Скачать и читать бесплатно Ирина Арбенина-Чёртова баба
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава 3

К приятному удивлению Светловой, Андрей Кронрод размещался в комнате, на двери которой висела табличка: "Заместитель главного редактора". - А ты знаешь, - с ходу, даже не поздоровавшись, объявил он нерешительно и робко заглянувшей в эту комнату Светловой. - Сейчас, перед твоим приходом, мы с ребятами вспоминали Макса. И вот что выяснилось...
Андрей отвлекся от начатой фразы, набирая номер телефона. - И что же?
- Вдруг, понимаешь, выяснилось случайно, что некоторое время назад он, оказывается, решил поработать не для своего, а для чужого отдела. - Какого?
- Криминальных происшествий и расследований.
- Ну, это уже кое-что... Кронрод пожал плечами:
- В том-то и дело, что это открытие, по всей видимости, бесполезно. Селиверстов только и успел, что договориться с редактором отдела о задании, но предпринять абсолютно ничего не успел. - А что это было за задание?
- Селиверстов неожиданно вызвался вдруг расследовать деятельность одной крупной финансовой фигуры.
- Что за фигура?
- Некто Федуев. Такой, знаешь ли... Договорить Андрей не успел - в комнату заглянула взволнованная и взлохмаченная мужская голова: - Андрей! Это срочно!
В общем, уже минут через пятнадцать приглашение Кронрода "спокойно поговорить" показалось Светловой, по меньшей мере, странным. В комнату то и дело заглядывали и забегали люди с невидящими глазами и очень срочными делами.
Шелестя бумажками и не обращая ровно никакого внимания на Светлову, то и дело застывающую с недоговоренной фразой на устах, они бросались к Кронроду... При этом ни "здравствуйте" вам, ни "извините"! Но как скоро Светлова убедилась, кроме нее, это больше никого не смущало. Очевидно было, что эти люди привыкли общаться именно таким образом - на ходу и сразу с несколькими собеседниками одновременно. И более того - их эта жизнь, кажется, вполне устраивала! Что касается "здравствуйте" или "извините", то на эти "китайские церемонии" здесь ни у кого просто не было времени. Еще минут через двадцать приноровилась к "газетной атмосфере" и Светлова. Она решила тоже разговаривать, не обращая внимания на забегающих людей, и будто их не было.
Именно в этот момент, не обращая внимания на очередного забежавшего в его комнату человека, Кронрод тяжко вздохнул и возопил, обращаясь к Светловой:
- Ну, я понимаю, Макс отправился бы на встречу, связанную с расследованием деятельности наркомафии или нефтяными махинациями! Но интервью с детской писательницей Погребижской? Нонсенс! - Но может быть, так оно все и было? - возразила Светлова. - Что именно?
- Ну, была встреча, связанная с расследованием деятельности наркомафии или нефтяными махинациями... Не сказал же он тебе ничего о крупной финансовой фигуре Федуеве.
- Не сказал... - растерянно согласился Андрей.
- Ну вот! Мог и о других своих контактах ничего не сказать, на какую встречу отправился, зачем... А упоминание о детской писательнице Погребижской только для отвода глаза... Может быть, он не хотел волновать свою жену? Ведь ты говоришь, что последний человек, с кем он говорил по телефону, была его жена? В семнадцать тридцать пять? - Не думаю, что вы правы! - Лысоватый молодой человек в очках, нависавший в данный момент над Кронрод ом, пошелестел бумажками. - Почему нет?
- Потому что со мной Селиверстов говорил в тот вечер в половине седьмого.
- Познакомьтесь. Этот страшный, этот ужасный... То есть, я хотел сказать, этот замечательный человек - наш ответственный секретарь, - поторопился представить лысоватого Кронрод. - Леша наш главный, так сказать, диспетчер: без него газета просто перестанет выходить! Без него, Аня, мы все просто пропадем! Леша-это сердце нашей газеты. Уйди Леша от нас - и это равносильно тому, что остановились бы часы на кремлевской башне...
- Нечего льстить... - хмуро остановил эти заливистые трели Кронрода лысоватый. - Если через полчаса не сдашь материал - убью. - Ну, вот видишь, какие нравы... - вздохнув, заметил Кронрод. - Уж если Леша с начальством, с замглавного так общается... То, как видишь, объяснение загадочного исчезновения Селиверстова напрашивается само собой. Макс просто не сдал вовремя интервью, которое - кровь из носа! - должен был в тот вечер сдать, и Леша наконец сделал то, что всегда обещает. Убил. Убил нерадивого сотрудника и где-нибудь закопал... Чтобы, наконец, и другим наука была - сдавайте материалы вовремя, господа! Кронрод балагурил.
А Светлова с интересом смотрела на лысоватого.
- Значит, получается, что это вы говорили последним с Селиверстовым в тот вечер? - поинтересовалась она у "страшного Леши", когда Кронрод наконец замолчал.
- Я с ним не говорил.
- То есть?
- Ну, это надо знать Лешу, - заметил Кронрод. - Он ведь не разговаривает с теми, кто запаздывает со сдачей материала в номер. Во всяком случае, в привычном понимании этого слова, не разговаривает. Он или рычит, или дико угрюмо молчит, ну а уж мы, грешные, юлим, пытаемся заполнить паузу оправданиями и жалкими своими словами... - Вы можете дословно воспроизвести тот диалог с Максимом Селиверстовым?
Повторить, как это было? - попросила Светлова лысоватого молодого человека.
- Ну... - Леша на секунду задумался. - Зазвонил телефон. Я снял трубку.
И Селиверстов сказал:
"Лешь, это Селиверстов!"
Леша замолчал, вдруг задумавшись.
- Ну, а вы что сказали в ответ? - не выдержала томительной паузы Светлова.
Леша неопределенно пожал плечами, - А он... - ответил за Лешу Кронрод, - наверняка лишь неодобрительно хмыкнул в ответ Селиверстову. Да это и хмыканьем-то назвать трудно! Нечто среднее между хмыканьем и хрюканьем. Плюс этакое неодобрительное начальственное сопение, понимаешь ли...
- Ну, и что было потом? - настаивала Светлова.
- А потом Селиверстов сказал мне: "Ставь", - заметил Леша. - А вы?
- А я... - Леша снова пожал плечами.
- А он наверняка еще раз хрюкнул, на этот раз более одобрительно. И положил трубку. Вот и весь разговор! - с видом знатока прокомментировал молчание "страшного" Леши Кронрод.
- Правда? - вопросительно взглянула на ответственного секретаря Светлова.
"Страшный" Леша только нехотя кивнул, подтверждая слова Кронрода. - Значит, Селиверстов сказал вам: "Ставь"?
- Ну да...
- А что это значило?
- Это значило, что материал будет. Что он успеет к подписанию номера в печать.
- То есть Максим был уверен, что встретится с Погребижской? - Нет.
- Нет?
- Это значит, что он с ней уже встретился. Такова была наша договоренность: он должен был позвонить только в том случае, если на все сто процентов будет уверен, что интервью можно ставить в номер. А такая уверенность в случае с Погребижской возможна только в единственном случае - если он с ней уже поговорил.
- А ведь писательница Погребижская утверждает, что Селиверстов к ней так и не приехал, - заметил Кронрод.
- Вот как?
- Да, мол, договаривались... Да, мол, она ждала - была назначена встреча. Журналист даже сказал, что едет. И...
- И якобы не приехал?
- Так она утверждает. А вообще, мне в милиции сказали: она даже разговаривать не хочет на эту тему!
- Может быть, Максим все-таки приврал, когда сказал ответственному секретарю газеты "ставь в номер"? - предположила Светлова. - Что ты, Ань, имеешь в виду?
- Скажем, Селиверстов был уже совершенно уверен, что встретится с этой писательницей Погребижской - вот и поторопился "позвонить". - Верно... - согласился с Аней Кронрод. - Леша ведь "страшный" человек!
Вот корреспондент Селиверстов и выдал желаемое за действительное: мол, уже поговорил со старушкой, не волнуйся, Леша... А потом что-то случилось, и к Погребижской Максим так и не попал. - Кстати, почему он не взял у Погребижской интервью по телефону, если все так было срочно? - поинтересовалась Светлова.
- Понимаете, обычно с писательницей Марией Погребижской довольно трудно договориться о встрече, - стал объяснять Ане ответственный секретарь газеты. - Обычно она редко соглашается на интервью. Это уж просто счастливый случай выпал Селиверстову - международную премию Андерсена Погребижская получила. Вот, видно, и решила по столь торжественному поводу газете не отказывать. И Максим, я уверен, конечно, не собирался ограничиваться двумя-тремя вопросами. Думаю, что, кроме этого срочного материальчика в номер, конечно же, хотел заодно сделать с Погребижской "беседу"...
- Ах, вот как...
- В общем, не использовать такой шанс - встретиться с живым классиком, если уж такой случай представился, для журналиста было бы глупо.
- Так кто все-таки наврал? - опять засомневалась Светлова. - Максим, выдавая желаемое за действительное? Или врет Погребижская? Состоялось интервью или не состоялось?
- Да ей-то зачем? - удивился Кронрод. - Зачем такому человеку, как Мария Погребижская, в данном случае врать?
- Зачем? Я думаю, она все-таки поговорила тогда с Селиверстовым, - задумчиво заметила Светлова. - Но сейчас писательнице выгоднее это отрицать.
Понимаешь, Андрей... Ну, зачем ей в этом признаваться, сам посуди? Темная уголовная история, которая неизвестно, сколько будет еще тянуться. Признайся Погребижская, что виделась с журналистом - заметь, при таком раскладе получается, что она последняя, кто видел его живым и здоровым! - и ей не будет покоя от следователей... А зачем ей лишние хлопоты и волнения? Зачем тратить свое драгоценное время? Ведь она уже не молодой человек. К тому же человек известный: что, если начнутся вокруг этой истории какие-нибудь газетные спекуляции? Ну, например... "Известная писательница - главный свидетель в деле об исчезновении журналиста!" Как?! Вот бедная старушка и лжет... Себе во благо! - Логично... - вздохнул Кронрод.
- А между тем то, что Погребижская могла бы рассказать, если она действительно видела Максима последней, было бы очень важно. - Да?
- Ну, конечно... Например, журналисту мог кто-нибудь неожиданно позвонить по мобильному телефону во время их встречи... И вполне возможно, Мария Иннокентьевна могла слышать какие-то фразы из этого разговора... Какие-то имена... Место, где Максу могли назначить встречу во время этого телефонного разговора. Ведь куда-то он поехал, если не добрался до дома? В конце концов, Погребижская могла бы сказать, сколько было времени, когда он уходил из ее дома? И не обронил ли напоследок что-нибудь о своих дальнейших планах?
- Да, да.... - согласно кивал Кронрод.
- В общем, пока мне кажется, что самое важное сейчас - все-таки выудить что-нибудь из этой Погребижской, - подытожила свои рассуждения Анна. - На данный момент это единственная ниточка, за которую можно было бы потянуть.
Больше я никаких зацепок пока не вижу... Но Погребижская ведь, как вы утверждаете, факт встречи отрицает и разговаривать не хочет? - Верно... Легко тебе говорить "выудить", - вздохнул Андрей. - А то мы не пробовали! Я же говорю: она уже заявила милиции, что журналиста Селиверстова не видела, ничего о нем не знает и больше на эту тему общаться ни с кем не собирается. С ней - тут Леша прав! - и встретиться не так уж просто...
- Ну, ничем не могу помочь, - вздохнула Аня.
- А куда ты отдыхать-то едешь? - поинтересовался вдруг у Светловой Кронрод.
- Пока не знаю... Как раз думаю.
- Кстати, Погребижская тоже едет отдыхать!
- Интересно, откуда у тебя такие сведения?
- Да я же тебе говорил про детектива-любителя, который устроил прослушку!
- Кое-что он, значит, все-таки прослушал?
- Вот именно. Проныра успел установить в городской квартире Погребижской "жучок". Правда, наша писательница там не живет. Обитает постоянно на даче, но туда его ловкие руки не достали. - Неужели?
- Однако кое-что все-таки стало этому проныре известно... На телефон в городской-квартире Погребижской позвонили из одного турагентства и записали на автоответчик некую информацию.
В общем, детектив представил заказчикам, Майиным родителям, расшифровку этого сообщения как результат своей напряженной работы. Мол, даром времени не теряю и все такое!
- Интересно... Скажи-ка мне, что он там расшифровал... Я, пожалуй, запишу.
- Да у меня даже есть сама магнитофонная запись. Я тебе могу передать?
Послушаешь? - с надеждой в голосе спросил Андрей.
- Ну что ж... - Светлова секунду-другую размышляла. - Давай! - Ехала бы ты вместе с ней, Светлова... - вдруг предложил Андрей. - Какая тебе разница, где отдыхать?
- Ну, конечно, никакой! - усмехнулась Анна. И правда, какая мне разница: загорать на пляже рядом с потенциальной свидетельницей по делу об убийстве или в отсутствии таковой?!
- Да ты, Аня, только узнай, что она знает, - продолжал уговаривать Кронрод. - А дальше, если откажешься от дальнейшего расследования - ну что ж...
Мы уж как-нибудь дальше сами. Ну, выполни как бы "отдельное поручение"! Кстати, если возьмешься, тур тебе оплатят. Для Майиного папы - это пустяки.
- А вдруг эта Погребижская куда-нибудь в Биарриц или Довиль собралась?
Я бы, конечно, не прочь... Но покажется ли это пустяком Майиному папе?
- Да ты сначала узнай, куда она едет! И Светлова не сказала "нет". - А я знаешь, Анюта, что еще сделаю?.. - Кронрод заговорщически понизил голос. - Петюню твоего уговорю. Напугаю его, чтобы не зажимал таланты жены. Не фыркал, не смотрел угрюмо и недовольно и не мешал тебе заниматься своими детективными делами. Ты же должна профессионально развиваться!
- Потрясающе! - Светлова вздохнула: Кронрод коснулся болезненной темы.
- Любопытно, каким образом ты собираешься добиться такого удивительного результата? Поделись...
- А я Петру объясню все с научной точки зрения. Мол, если он не даст тебе развивать способности, то ты станешь с годами настоящей мегерой и к старости будешь его поедом есть. Это называется "месть за упущенные возможности".
- Напугай, напугай его, Андрюшенька, - поддакнула Светлова. - Упущенные возможности - это и правда звучит очень страшно... Вот если бы из-за меня кто-нибудь "упустил свои возможности", я бы лично переживала. А вот Петя...
Право, не знаю. Впрочем, напугай его, попробуй! Правда, надо тебе сказать, "испуганный Петя" - такого мне еще видеть не доводилось. Боюсь, и тебе в этом плане вряд ли что удастся достигнуть... - Но попробовать ведь можно? Вдруг получится?
- Дерзай!


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)