, то я могу быть счастлив.
- Пистолета нигде не нашли, - добавил мудрый сержант. - Значит, он не мог сам себя убить, ведь так?
- На этот счет у меня есть своя версия: парень застрелился, а потом проглотил свою пушку. Вскрытие покажет, верна ли моя теория. Сейчас же я собираюсь вернуться в офис и еще раз переговорить с мисс O\'Xapa. Не думаю, что она была слишком откровенна со мной в первый раз. Сержант Полник продолжал взвешивать все плюсы и минусы моей теории самоубийства этого парня. Нахмурившись, он взглянул на меня. - Вы шутите, лейтенант?
Позади нас раздался какой-то скрипучий звук, будто кто-то прочищал глотку.
- Лейтенант постоянно шутит, - сказал Хэммонд Полнику. - Он только притворяется полицейским. Самая великая шутка всех времен и народов! - Ты уже давно здесь, волшебник сыска?
- Достаточно давно. Не беспокойся о разговоре с этой леди. Я сам этим займусь.
- Отлично. Пошли в офис, там я тебе расскажу все остальное. Я провел его в контору Полуночной. Хэммонд прошел к столу и сел на стул с начальственным выражением на лице.
- Хорошо, Уиллер. Давай выкладывай.
- Тебе нужна подсказка? - поинтересовался я.
- Остроумный парень! Ты уже достаточно долго занимаешься этим делом, так что говори все, что знаешь, а потом можешь уматывать. Минуты тебе вполне должно хватить, правильно?
- Или даже еще меньше, - согласился я. Я кратко пересказал ему свои действия после убийства. Мне было ясно, что Хэммонд не хочет мне верить, но обижаться на него я не стал.
- Вот, все это вам. Желаю удачи, она вам точно нужна. Даже примерному полицейскому она иногда необходима.
Я повернулся к выходу.
- Мне все это не представляется таким уж запутанным, Уиллер, - буркнул Хэммонд из-за стола. - На сколько я понимаю, эта певичка все и провернула. - Полуночная? Это мысль. Может, она засунула пистолет за пазуху своего почти абсолютно прозрачного платья после того, как пристрелила этого типа. Если тебе нужна помощь, то я готов остаться и вместе с тобой посмотреть, что там у нее под платьем.
- Убирайся вон! - рявкнул Хэммонд.
- Уже иду, - я укоризненно покачал головой. - У тебя тонкая натура, Хэммонд. Я просто сразу не вру бился в твою фразу "Давай выкладывай!". Я покинул офис и пошел к Аннабел Джексон, занимающейся подбором актеров на постановку пьесы о временах Гражданской войны, в которой я выкупал в роли Линкольна, только без бороды, конечно.
- Со мной все кончено.
- Истинная правда.
- Только по долгу службы. Почему бы нам...
- Ой, ой, сейчас разрыдаюсь!
- Короче, давайте сматываться отсюда, пока Хэммонд не совершил еще одно убийство, пытаясь расследовать первое.
Мы поймали такси, и Аннабел не умолкала ни на секунду всю дорогу до ее дома.
- ..оставил меня сидеть здесь одну, когда сам торчал в офисе вместе с этой.., этой женщиной! - выкрикнула Аннабел, с треском захлопывая дверцу такси.
- Конечно, она женщина, - произнес я с любовью. - Полуночная в полночь - такое свидание я бы никогда не пропустил, а ее пение не имеет ровным счетом никакого значения.
- Да вы! - она поперхнулась. - Да вы волк в собачьей шкуре! - Не понимаю, что вас так сводит с ума. Полуночная заводит меня, вас заводит джаз, так что разница совсем небольшая.
Тут я сообразил, что разговариваю сам с собой. Я возвратился к себе домой, воображая, как бы могли события развиваться по-другому. Потом позвонил в гараж, где мне сообщили, что к утру "хейли" будет на ходу. Я уютненько устроился в мягком кресле со стаканом виски в одной руке и сигаретой в другой, наслаждаясь звуками голоса Пегти Ли, исполняющей "Черный кофе".
Музыка нежно лилась из динамиков, стратегически выверенно расположенных на стене, когда зазвонил телефон.
Я снял трубку.
- Все нормально, дорогая. Я вовсе на тебя не обижаюсь. - Уиллер! - прорычал мужской голос. Этот голос я сразу узнал. Такой рык я выделю на любой собачьей выставке.
- Он вышел, - теряя всякую надежду, брякнул я в трубку. - Говорит шериф Лаверс! - взревел голос.
- Приветик, - быстро среагировал я.
На другом конце провода послышалось нечленораздельное мычание. - Прекрати свои глупые шуточки! - В голосе шерифа появились угрожающие нотки. - Немедленно приезжай в отдел прямо ко мне.
- Это будет первым, что я сделаю утром, - честно пообещал я. - Я сказал - немедленно, а это означает - сейчас! И для информации, Уиллер: уже утро!
Мои барабанные перепонки чуть не лопнули, когда шериф с грохотом бросил трубку.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)