Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 2

Регина - довольно большой город, раскинувшийся на обширных равнинах, в нескольких сотнях миль севернее границы, почти неотличимый от любого из американских степных городов. Но платили здесь, как обнаружилось, канадскими долларами и центами. В том числе и за бензин, продаваемый "имперскими" галлонами, что составляет не четыре кварты, а целых пять. Ежели не подозреваешь о различии, можно запрыгать и порадоваться, изумляясь нежданной экономичности автомобильного двигателя.
Ночь была темной и беззвездной, а сгущавшийся туман окутывал неоновые огни зыбкими ореолами, предвещая дождь, Я двинулся прочь, совершенно спокойно, словно человек, не обремененный заботами и располагающий уймой времени. Малютка фольксваген, приютившийся двумя кварталами дальше, изрядно послужил мне еще в Блэк-Хиллз. Нынче, работая к западу от Миссисипи и к востоку от Калифорнии, даже не рассчитывайте выклянчить у начальства четыре колеса побыстрее. Мы - не крупнейшее из правительственных учреждений, особыми средствами не располагаем и баловать секретных агентов удобными кадиллаками да спортивными "Феррари" попросту не в силах. А жаль.
Я неспешно забрался за руль и включил зажигание,
предоставив мотору минутку-другую поработать на холостом ходу. VW надежны и неприхотливы, однако чересчур высоких оборотов терпеть не могут. А я в течение долгих часов давил педаль, как таракана: даже на спусках - пологих и крутых. Но мотор, похоже, не затаил обиды.
Я тронул машину, стараясь не глядеть в зеркальце
чересчур уж часто и, разумеется, не оборачиваясь. Коль скоро за мною следовали от мотеля, распугивать соглядатаев не стоило. Требовалось подержать их в пределах досягаемости - покуда не дозвонюсь куда надобно и не определю: пристрелить или поцеловать.
Неподалеку от универсального магазина, возле
автомобильной стоянки, сыскался телефон. Торговля уже окончилась, машины разъехались, и я мог вызывать Вашингтон без малейших помех, краешком глаза наблюдая за эволюциями на c+(f%. По улице прокатили три-четыре колымаги. Даже если внутри обретались чересчур любопытные человеческие особи, у них достало скромности либо разума спешить мимо и восвояси. - Говорит Эрик, - объявил я, услыхав голос Мака. На
самом деле покорного слугу именуют Мэттью Хелмом, а теперь я временно звался Давидом Клевенджером - по крайности, предыдущее, прерванное задание выполнял в этом качестве. Но при телефонных переговорах используют кодовые клички. За две тысячи миль отсюда, по другую сторону канадской границы, Мак вымолвил единственное слово:
- И..?
Я состроил гримасу терпеливо дожидавшемуся под фонарем Фольксвагену.
- Красный карандаш имеется поблизости, сэр?
- Хм?
- Возьмите и похерьте в списках имя Грегори. Земные труды сей очаровательный молодец окончил.
На противоположном конце провода воцарилось кратчайшее безмолвие, а затем я услышал невозмутимое:
- Понимаю. Подробности, пожалуйста. Я исправно сообщил подробности.
- Опишите перчатку.
- Белая замша, дорогая, тонкая. Безнадежно. изгажена. Размера не определю, однако шилась не для хрупкой отроковицы. Между прочим, у дамы - длинные, тонкие, артистические пальцы. Или - длинные, сухие, очень жилистые и крепкие. Трудно сказать... Разумеется, предполагая, что перчатка соответствовала руке.
- Ложный след возможен всегда, - отозвался Мак, - да только здесь он маловероятен.
- Вам виднее, сэр.
- Прежнюю операцию - побоку, - сказал Мак. - Теперь
начинайте выслеживать женщину ростом пять футов и семь дюймов. Не амазонка, но достаточно крупна, чтобы служить моделью для перчаточной рекламы. Понимаете?
- Да, сэр.
- Направляется к. востоку, в сопровождении дочери, девочки-подростка. Ведет пикап, на буксире тащит прицепной домик. Трейлер.
- Уроженка Запада, - ухмыльнулся я. - Или давняя
жительница. Привередливые восточные орхидеи не осрамят себя и за руль паршивого пикапа даже под страхом смерти не сядут. - Несколько лет провела в штате Вашингтон. Ее муж - известный ученый, работает над секретными затеями в Уайт- Фоллз, на реке Колумбия. Вы, наверное, слыхали об этом проекте...
- Картина слегка проясняется. Будьте любезны, сэр, немного подробнее.
- Грегори надлежало... хм! - свести с нею дружбу в
дороге, завоевать расположение и доверие. Но дама держалась начеку и, судя по докладам покойного, далее шапочного знакомства дело не пошло.
- За что же Грегори убили?
- Великолепный вопрос, - ядовито промолвил Мак. -
Bозможно, сумеете отыскать верный ответ.
- Одна загвоздка, сэр! Мне велели мчаться во весь дух - и только. Скрытность, насколько мог судить, особого значения не имела. Вы приказали выяснить, почему Грегори молчит. Выясняя, был вынужден войти в домик мотеля. Коль скоро за домиком наблюдали, то заметили меня тотчас. И, бесспорно, увязались по пятам. В любом случае, между мной и Гретом протянулась ниточка.
- Досадно, - сказал Мак, - но попробуйте сочинить
убедительную легенду... Я, кажется, попросил вас не забыть палатку и прочие походные принадлежности?
- Не забыл, сэр. Те же самые, которыми пользовался в Блэк-Хиллз.
- Отлично. Объект обнаружите в нескольких милях к
востоку от Регины, близ Транс-Канадского магистрального шоссе, в кемпинге. Проверьте стоянку двадцать три. Должен обнаружиться голубой вездеходный форд. И серебристый прицепной домик. Диктую номера, они вашингтонские... Записали? Подыщите стоянку для себя, заночуйте, а поутру позвоните. Получите новые распоряжения.
- А если мама с дочкой снимутся и укатят?
- Немедля доложите. А мы сообщим, куда укатили. Кстати, зовут женщину Дрелль. Женевьева Дрелль.
- Дрель? Это не имя, - ответил я. - Это приспособление, проделывающее дырки где надо и не надо.
Безуспешную попытку сострить Мак пропустил мимо ушей и продолжил:
- Дочь: Пенелопа Дрелль, пятнадцати лет. Близорука, носит очки. Также - проволочные скобки на зубах. В Регине мать и дочь задержались на сутки: наведывались к дантисту, скобу поправить и укрепить.
- Ага, - откликнулся я. - Очки, а в придачу - зубные
скобки. Поистине Лолита!
Мак то ли Набокова не открывал, то ли не расслышал, то ли просто решил не отвечать на дурацкие шутки подчиненного. - Муж и отец: Герберт Дрелль, инженер-физик. Миссис Дрелль покинула домашние пределы, равно как и супружеское ложе, дабы соединиться с человеком, довольно привлекательным внешне и весьма сомнительным политически. Некий Ганс Рюйтер. Мы с ним уже знакомились, правда под именами совершенно другими. Не разведывательный гений, однако вполне добросовестен и хорошо подготовлен.
Я вздохнул:
- Минутку, сэр! Дозвольте самому догадаться! Миссис Дрелль, часом, не прихватила на память о замужестве кипу документов, помеченных "совершенно секретно"?
- Весьма сожалею, но вы угодили прямо в яблочко...
- О, Господи, помилуй. Опять все те же старые добрые краденые двадцать пять... Ядерные разработки? Если не слишком ошибаюсь, ими занимаются и на брегах Колумбии. - Да, - произнес Мак, - но доктор Дрелль занимается
исключительно лазерами. Вам известно это слово?
Я невольно присвистнул:
- А-а-а! Новомодные "лучи смерти"? Очень, очень мило. Mо ведь мы не служим правительственным бюро находок? Сдается, похищенные бумаги подлежат ведению Дж. Эдгара Гувера. И кой-кого еще... Хорошо, пускай даже уворовали пачку переработанной, нарезанной тонкими прямоугольниками, исписанной целлюлозы. Но зачем вызывать истребительный отряд? Мы же не ищейки, мы волкодавы!
- Излишне с выводами торопитесь, Эрик, - заметил Мак. - Я ведь не документы прошу возвратить.
- О! Простите.
- Операция весьма щекотлива. Крупная, неимоверно
сложная затея, нас касающаяся лишь отчасти. Когда осмотрите место и действующих лиц, я изложу подробности - все, что знаю и могу изложить. А сейчас берите ноги - виноват, баранку - в руки да отправляйтесь в кемпинг. Я, со своей стороны, успею кой-куда позвонить и потянуть за нужные международные веревочки. Тело Грегори должен обнаружить разумный, проницательный и очень сдержанный полицейский. - Да, сэр.
- Присматривайте за женщиной и одновременно проверьте, не следят ли за вами самим. Ежели следят, постарайтесь определить, кто именно. Только без поспешных и слишком решительных мер... К сожалению, в этом случае мы работаем с помощниками. Понимаете?
- Понимаю, - протянул я. - Но поймут ли они?
Терпеть не могу нарываться на бескорыстную, братскую разрывную пулю.
- Придется рискнуть, - наставительно заметил Мак. - Ибо, к еще большемоему сожалению, помощников о нашем участии не уведомили. Их нельзя уведомлять. Понимаете?
- Да, сэр, - ответил я.
Не понимая при этом ни аза.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)