Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


2
ПЕРЕЗАГРУЗКА

После обеда нам позвонили и велели поднять сеть обратно. Обычно для этой сложной и опасной процедуры требуется как минимум пять человек, шесть терминалов, много крика и беготни...
ФРЭНК (он же Ян Хуанг) Донг возвышается над своим терминалом, вдохновенно вскинув руки над клавиатурой, - так великий пианист настраивает и расстраивает свою тонкую душу перед особенно трудным фортепианным концертом Рахманинова. Седеющий, разменявший шестой десяток, но все еще статный выходец из Азии, он, безусловно, здесь главный. В его глазах, защищенных стеклами очков, - сияющий свет спокойного мужества и отблески неоновых светильников.
Завершив свою краткую медитацию, он полной грудью вдыхает воздух, медленно выдыхает, затем, встав на цыпочки, заглядывает в смежные ячейки - прямо в глаза своим верным помощникам. К их числу относятся: Т\'Шомбе (Бэби) Райдер, полногрудая, красивая, тридцати-с-чем-то-летняя. Должность - старший инженер машинного зала. Несет стражу у дверей вышеупомянутого машинного зала, сжимая в одной сильной, но безупречно ухоженной руке углекислотный огнетушитель, а в другой - гаечный ключ номер 16.
Чарльз (Чарльз) Мэрфи, молодой блистательный гений, по несчастью, прикованный к инвалидной коляске. Должность - младший сетевой аналитик. Полностью подключившись к своему интерфейсу, он вышел в открытое виртуальное пространство и теперь жужжит и пищит, точно игровой автомат в режиме "Завлекалочка".
Авраам (Бубу) Рубин, стареющий разочарованный в жизни, обаятельный невротик. Должность - старший сетевой аналитик. Стоит между парными антикварными терминалами "DEC VT-320", держа ладони на обеих клавиатурах. Будь Кейт Эмерсон хасидом, он выглядел бы именно так. И последний по очереди, но не последний по разуму - Джек (Пайл) Берроуз. Должность - и.о. младшего помощника инженера по программному обеспечению (на испытательном сроке), он же - статист, парень в красной рубашке. Стоит посреди разветвленного мультиплексо-серпентария. Его правое плечо отягощено стофутовой бухтой кабеля марки "Эфир-Сеть", чресла препоясаны толстым кожаным ремнем с карманчиками, содержащими полный ассортимент магазина "Инструменты".
ФРЭНК: (окидывая испытующим взглядом свою команду): Все посты готовы? КОМАНДА: Так точно, сэр!
ФРЭНК: Великолепно. Начинаем инициализацию первой ступени (Фрэнк оборачивается к своему терминалу, нервно закусывает нижнюю губу, набивает на клавиатуре краткую, лаконичную команду): kiti kat / egrep "666" (Терминал переваривает команду. Издает тихое гудение, выплевывает на экран несколько кляксообразных пикселов. В течение примерно тридцати секунд кажется, будто вообще ничего не происходит. В воздухе нарастает напряжение. Тишина - у всех перехватило дух. И вдруг...)
МЭРФИ: Фрэнк? Наблюдаю аномальный флэттер в коллектимайзере сливного гейта.
ФРЭНК: Ваш анализ, мистер Мэрфи?
МЭРФИ: Пока сложно сказать. Возможно, это просто... РУБИН: 0-хо-хо... (Наклоняется над левой клавиатурой, берет пару аккордов на клавишах).
ФРЭНК: Авраам?
РУБИН: Это... (Умолкает. Берет еще аккорд). Это левая боковая фибриляционная матрица. По... По-моему...
МЭРФИ: Подтверждаю. Налицо деградация эвристического стабилизатора гейта. В порядке компенсации регулирую дельту-вэ.
РУБИН (обеспокоенно): Ноль реакции.
МЭРФИ: Продолжаю регулировать дельту...
РУБИН (выходя из себя): Ноль реакции, я тебе говорю! ФРЭНК (Рубину): Возьмите себя в руки, коллега. (Мэрфи): Вы можете ее заблокировать и переключиться на резервную?
МЭРФИ: Есть шанс. По крайней мере, в теории возможно... РУБИН (срывающимся голосом): Боже мой! Указатели стеков зашкалило к чертовой бабушке! (Обеими руками молотит по левой клавиатуре, отчаянно набирая команды. Терминал отвечает чередой утробных "хрю-хрю" и пронзительных "пинь-пинь", от которых рвутся барабанные перепонки. Рубин бросается к правой клавиатуре. Его пальцы буквально летают над клавишами). ФРЭНК: Авраам?
РУБИН: Не могу удержать! Вразнос пошло! (Правый терминал тоже начинает попискивать и похрюкивать, вторя левому).
МЭРФИ: Подтверждаю. Прогноз - катастрофический разрыв кэша спустя приблизительно сорок одну, запятая, двадцать пять сотых секунды. РУБИН (испуганно попятившись от терминалов):
Ничего не выйдет! Теперь только перезагрузка нас спасет! ФРЭНК: Нет! Победа будет за нами! (Налегает грудью на клавишу громкой связи): Т\'Шомбе! Мипсы, мипсы давай! И побольше!
Т\'ШОМБЕ (по какой-то необъяснимой причине - с шотландским акцентом): Делаю все, что могу, Фрэнк. У нее, у родимой, уж силы на исходе! МЭРФИ: Тридцать секунд до тотального разрыва кэша. РУБИН: Синхрон-гиллиолстат рванул! Входим в неуправляемый спин! МЭРФИ: Двадцать пять секунд до тотального разрыва кэша. ФРЭНК (Рубину и Мэрфи): Держитесь, ребята, держитесь! (В микрофон громкой связи): Т\'Шомбе, больше мипсов, черт тебя задери! Т\'ШОМБЕ (перекрикивая шипение работающего огнетушителя): Имейте совесть, наконец! Я тут и так ошметки подбираю!
МЭРФИ: Двадцать секунд до разрыва кэша.
РУБИН (в истерике): Диалектический профилактайзер сдох! А из вентилей зомби с крокодилами - так и прут, так и прут!
ФРЭНК (статисту в красной рубашке): Пайл! Шунтуй латентную позитронную матрицу номер три!
ПАЙЛ: Но, сэр! Это чревато аварией всего... МЭРФИ: Пятнадцать секунд до разрыва кэша. ФРЭНК: Авось пронесет! Шунтуй, Пайл, шунтуй! Это приказ! ПАЙЛ: Слушаюсь, сэр. Есть переключиться на Бэ. (Пайл торопливо вырывает вилки толстых кабелей из их слотов, меняет местами, втыкает в другие слоты, затем переключает резервный мег-юкс-конвертер в диагностический режим. Пульт зажигается разноцветными огнями - вылитая рождественская елка на утреннике для кислотной молодежи).
РУБИН: Буфер прорвало! (Выскакивает из своей ячейки.) Демоны, демоны. Демоны плодятся и размножаются прямо под ногами!
ФРЭНК: Не сметь покидать пост, мистер Рубин! (В микрофон громкой связи): Т\'Шомбе, немедленно мипсы, или я за себя не отвечаю! МЭРФИ: Десять секунд до разрыва кэша!
Т\'ШОМБЕ (ворчливо): Ну ладно, ладно. Это что же получается: честный служащий не может честно пойти кофе перехватить, чтобы... МЭРФИ: Пять секунд до разрыва кэша!
РУБИН (воет): Смерть наша пришла! (Долгая, драматичная пауза. Рубин кусает собственные запястья, Фрэнк, застыв, как статуя, угрожающе заносит над клавиатурой когтистые лапы - точнее, сведенные судорогой руки. Он будет вводить команды до самого последнего мига. Мэрфи ритмично попискивает, отсчитывая последние, кажущиеся бесконечными секунды до финала. Пойл - впрочем, кому он нужен? Из машинного зала доносится пыхтение агонизирующего огнетушителя. И вдруг...)
КОМПЬЮТЕР (голосом, странно напоминающим одновременно Опру Уинфри и динозаврика Барни): Всем-всем-всем - доброе утро! Как я рад быть рядом с вами, как мне хочется вновь окунуться в увлекательные повседневные заботы МДИ! О, как же я счастлив - просто петь хочется! Маэстро, соблаговолите ли вы? (Инструментальное вступление. Компьютер поет.) О, Дэзи, Дэзи, дай мне ответ. Ну же, подтягивайте! Схожу с ума я, так "да" иль "нет"? ФРЭНК (отключает аудиоколонки. Из его груди вырывается громкий вздох облегчения): Ну-с. (Окидывает всех взглядом, кивает): Молодцы, ребята. Сдюжили! Спасибо. (Внезапно вновь преображается в сурового капитана индустрии. Указывает на Пайла): Пайл, сходите гляньте, не надо ли помочь Т\'Шомбе с инвентаризацией повреждений. (После ухода Пайла - Рубину, тихо): - Авраам, какая муха вас сегодня укусила?
РУБИН: Я...
ФРЭНК: Не тратьте зря свое красноречие, мистер. Чтобы до 7.00 завтрашнего дня на моем столе была ваша исчерпывающая объяснительная. Как я уже говорил, в обычной ситуации воскрешение сети - дело тонкое и небезопасное. Однако в тот день на нашем этаже не было представителей менеджмента и маркетинга, так что от стандартной процедуры мы отказались, а просто послали Т\'Шомбе к терминалу в машинный зал, чтобы она ввела односложную команду "start" - ту самую, с помощью которой в действительности запускается компьютер. Потом она вернулась в ячейку Фрэнка, где уже сидели мы с Бубу и занимались творческим толчением воды в ступе. Насколько мне помнится, разговор вращался вокруг телесериалов начала 80-х и тридцати трех причин их занудности, но поскольку в обсуждаемый исторический период моей любимой одеждой были памперсы "Хаггиз", я мог лишь гордо опираться о дверной косяк, чувствуя себя слегка чужим на празднике их жизни. Беседа резко прервалась, когда сеть завершила процедуру запуска, выпустила залп автологинов и все рабочие станции отдела разом запищали и замигали желтенькими лампочками, требуя принять "СВЕРХСРОЧНЫЕ" сообщения. Фрэнк отмочил фортель под названием "полет босса" (то есть, оттолкнувшись пятками от пола, задом наперед прокатился на своем колесном кресле по ковру - в данном случае держа курс на терминал) и подтвердил прием сообщения. На его мониторе распахнулось окошко в мерцающей ядовито-ало-зеленой рамке (тип интерфейса, известный среди дизайнеров под названием "Рождество в супермаркете"), автоматическое сообщение-о-подтверждении-приема унеслось по проводам куда Бог-энд-Томпсон-энд-Ричи пошлют, а шесть самых шумных звонков заткнулись.
Бубу взволнованно зевнул:
- Что-нибудь важное?
Поправив очки, Фрэнк пробежал весть глазами:
- Не-а. Это опять Даффер - сообщает, что система электронной почты упала и не будем ли мы добры ее поднять.
Запустив пальцы глубоко в бороду, Бубу почесал свой подбородок: - Ага. Система электронной почты упала - вот он и прислал нам электронной почтой электронную просьбу о ее починке.
- Вот так и живем. Бубу кивнул:
- Интересно, кому он звонит, когда у него ломается телефон? В разговор влезла с ногами Т\'Шомбе:
- Спорим, когда он превышает в банке кредит, то покрывает этот долг выписывая чеки. На этот самый банк. - И все трое захохотали. Я как-то не уловил, что смешного в последнем замечании, но предпочел подхихикнуть честной компании.
Чем и привлек к себе всеобщее внимание. Фрэнк обратился ко мне: - Слушайте, Пайл. Разберитесь, наконец, с этими... - Он взмахнул рукой, указывая на все остальные вопящие рабочие станции, которым тоже хотелось, чтобы кто-то подтвердил, что они принимают мессаги. - Конечно. - Оттолкнувшись от перегородки, я обежал вокруг отдела, на ходу принимая и уничтожая все сообщения.
Видите ли, система электронной почты МДИ страдала классическим синдромом КККМ (крупнокорпоративной картины мира). В один прекрасный день какой-то житель верхов узрел в пророческом сне, что менеджерам среднего звена следует беречь гриф "Срочно!" для сообщений жизненной важности - да и то не для всех подряд. В этой связи, поскольку содержание срочных сообщений, по определению, считалось чрезвычайно насущным, было решено, что служащие непременно должны читать эти сообщения - а потому обязаны подтверждать их прием и отсылку путем физического нажатия материальной клавиши. Эта обязанность служащих и стала краеугольным принципом системы. Обойти ее или переиграть на уровне софта невозможно. Чарльзу Мэрфи - и тому приходится выскальзывать из тесных объятий своего интерфейса, поднимать дрожащую руку - единственную, которая у него функционирует, - и долбить вслепую по стандартной клавиатуре, пока ему не удастся задеть одновременно "Control" и букву "V".
Я немного постоял у входа в его стойло-ячейку, глядя, как он мыкается. Бедняга. По опыту я уже знал, с каким непроходимым упрямством он пытается сам себя обслуживать при взаимодействии с материальными объектами: но все же мне ужасно хотелось ему помочь. Вот только какой бы выдумать способ помощи, чтобы он не чувствовал себя униженным? Да, церебральный паралич - не шутка. Но оставим эту веселенькую тему.
Кстати, само сообщение было великолепным образчиком МДИ-мышления. Уолтер Дафф разослал эту весть - с грифом "СРОЧНО, ВЫСЛАТЬ КОПИЮ В КАЧЕСТВЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ" - всем пользователям Административно-обслуживающего подразделения. Включая сотрудников наших филиалов на других континентах. Будут идти годы, и зеркальные копии этого сообщения ежедневно будут возвращаться на рабочую станцию Даффа: люди, случайно забредающие на "спящие" почтовые ящики, чертыхаясь, будут выбираться "контролом-Вэ" из этого сообщения, чтобы вернуть себе власть над своими рабочими местами. МДИ придется архивировать тысячи и тысячи копий этого сообщения, тратя гигагибайты полезного инфопространства. Оно займет свое место в рядах других архивированных по глупости сообщений, хранящих для любопытных потомков насущные подробности футбольных матчей, кулинарных рецептов, похабных "анекдотов дня" и прочее культурное наследие начала XXI века. Не верь поговорке "алмазы навсегда". Алмазы - сотрутся, электронная почта останется.
Как только я подтвердил и стер последний экземпляр сообщения, пришло новое и вновь заблокировало все станции. Правда, оно было менее идиотским: через 30 минут общее собрание в конференц-зале нашего родного АОП (Административно-Обслуживающего подразделения). Я вновь обежал вокруг отдела, выпуская компьютеры из капканов, а Бубу тем временем расконспирировал и запустил наш экземпляр "Мясорубки для локальных сетей". Мы разошлись по нашим стойлам, напялили видеоочки и инфоперчатки и приступили к решению серьезного вопроса: кто останется нянчить серверы, пока все остальные будут отсиживать задницы на собрании. Для шести - восьми чудаков, которые все последние годы прожили в юрте посреди Внутренней Монголии и никогда не играли в "Мясорубку", - знайте, что это то самое, ради чего была изобретена виртуальная реальность. А выглядит "Мясорубка" вот как: вы и горстка ваших ближайших друзей отправляетесь в трехмерный виртуальный мир. Это может быть разрушенный замок, государственная биржа труда или еще какое-нибудь кошмарное местечко. Ваша задача - найти друг друга, состыковаться и сделать все, что требуется по сценарию: надыбать оружие и сокровища, выйти живыми из схваток с зомби, демонами, регистраторшами и прочими мерзкими, кровожадными существами - словом, обычное дело. Собрав все нужное и устранив всех ненужных, вы пробираетесь к выходу и конвертируете добычу в призовые очки для следующего раунда.
Таковы правила - в теории.
На практике в "Мясорубку" играют совсем по другим правилам - если это вообще правила. Окажись в реальной "Мясорубке" сам Бэтмен, ему мигом бы завязали рейтузы двойным гордиевым узлом - не снимая их с владельца. А всего делов: телепортируешься в виртуальный мир, хватаешь самую большую алебарду, какая только попадается тебе под руку (предполагается, что твоя рука уже в стальной рукавице), и идешь мочить своих Друзей.
Тогда и добычей делиться не придется, и личностная мотивация сильнее. И виртуальность становится намного ближе к реальности. Шлемофон - надет, микрофон - включен, видеоочки - отфокусированы, перчатки - натянуты на руки. Пулей пролетев через заставку и меню, я вывел из анабиоза своего любимого персонажа и окунулся в игру. Реальность растаяла, потекла струйками по стенкам...
Вновь полуразрушенный замок. Я стоял в передней. Слышалось, как чешутся и повизгивают блохастые крысы, пробегая у самых моих ног, да скрипят заржавленные петли входной, парадной двери у меня за спиной. Назад дороги нет: много раз я пытался обернуться как можно быстрее - и всякий раз обнаруживал, что дверь уже захлопнулась. Я спешно огляделся по сторонам - убедиться, что я пока один и что мы по-прежнему играем на четвертом ("По щиколотку в крови") уровне (как-то раз Бубу случайно запустил пятый - "Брайан Де Пальма встает не с той ноги" - уровень, и не успел я трех шагов ступить, как стая скаутов-мутантов содрала с меня кожу. Заживо). Ни единой души. Отлично. Удержавшись от соблазна выдернуть из кольца на правой стене еле тлеющий факел (прикосновение к нему откидывает крышку потайного люка, и игра на этом кончается), я слился с сумраком в районе левой стены и направился к пиршественному залу.
Перед самым входом в него (украшенным стрельчатой аркой), я замешкался. Путь к залу из передней был сопряжен с некоторым риском. Если людоед не спит, он совсем рядом - подпирает арку слева. Стандартный протокол встречи с людоедом включал в себя следующие процедуры: вбежать в зал, привлечь его внимание, выбежать назад в коридор, затаиться и ждать, пока разыскивающий тебя людоед не проколбасит мимо. В этот самый момент приставляешь свой дробовик к заднице великана и спускаешь курок, украшая его кишками всю стену напротив. На взрывающихся внутренностях дизайнер игры оттянулся от души. Беда была в том, что для всего этого требовался дробовик - в данный момент преспокойно висевший на стене оружейной. Если б я попал в замок через садовую калитку или дверь для посудомоек, дела обстояли бы куда лучше - а так, похоже, песенка моя спета.
Запасной вариант: понадеявшись, что людоед дрыхнет, стремглав перебежать через пиршественный зал и, по возможности, добраться до потайной двери за гобеленом в галерее, прежде чем людоед догонит и приготовит из твоих мозгов фарш. Некоторое время я колебался.
"Блин, - одернул я себя, - это ведь только игра". Проскользнул в арку, ожидая услышать тяжелые шаги людоеда - но до меня доносился лишь свист ветра в старинных мини-жалюзи и слабые крики виртуальных статистов, которых четвертовали в застенках. Сочтя эти звуки добрым предзнаменованием, я набрал в грудь воздуха, выставил кулаки вперед и безумным спринтером рванул через зал.
Когда приходится управлять персонажем с помощью перчатки, трудно убедить себя в том, что ты действительно бежишь. Говорят, фирма "Найк" выбросила на рынок инфокроссовки, но их можно использовать лишь в Самой Скучной Компьютерной Игре на Свете - симуляторе "Бег от инфаркта". Где-то за моей спиной взревел увидевший меня людоед (десять баллов за пространственные стереоэффекты). Я услышал грозное звяканье подбитых железом сапог, да "свись-свись" рассекающей воздух гигантской дубинки - совсем как в тот раз, когда отец Дарлены застиг нас в подвале. Хорошо еще, что сейчас мне не приходилось удирать со спущенными штанами,
Итак, я перебежал через пиршественный зал, сохранив голову в целости, ухватился за истлевшее знамя и, раскачавшись на нем, с рекордной скоростью пролетел над ямой с огнедышащими ящерами, повернул, не касаясь пола, направо - и вот я уже у входа в галерею. Сзади донеслись звуки схватки - людоед на секунду замешкался, чтобы поучить ящеров вежливости при помощи дубинки. Отсюда уже был виден гобелен, скрывающий дверь, мне бы еще пару секундочек...
Гобелен дрогнул, отъехал в сторону, и внезапно из потайной двери вышел белокурый, великанского роста викинг. Одет он был в меховую набедренную повязку, кирзовые сапоги и остроконечный стальной шлем с рожками. Грудь у него была такая широкая, что Шварценеггер на его фоне показался бы хлюпиком, набухшие мускулистые конечности больше напоминали древесные стволы. В стандартном, зашитом в "Мясорубку" наборе злодеев не было ни одного, хоть сколько-нибудь похожего на этого типа. И в стандартном наборе персонажей игроков - тоже.
Волноваться из-за новоприбывшего мне было особо некогда. За спиной у меня сопел и гремел сапогами людоед; ну а викинг застыл передо мной, изгибая губы в безумной улыбочке и поигрывая двуострым мечом, огромным, как мужское достоинство Кинг-Конга. Все, что я мог, - это посторониться вправо. И я посторонился. Белокурый великан с криком "Кром!" крутанул мечом, как тамбурмажор - своим жезлом. Раздался сырой шлепок - и надо мной пролетела голова людоеда, а за ней еще кое-какие крупные фрагменты его тела. Оставалось заключить, что белокурый на моей стороне. Викинг полюбовался плодами своего труда. Затем, явно удовлетворенный свершениями, обернулся ко мне, улыбнулся и вновь принялся крутить мечом. Рассекая воздух в алом танце смерти, блистающая сталь издавала звук, странно напоминающий об электробурьянокосилке. Пересмотрев свое мнение, я попытался незаметно удалиться. Викинг двинулся ко мне. Свет факелов на миг озарил его лицо - и, разглядев его черты за секунду до смертоносного удара, я успел лишь задохнуться от ужаса:
- И ТЫ, МЭРФИ?
Мифриловый клинок издал короткое: "Х-хе!" - и голова моя весело запрыгала по коридору, а виртуальный мир вокруг поплыл, расплавился, начал застывать, принимая облик реальности...
"Control-Option-E".
Что, не ожидали? В "Мясорубке" есть команда отладки, к которой какой-то растяпа из числа перигеевских программистов (а чего от них еще ожидать?) забыл преградить доступ со стороны игроков (но это относится лишь к версии 2-х). Стоит нажать "Control-Option-E" в нужный момент - к примеру, когда тебя уже замочили, но еще не выкинули обратно на стартовое меню, - и ты переходишь в режим "ревизор".
Ревизор в "Мясорубке" - все равно что, извините за эрудицию, призрак в Опере. Бродишь, где хочешь, проходишь через стены и двери, слышишь и видишь все, что говорят и делают другие игроки, но сам остаешься для них невидимкой-неслышимкой. Если вдруг на садизм потянет, можно также передвигать невидимые предметы, но от этого соблазна я обычно старался воздерживаться. Похоже, больше никто из наших не знал о ревизорском режиме, а я сам не торопился делиться секретами...
Факт тот, что в данный момент мне жутко хотелось выяснить, как Чарльз Мэрфи умудрился вырастить из своего персонажа этого самого Конана 0\'Рурка. Так что я отзеркалил его команды на моего персонажа - теперь, куда бы Конан ни шел, мой призрак брел у него в кильватере, в трех шагах. Слежка началась. Следующим в списке на шинкование оказался Фрэнк.
Чарльз, как выяснилось, знал все потайные ходы, выходы и двери лучше, чем свои пять пальцев. От туннеля, что за гобеленом, отходил боковой коридор, который я всегда считал тупиком. Однако Чарльз лениво потянулся, ткнул кончиком меча в некий кирпичик наверху, и потолок раздвинулся, открыв путь к лесенке, ведущей на следующий этаж. Убрав меч в ножны, Чарльз-Конан одним бравым прыжком достиг нижней ступеньки лестницы - м-да, у семифутового роста есть свои преимущества - и пулей взбежал по лестнице. Потолок бесшумно схлопнулся за нами, а мы вынырнули из люка в библиотеке - под столом. Итак, Чарльз, согнувшись в три погибели, затаился под столом - а в комнату тем временем на цыпочках вошел Фрэнк. Вообще-то библиотека считалась островком безопасности: парочка сокровищ в темных углах да маломощный револьвер, спрятанный в тайнике внутри книжки "Речное право на Миссисипи" - вот и все. Правда, иногда среди стеллажей прогуливались упыри-аспиранты. Кроме того, прямо за стеклянными дверьми начиналась терраса, где обитало с полдюжины первостатейных кошмаров, так что, войдя в комнату, Фрэнк неотрывно смотрел в сторону террасы. К нам он был обращен спиной. Что его и сгубило.
Метод, избранный Чарльзом, отличался утонченным садизмом. Я думал, что он выскочит из-под стола, выхватит свой обоюдоострый меч и изрубит Фрэнка в салат. Однако Чарльз выждал, пока Фрэнк приблизится к окну, и только тогда, наскочив на него сзади, вышиб Фрэнком стекло. Разодранный на множество ленточек, истекающий кровью, воя от изумления и неожиданности, Фрэнк плюхнулся в фонтан с кипящей серной кислотой.
Сцена его агонии получилась у дизайнера весьма отвратной, подробной и гротесковой, так что, разорвав контакт с Чарльзом, я задержался ею полюбоваться. Круто.
Внутренний комментарий, сопровождающий гибель персонажа игры в кислотном фонтане, обычно звучит так: "Это же суп!"
Когда Фрэнк окончательно разварился, я решил еще немного побродить по следам Чарльза и застал его состязающимся в беге с Бубу. Идея состояла в том, чтобы первым достичь оружейной (и добыть висящий над камином дробовик). Чарльз опередил Бубу без труда и первой же пулей разорвал его на две половинки. Поскольку оставалось еще пять зарядов, Чарльз решил с ходу пустить их в дело. Кусочки Бубу еще можно было узнать, когда я вновь оторвался от Чарльза и пошел посмотреть, не удастся ли мне выручить Т\'Шомбе. Какое-то время казалось, что шансы на спасение у нее есть. Наплевав на верхние этажи (разумный ход, но все мы задним умом крепки), она спрыгнула прямиком в катакомбы и к тому моменту, когда я ее нагнал, уже надыбала где-то BFG-2000 - табельное оружие десантника. По праву призрака я оставил для нее за ближайшим углом пару патронных лент, но пока я разыскивал красный ключик, отпирающий катакомбы изнутри, она сунулась не туда и была захвачена врасплох слюнявым свинодемоном.
Итак, установив с научной точностью, что Чарльз лучше всех подготовлен для заочного присутствия на собрании, мы выстроились в колонну по одному, посетили на посошок туалет - и поплелись в конференц-зал.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)