Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 3

Сведения оказались настолько невероятные, что Дарелл стоял, как пришибленный. Глубоко вздохнул, медленно вынул сигарету из кармана пальто и закурил. Его голубые глаза потемнели, стали почти черными. - Могли бы сказать об этом раньше, мистер Виттингтон. - Я не был уверен, что имею право говорить. Я только однажды одалживал тебя у Отдела К. Будешь работать в паре с Фричем. Вы должны вернуть оружие.
- Пусть этим занимается Фрич. Это не мой профиль.
- В чем дело?
- Не хочу работать с Фричем.
Физиономия Виттингтона омрачилась.
- Ты сказал, будто встречался с женой Дункана?
- Несколько раз. Латиноамериканская особа, Карлотта Кортес. Ее отец - генерал, живет в Нью-Йорке в изгнании.
- Тебе придется поговорить с ней. Фрич с этим не справится. Фрич стоял надувшись. Ветер обжигал его лицо - оно раскраснелось, бесцветные глаза слезились. Очевидно, ему, как и Дареллу, работенка не по душе.
- Кто принимает решения? - спросил он. - Здесь нужна согласованность действий и помощь местной полиции. Что им сказать? - Как можно меньше, - ответил Виттингтон. - За организационный момент отвечает Фрич. А ты, Дарелл, займешься женой Дункана и всем, что с ней связано.
- Выходит, вы абсолютно уверены - все, что произошло, является частью тщательно спланированной операции, - сказал Дарелл. - Нет никаких сомнений, - подтвердил Виттингтон.
- Тогда каким образом преступники узнали, что самолет разобьется?
- А катастрофа тоже запланирована. Они знали, где это произойдет и когда.
Дарелл затянулся сигаретой.
- Значит, преступники ожидали, что бомбардировщик упадет около Пайни Ноб с точностью не нескольких миль. Это кажется невозможным, если не один фактор - содействие кого-нибудь из членов экипажа. Кто- то на борту стал предателем. А так как в машине остался пилот, все против майора Джонни Дункана.
- Да, таковы наши предположения, - сказал Виттингтон. - Если только не найдем его мертвым.
- Мне представляется, - вмешался Фрич, - что у Дункана не хватило пороху посадить самолет с людьми на борту, поэтому он учинил неполадку в двигателях и отдал приказ покинуть самолет. А когда остался один, повернул к Пайни Ноб и там его грохнул. - Ваши предположения неубедительны.
- Все окажется так, как я говорю, - уверенно заявил Фрич. - Я в подобных вещах не новичок, Сэм. Ты и чихнуть не успеешь, как увидишь, что я прав.
- Я довольно хорошо знаю Дункана. Не верю, что он способен на подобное.
- Поехали к самолету, - предложил Виттингтон. - Там и договорим. Они сели в машину Фрича, стоявшую возле лачуги. Дорога вела в гору и являла собой проложенную в глубоком снегу петляющую колею. Одна из легковушек уже проделала этот путь с тех пор, как они пролетали здесь на вертолете, и теперь стояла, зарывшись в снег по самый бампер. Дарелл разглядел, что пожара на СР-2 не было. Фюзеляж самолета, гладкий и блестящий, таинственно светился на темном фоне поломанных сосен, которые зацепил при падении. Двое в зимних пальто тщательно осматривали бомбардировщик, и один с переносной рацией пошел им навстречу.
- Двоих уже обнаружили, - мистер Фрич. - Говоривший был молод и энергичен, казалось, пронизывающий ветер ему нипочем. - Сержант авиации Лес Хамфрис при приземлении сломал ногу. Его заметил молоковоз и доставил в Спенсервилл. Местный коновал вправляет кость. - Почему он покинул самолет? - резко спросил Фрич.
- Говорит, по приказу майора Дункана. Моторы отказали. Майор заорал по внутренней связи, что самолет падает.
- А он видел, еще кто-нибудть выпрыгнул?
- Только лейтенант Кэмп. Он благополучно приземлился около железнодорожного подъездного пути милях в десяти к юго-востоку отсюда. Спустился как перышко. Мы привезем его в Нэшвилл вместе с Хамфрисом, тогда тому наложат гипс, и там допросим. Но ни тот, ни другой не знает, что стало с майором Дунканом.
Дарелл повернулся к Виттингтону.
- Зачем все-таки проводился полет?
Старик покачал головой.
- Отработка всей системы на случай крайней необходимости. Проверка скорости доставки грузы - транспортировка с базы А на базу Б. Ничто не предвещало опасности. Даже при катастрофе груз не взорвался бы, если бы не приложил руку специалист. - Кому нужны эти бомбы? - спросил Дарелл.
- Действительно, кому? Мы не знаем. Это предстоит выяснить. И побыстрее.
- Не беспокойтесь, поймаем ублюдков, - произнес Фрич. Он вызвающе посмотрел на Дарелла: - Кажись, у твоего верного дружка, майора Дункана, есть на это ответ. Никто не видел, чтобы он выпрыгивал из самолета. И посадил машину туда, где его ждали сообщники, чтобы вынуть бомбы. А потом слинял с ними. Нигде в округе нет его следов.
Дарелл ни слова не ответил. Повернулся и побрел вокруг самолета, увязая по щиколотку в снегу, не обращая внимания на промокшие башмаки и коченеющие ноги. На память пришел тот далекий уикэнд в Литчфилд Хилз, штат Коннектикут, когда вместе с Дунканом учился на первом курсе в Йеле. Им было по двадцать лет, и тогда он впервые увидел снег. До этого жил в болотистой местности, среди рек и озер юга США. Новая Англия явилась полным откровением - необычные люди, необычные земли, необычный климат, о чем даже не подозревал. Вспомнился изящный белый дом Дункана со стрельчатыми окнами и собственное состояние неприкаянности посреди сияющей полировкой файфовской мебели. Высокий, светловолосый, веселый сокурсник ловко и быстро скользил на лыжах по заснеженным холмам и казался их неотъемлемой частью. И даже его манера говорить отличалась от протяжной, медлительной речи Дарелла. Давным-давно он избавился от своего кейджанского говора и чувства несхожести с другими людьми. Но всегда помнил, с каким радушием его принимали в доме Дункана. В снегу вокруг самолета остались глубокие рытвины от шин, обмотанных цепями, и люди Фрича подвели свои машины так, чтобы не пересекать их. Грузовик задом подъехал к фюзеляжу, где и сейчас открыт грузовой люк, а потом, переехав свой собственный след, отправился по горной дороге вниз. Дарелл озирался, всматриваясь в просветы между поломанными соснами, как бы желая увидеть Джонни Дункана. Нигде никаких признаков. И все же это не означает, что Дункан принимал участие в пиратском акте. Может быть, Джонни захватили те, кто выгружал бомбы, и увезли в горы. Может быть. Но и в это Дарелл не верил. Как-то все складно получается: и вынужденная посадка, и ожидающий грузовик, и вооруженная банда, подстрелившая фермера.
Необходимо раздобыть словесные портреты этих людей. Несмотря на жалящий ветер ему удалось закурить еще одну сигарету. Что за всем этим кроется? Зачем атомные бомбы обыкновенным, пусть даже особо опасным преступникам в нашей стране? Разве на военных складах врагов или псевдосоюзников не хватает этого добра, чтобы добывать его таким путем? И русские здесь не при чем - у них своих бомб навалом.
Тогда зачем?
И кто?
Он отшвырнул сигарету и направился к Виттингтону. - Я навел справки о Джоне Дункане, пока ждал тебя в эропорту, Сэм, - сказал тот. - Должен тебя поставить в известность, что многое против него. Видишь ли, он прекрасно знает эти места. - Дунк родом из Коннектикута, - возразил Дарелл.
- Но во время войны он целый год проходил здесь стажировку. И позже несколько раз проезжал по этим местам, направляясь домой в отпуск. Известно, что он какое-то время водил шашни с местной девчонкой, но ее имени в досье нет. Мы сделаем следующее: оставим здесь Фрича, который будет отвечать за проверку на дорогах. Если повезет, задержим грузовик с бомбами до того, как он проскочит кардоны.
- В таком деле на везение рассчитывать не приходится. - сказал Дарелл.
- Знаю. Если у них был план захвата бомб, то уж наверняка подумали, каак их вывезти. Определенно одно - целая партия нашего тактического оружиия находится неизвестно в чьих руках. И все говорит о том, что в руках твоего друга Джона Дункана. Дарелл хранил молчание.
- Известно также, что он задолжал своему тестю-генералу около тридцати тысяч долларов. Ты хорошо знаешь его жену, Сэм? - Последнюю фразу Виттингтон произнес довольно мягко. - Не очень. Они занимают дом в Нью-Йорке около Вашингтон Сквер. Там происходят сборища эмигрантов из страны Кортеса. - Вот поезжай и навести ее. Если задержим грузовик, я тебя отзову, - вернешься в свою контору. Когда прибудешь в Нью-Йорк, держи со мной связь. К тому времени будет побольше информации о Дункане.
- Почему бы не отдать все на откуп Фричу? - сказал Дарелл. - Я не могу быть беспристрастным. Я знаю Дунка. Он не способен на такую дурость. Ни за какие деньги.
- Может быть, не ради денег. Может быть, ради жены.
- Если у вас есть какие-то соображения, поделитесь со мной сейчас, - предложил Дарелл.
Виттингтон покачал лысой головой.
- Постарайся поладить с Фричем, ты понимаешь меня? Если кордоны на дорогах ничего не дадут, он будет работать с тобой в Нью-Йорке. Нам необходимо срочно найти эти атомные бомбы!
- А как насчет газет? Не дай Бог, просочится информация - будет жуткая паника.
- Какие у тебя соображения по этому поводу? - поинтересовался Виттингтон.
- Полагаю, цель всей затеи - именно создание паники. Виттингтон задумался и сделал отрицательный жест: - Нет. Тогда все слишком просто. Я чую беду. Не ругайся с Фричем, очень тебя прошу.
- Постараюсь, если так нужно. Мне не нравятся его методы. - Относись к нему проще, - примирительно сказал Виттингтон. - Он уже много подзабыл из своей прежней полицейской практики.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)