Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



А-А-Х

Раздался звон курантов, и лифт объявил: "Четвертый этаж". Зашипели, открываясь, двери. Мыча, блея, расталкивая друг друга, мои коллеги вырвались из кабины и разбрелись по своим загонам. Унылое звяканье колокольчиков у них на шеях разнеслось в сыром утреннем воздухе.
Я, естественно, преувеличиваю. Вообще-то наши именные бэджи не звякают - по крайней мере, в диапазоне, доступном человеческому уху. И думать об этом не смейте. МДИ - компания, идущая в двух шагах впереди авангарда прогресса. Мы - ее ценные и надежные высококвалифицированные работники. Начальство за сотрудниками не шпионит. И лишь по чисто случайному стечению обстоятельств в каждом бэдже имеется крохотная микросхема-шифратор-передатчик, а в потолки МДИ-305 вделаны приемники (как в других зданиях - противопожарные датчики). Бэджи, которые мы обязаны носить не снимая, не имеют никакого отношения к отчетам о трудовой дисциплине персонала, которые ежедневно сдают менеджеры, - отчетам, где точно указывается, когда именно и на какой срок мы удаляемся в туалет, какие интересные химикалии попадаются в нищих телесных выделениях и с кем мы общаемся в обеденный перерыв.
Кстати, ни малейшей связи нет и между такими действиями, как выскальзывание некого предмета из вашей руки и его падение на землю. Мало кому известно, что так называемый "закон земного притяжения" был одним из лучших розыгрышей, придуманных великим шутником Изей (Исааком) Ньютоном. Преклоняясь перед его блестящим остроумием, учителя и профессора физики, передавая секрет из поколения в поколение, уже много веков дурят нашего брата - великие розыгрыши бессмертны.
Так что на самом деле никакой "гравитации" на свете нет. Дело в другом - Мать Сыра Земля сама не летает и людям не дает. Завистница она и жадюга.
Кстати, о жадности: из-за того, что разбомбленный Западный вход пока еще не восстал из руин, а два нижних этажа оккупированы ТОПР, до нашего отдела я добирался так: войти через Южный вход, прямо и направо по коридору к лифтам, подняться на четвертый, в отдел Кодирования Документов, прямо на север через территорию ЭХМ к выходу на галерею, выйти на галерею (мимо контрольно-пропускного поста с охранником), 200 ярдов вдоль северного фасада здания, в сторону западного крыла, миновать еще один КПП и - ДАВАЙ БОГ НОГИ - пролететь "Временное чистилище" (затравленно высматривая столетние тени былых временных сотрудников), потихоньку спрямить крюк, пробежав через территорию ЛАФАСовского отдела продаж и маркетинга к лестнице, что была сооружена на случай пожара, и ножками-ножками спуститься на шесть этажей в помещение МИСС (западное крыло, первый этаж).
В тот день я надеялся проскочить. Скотт Юбермэн, (до перехода ЛАФАСа в собственность МДИ - вице-през. по маркпрод., а ныне - менеджер отдела, ответственный за все нелепые поручения, которые мы ему даем в надежде, что он уволится сам) сидел на своем месте. В обычной позе: ноги в кроссовках возлежат на столешнице, над ними колышется свежая спортивная газета ("ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЬ "КОЙОТОВ"?"), из-за газеты порой выглядывает лысеющая, со светлым пушком, макушка. Если затаить дыхание и миновать его кабинет на цыпочках...
Сырые носы моих галош издали писк при соприкосновении с кафельной плиткой. Блин.
Газета с шуршанием повалилась на стол. Подняв глаза, Юбермэн узрел меня: - Пайл? Как удачно, что я тебя нашел! Сеть опять упала. Пришлось остановиться и изобразить всем телом, будто меня это ужасно волнует:
- Да?
Юбермэн свернул газету в трубочку, привстал и отвесил шлепок своему "десктопу" - точно щенку, который непочтительно обошелся с красивым ковром. - Никакой реакции, - сообщил он.
- А локально вы работать можете? На миг его щеки стыдливо зарделись. - Я, э-э, как-то... - залепетал он. Иными словами, ему это и в голову не приходило. Какая неожиданность.
- Немедленно этим займусь, мистер Юбермэн, - я вновь направился к пожарной лестнице.
- Нет, вы сами посудите, - Юбермэн прокашлялся, поправил галстук и завел свою утреннюю жалобную песнь, без которой ему жизнь была не в жизнь. - Это что же получается? Уже третья а пария сети в текущем году? Пришлось опять замешкаться:
- Сэр, у нас кое-какие сложности с переносом вашей базы данных на наш сервер, - я потихоньку подвинулся еще на шаг к выходу на лестницу. - Нет, вы сами посудите, - скрипел Юбермэн, - если на вашу сеть нельзя положиться, вся моя работа идет коту под хвост. Однозначно коту под хвост, вам понятно?
"Туда ей и дорога", - подумал я, но вслух сказал лишь: - Мы постараемся ее восстановить как можно быстрее. - Нет, вы сами посудите, - Юбермэн снова шлепнул "десктоп" газетой, - да у нас таких проблем и в помине не было, пока МДИ нас не купила. Черт возьми, наша старая сеть "Эпплайд Фотоникс" ни разу не падала! Ни разу! - Да, я слышал. (Столько раз слышал, что уши вянут! Кто б сомневался - дайте мне офис на одном этаже и шестнадцать пользователей, я из любой сети конфетку сделаю!)
- Нет, вы сами посудите, - Юбермэн замялся, пытаясь вспомнить, куда именно клонит, и вяло заключил, - ну, вы сами можете рассудить. - Угу, - кивнул я и рванулся к лестнице. Юбермэн, развернув газету, вновь углубился в чтение. Я уже нажал на ручку двери, ведущей на лестницу... И вновь - шуршание бумаги.
- Пайл?
Я замер и обернулся:
- Да, мистер Юбермэн?
- Вы в курсе, что у вас один носок коричневый, а другой - голубой? Нет, я не был в курсе, но признаваться в этом не собирался: - Это мода такая, мистер Юбермэн.
- А-а, - ненадолго призадумавшись над этим, он решил вернуться к своим спортивным новостям. Я распахнул дверь, вышел на лестничную клетку и начал спускаться вниз. За миг до того, как дверь с треском захлопнулась за моей спиной, я услышал бормотание Юбермэна:
- Дурацкая, позвольте вам доложить, мода.
Грохоча ботинками по бетонным ступеням, я миновал наглухо заваренные железные двери ТОПР и без особых происшествий добрался до нашего этажа. Однако как только я распахнул дверь МИСС, мой нос ощутил страннейший букет запахов. Холодный сырой воздух. Мокрые заплесневелые листья. Бензин, озон и дым.
Словом, совсем не те ароматы, которые должен источать компьютерный зал. Швырнув сырую куртку в мою рабочую ячейку, я торопливо содрал с ног галоши, схватил огнетушитель и, подобно собаке-ищейке, ринулся на зловещий запах. Завернув за угол, я узрел...
Я вновь узрел Гасана Табули. (Как он успел меня опередить, черт его задери?) Стоя у распахнутой двери, что вела к наружной пожарной лестнице, он смотрел на длинный, заросший ряской пруд, расположенный позади МДИ-305. В пруду плавали, радуясь дождю, утки, а в руках у Табули были, соответственно, горящая сигарета и какой-то самопальный приборчик, явно служивший затычкой для сенсоров пожарной сигнализации.
Целый шквал мыслей пронесся по моим извилинам. Налицо было вопиющее нарушение - прежде всего нарушение техники безопасности. Мало того, мой начальник попирал нормы экологии, и нормы здравоохранения, и... и... Когда все остальные методы не дают успеха, применяй самый тривиальный. - Гасан?
Табули неспешно обернулся и остановил свой взгляд на мне: - Что?
Устало, почти машинально, он поднес сигарету к губам и затянулся. - Э-э-э, вы в курсе, что сеть упала?
- Ага. - Он еще раз затянулся и медленно выдохнул дым. - А... а?..
- По личному распоряжению Уолтера Даффа, - неторопливо проговорил он, - сеть была отключена сегодня в 6.00.
- Так ее Даффер отключил? Зачем? Табули опять ненадолго припал к сигарете и, отвернувшись, уставился на дождь:
- Без понятия. Я только что узнал, что через пять минут должен к нему явиться для личной беседы. Наверно, тогда он мне и скажет. - Личная беседа? - я все еще ничего не понимал.
Табули ответил мне - медленно, с толком, расстановкой и состраданием: - Вы еще молоды, Джек. Ваш трудовой путь только начинается. Жизнь вас еще многому научит, дайте только срок. Джек, когда вы пооботретесь в большом мире, то узнаете, что фирмы живут по своим биологическим часам и развиваются абсолютно предсказуемо, точно личинки майского жука или головастики. - Вновь приложившись к сигарете, он посмотрел на часы. - Какое у нас сегодня число, Джек? Я сосчитал не сразу:
- Пятнадцатое мая?
- Средний день среднего месяца второго квартала, - отозвался Табули. - Если уж модернизировать организационную структуру корпорации, то именно сегодня.
- Сегодня?
В последний раз, глубоко-глубоко затянувшись сигаретой, он выкинул тлеющий бычок в дверь - тот с шипением приземлился в сырой траве. Табули обернулся ко мне:
- Приятно было с вами работать, Джек. Больше не отзывайтесь на кличку Пайл, хорошо?
И пока я лихорадочно соображал, что сказать, Табули сунул мне "электрозатычку" и побрел вверх по лестнице.
То был последний миг, когда я видел Гасана Табули живым. Битых десять минут я размышлял, как отключить "затычку" так, чтобы при этом не разбудить сигнализацию. Осуществив в итоге эту операцию, я вернулся в наш отдел. Все прочие сотрудники МИСС уже были на своих местах, а в кабинете Гасана не осталось ничего, кроме голых стен. Ребята из службы ЭООС (Экстренного Оздоровления Окружающей Среды) в белых нейлоновых противотоксичных скафандрах нервно натирали шампунем ковер и пылесосили потолок.
В ближайшей к кабинету Табули ячейке сидел Авраам Рубин. Ежась, точно кот в блошином цирке, тихо бормоча себе под нос псалмы, он производил впечатление человека, который по уши (и даже по мохнатые брови) погружен в работу. Конкретно - в чтение распечаток кодов. Я постучал по алюминиевому косяку у входа в его ячейку.
- Проходи мимо. Ангел Смерти! - возопил Рубин, подпрыгнув в кресле. Крутанулся на месте, узнал меня - и вздохнул:
- Ох, Пайл, это всего лишь ты... Я указал на кабинет Табули: - Что стряслось, Бубу?
Вместо ответа Рубин схватил себя за бороду, опять задергал плечами, потом принялся зачем-то распутывать свою молельную шаль. - Вот что я тебе посоветую, - сказал он наконец, поглаживая косяк ячейки, помазанный кровью агнца, - иди себе в свой кубик, сосредоточься па работе и постарайся ничего не видеть, ничего не слышать и ничего не думать... Выровняв шапочку-кипу, чтобы прикрывала макушку, он вновь уставился в свои свитки с входным кодом и опять загундосил: "...хашем - наследие его, и да упокоится он..."
Да уж, разъяснил, как отрезал. Я сунулся в ячейку Ян Хуань Донга: - Послушай, Фрэнк...
Фрэнк Донг поднял глаза от какой-то "горящей" документации, поправил бифокальные очки на носу, задумчиво кивнул:
- А-а, Пайл. Конфуций сказал - когда между слонами война, мудрый муравей еще ниже сгибается под своей ношей и держит ухо востро. . Ладно-ладно. СЛЕДУЮЩИЙ! Теперь мне предстояло обратиться к Чарльзу Мэрфи. Его ячейка находилась на той стороне нашего разветвленного мультиплекса-серпентария. Вообще-то я всегда чувствовал себя неуютно, когда мне приходилось отрывать Чарльза от работы, но тут... Я постучал по косяку ячейки:
- Извини, Чарльз, можно тебя спросить кое о чем?
Отъехав на своей электрической инвалидной коляске от пульта интерфейса, он развернулся на 180 градусов и уставил на меня свой единственный, налитой кровью глаз:
- СЛУШАЮ? ЧТО ВАМ ТРЕБУЕТСЯ?
Вот черт. Опять он перевел свой голосовой синтезатор в режим "механическая монотонность".
От этого голоса меня всегда пробирал озноб. Понимаете, на моих глазах Фрэнк и Бубу ставили Чарльзу модернизированную версию. Я отлично знал, что голосовой синтезатор Чарльза был способен на целую гамму голосов - от Шварценеггера до Минни Маус. Но Чарльз ловил кайф, общаясь с людьми голосом робота-убийцы!
Я набрался храбрости:
- Ну, это, насчет Гасана. Ты не...
И в ту же секунду сообразил, что просто-напросто даю Чарльзу еще один прекрасный повод для вопля: "ЛИКВИДИРОВАТЬ!" Нет уж, спасибочки. Я поторопился выкатиться из его ячейки задним ходом: - Впрочем, не важно. Извини, что помешал. Убравшись из этого района так быстро, как только позволяли приличия, я отправился отлавливать Т\'Шомбе Райдер.
Ее я нашел в машинном зале. Она проводила диагностику на одном из инфосерверов, одновременно размешивая растворимый кофе в большой кружке "гейзерколы" и листая свежий номер феминистического антиглянцевого журнала "Антикосмополитен". Кофе уже походил на угольно-черный цемент, но Т\'Шомбе рассеянно подсыпала в кружку ложку за ложкой.
- Йо, сестричка!
Развернувшись ко мне в своем вращающемся кресле, она уставилась на меня фирменным взглядом Вупи Голдберг - с насмешливым добродушием, почти не приподнимая тяжелых век:
- Пайл, ты сам-то осознаешь, как лажово такие слова звучат, когда ты их произносить пытаешься?
- Извини, - я захлопнул за собой дверь, плюхнулся в кресло рядом с ней и пожал плечами. - Разве мне есть оправдания? Я - белый молодой человек с Верхнего Среднего Запада. Мои гены раскованности подавлены с самого их рождения.
Встряхнув головой, Т\'Шомбе печально улыбнулась: - Смотри на вещи трезво, Пайл. Ты - белый БОТАНИК с Верхнего Среднего Запада. Никаких генов раскованности у тебя нет и быть не может. Вдоволь поразмыслив над этим заявлением, я утвердительно кивнул: - Да, возможно. Думаю, тебе-то лучше знать. Еще раз пожав плечами - для вящего понта - и указал подбородком в сторону уборщиков: - Так что за фигня приключилась с Гасаном? Т\'Шомбе отхлебнула на пробу из своей кружки, скривилась и подсыпала еще дае ложки кофе. - Прежде всего, - начала она. - ты должен пони- мать, что МДИ рьяно проводит в жизнь грибную концепцию взаимоотношений начальства и персонала. - Грибную концепцию? - сморщил я нос.
- "Держите их в темноте, под слоем навоза", - пояснила она. - Мы узнаем то, что захочет нам сообщить руководство, тогда, когда оно изволит нам это сообщить, и лишь в том случае, если оно вообще решит, что мы должны хоть что-то знать. Покамест можно предположить, что всеобщего увольнения не планируется - иначе у серверов уже стояли бы охранники с гранатометами. Мои глаза полезли на лоб (разумеется, на мой собственный). Т\'Шомбе кивнула в знак подтверждения:
- Такое уже было - в прошлый раз. Также мы можем предположить, что нас с тобой оставят - иначе мы бы уже сидели и слушали лекцию консультанта по перераспределению кадров. - Тут она замолкла и, надув губы, глубоко задумалась. - Поскольку нам больше ничего неизвестно - то есть знаем мы с гулькин нос - лучше всего тебе сейчас не рыпаться и терпеливо терпеть. Надо будет что-то сделать - тебе скажут.
Поразмыслив над ее словами, я уныло уставился на мои непарные носки и покачал головой:
- Не нравится мне все это. Понимаешь, Гасан мне был ПО ДУШЕ. И мне ужасно жалко, что с ним такое вышло - если я его судьбу правильно себе представляю. Как ты думаешь, удобно будет, если я, типа, сегодня днем позвоню ему домой? Т\'Шомбе так и подпрыгнула:
- И думать забудь! С работы - ни в коем разе, да и с твоего домашнего телефона не стоит. Фирма очень-очень не любит, когда уцелевшие после реорганизации звонят бывшим сотрудникам. А с техникой они чудеса творят - вычислят тебя по Номеру телефонной карты и вообще... Л я-то думал, что меня уже ничем не удивишь:
- Но...
- Поверь мне, Пайл. - Т\'Шомбе помешала ложечкой в кружке, глотнула кофе и тут же чуть его не выплюнула мне в лицо. - Теперь, когда Гасан вычеркнут из списка людей, они на тебя в суд могут подать за то, что ты с ним разговаривал. Да я поспорить готова, что прямо в эту нот минуту копы предъявляют жене Гасана ордер на обыск и ворошат их дом в поисках ворованных ручек и скрепок. - Насильно влив в себя еще глоток кофе, она уставилась на меня змеиным взглядом из-за кружки.
- Но...
- Пайл, стала бы я выдумывать такую чушь, а?
На моих глазах такое много раз было. Меня все еще трясло: - Но... но... они, что, могут получить сведения о том, кому я ИЗ ДОМА звоню?
- Как-нибудь почитай свой сверхсекретный контракт о найме - то, что мелким шрифтом напечатано. Да ты сам подивишься, от каких прав отказался, когда устроился в МДИ. - Попытавшись допить кофе, Т\'Шомбе чуть не поперхнулась и - от греха подальше - вымахнула содержимое кружки прямо на стоявший в углу филодендрон. Растение забилось в конвульсиях и На глазах увяло. - Твоя электронная почта, голосовая почта и электронное рабочее место - псе у них под контролем. Хоть это тебе известно?
- Ну да...
- И всякий раз, когда ты идешь к врачу, в МДИ поступает полный экземпляр твоей истории болезни. Верно?
- Ну да, само собой, - пожал я плечами. - Нездоровый образ жизни одного человека - угроза для всех.
Т\'Шомбе только скривилась:
- Пайл, когда ты обновляешь страховой полис на машину, в бумагах надо указывать ее пробег. Ты в курсе, что страховая компания немедленно делится этой информацией с МДИ?
А вот это уже сюрприз.
- Зачем?
- Затем, что МДИ отчитывается перед Управлением
общественно-транспортизации населения, - голос Т\'Шомбе сварливо задребезжал. - Затем, что государство предписало МДИ пересадить 60 процентов сотрудников с машин на монорельс! - В ее огромных глазах запылал огонек безумия. - Потому что транспортники умножают пробег твоей машины на результаты теста на токсичность выхлопов! Потом из всех этих чисел складывается уровень вредности МДИ для окружающей среды! - Тут Т\'Шомбе схватила меня за грудки и затрясла, как тряпичную куклу. - Пайл! Почему, черт тебя задери, я все время торчу в этом вонючем машинном зале?
Я не мог высказать своего предположения на этот счет - слишком уж бешено она меня трясла.
- Потому что, - ответила она сама, - на все треклятое здание это единственное ЗАЩИЩЕННОЕ место!
В этот миг Т\'Шомбе опомнилась. Перестала меня трясти. Перестала цепляться за мою рубашку и позволила мне тихо сползти на пол. Бухнулась рядом со мной. - Защищенное, - шептали ее губы. - По сверх-высшему классу. Никаких камер. Никакой видеосвязи с внешним миром. Никаких ретрансляторов. Никто нас не в силах увидеть.
Она придвинулась ко мне, щекоча губами мое ухо.
- Защищенное, - произнесла она низким, страстным голосом. От запаха ее пота и духов мой разум помутился. Нежные волоски у меня на ушах затрепетали от ее влажного, теплого дыхания. Затрепетал и я, предчувствуя развязку. Господи Исусе, если я правильно понял, чего она хочет... Вот это да! В потаенной комнате, на работе, наедине с опытной и привлекательной взрослой женщиной - понимаете, я, конечно, о таком читал на страничке WWW.penthouse.mag.com, но мне и в голову не приходило... ну, иногда приходило, но разве я мог поверить...
- Защищенное, - повторила она еще тише. - Никакой аудиосвязи. - Я воровато заглянул (всего на миг) в ее вольное декольте и пустил в ход псе резервы смелости, чтобы поднять непослушную руку к верхней пуговице ее блузки. - Никто нас не в силах услышать, Пайл, - и одними губами добавила: - Кроме Повелителя.
По моей спине сбежала какая-то тварь с холодными чешуйчатыми лапками. Рука моя замерла в воздухе.
- Повелителя, Т\'Шомбе?
- Т-с-с. - Она поднесла к моим губам палец с безупречным маникюром и указала на филодендрон в углу. - Он слушает.
Я поглядел в угол. Поглядел на нее. Моргнул.
Опять поглядел на нее:
- Это... растение... Повелитель? Т\'Шомбе заулыбалась, хихикнула: - Ну конечно же нет, дурачина.
Облегченно вздохнув, я попятился от грани паники. Все нормально, это очередная непостижимая шутка Т\'Шомбе...
- Это всего лишь отросток Повелителя, - разъяснила она. - Малюсенький кусочек его гигантского всемирного мозга.
КТО Б СОМНЕВАЛСЯ.
Медленно, опасливо - так, наверное, ходят на цыпочках по минному полю - я начал приподниматься с пола и отползать от Т\'Шомбе. Та обиженно надулась.
- Не трусь, - сказала она ласково. И закатила глаза: сперва я подумал, будто она прислушивается к голосам в своей голове, потом понял, что она инспектирует стены машинного зала. - Здесь он совершенно беспомощен. Экранирован. Изолирован. Для этого я его сюда и перенесла. - Взгляд Т\'Шомбе снова уперся в меня. - Чтобы я могла изучать его в надежном месте. Углубленно.
Я уставился в ее коричневые, цвета какао глаза. То, что я в них прочел, перепугало меня до смерти.
Т\'Шомбе была абсолютно безумна и безумно серьезна. - Ну раз так, э-э... - Я умудрился незаметно опереться на руки, привстал и начал готовиться к спринтерскому рывку в сторону двери. Внимательно, глубокомысленно уставился на растение. НА КОЙ ЧЕРТ ОНА РАЗУКРАСИЛА ЕГО БЛЕСТКАМИ?
- А что, этот Повелитель любит наряжаться на Рождество? Как кошка - тихо, плавно, на четвереньках - Т\'Шомбе обошла меня слева. - Камуфляж, - прошептала она мне в левое ухо. От ее нежного дыхания меня прохватила неудержимая дрожь. - Мне ребята из ТОПР дали. Противорадарный камуфляж. Говорят, глушит телепатическое излучение Повелителя. Меня затрясло еще пуще:
- Ребята из ТОПР?
Т\'Шомбе медленно, серьезно кивнула:
- Да-да. О Повелителе они знают все. Даже больше меня. Так-то.
Ладно-ладно. Я приподнялся с пола и медленно, опасливо встал. Т\'Шомбе тоже вскочила.
Я ей улыбнулся. Широкой, дружелюбной, на сто процентов фальшивой улыбкой. Она, похоже, среагировала положительно.
- Ну, значит, это... - Я замер как вкопанный. У меня слов не было, не то что мыслей.
- Ты никому не скажешь то, что я тебе сказала? - взволнованно прошептала она.
- Нет, - замотал я головой. - Нет, конечно.
- И говорить со мной об этом не будешь - если не здесь? Я не знал, покачать мне головой или кивнуть, и поэтому проделал то и другое сразу. - Христом Богом клянусь. Плюнь мне в ухо. Не буду. Т\'Шомбе серьезно кивнула:
- Хорошо. Отростки Повелителя - повсюду. Да не обманет тебя их невинная внешность. Я кивнул в ответ:
- Понимаю.
- Более того, - зашептала она, - теперь тебе лучше вернуться в твою ячейку и прикинуться, будто знать ничего не знаешь. Я кивал без остановки:
- Точно. Отличная мысль. Я мигом.
Смерив меня взглядом, Т\'Шомбе улыбнулась:
- Спасибо, Пайл. - Опять поглядела на меня - в ее голову явно заскочила кометой какая-то безумная мысль - и опять сгребла в свои объятия, больно стиснув мне руки. - Я ЗНАЛА, что ты поймешь.
- Спасибо за доверие.
ДОРОГОЙ БОЖЕНЬКА, ВЫТАЩИ МЕНЯ ИЗ ОБЪЯТИЙ ЭТОЙ ЧОКНУТОЙ, ВЫТАЩИ, ВЫТАЩИ, ВЫТАЩИ!!!
Ослабив хватку, она еще раз кивнула и подмигнула мне, после чего дотянулась к дверной ручке.
- Готов вернуться в бой?
Не полагаясь на свой голос (я был готов сорваться на крик), я торопливо кивнул. Она распахнула передо мной дверь.
Я бежал не чуя под собой ног, пока не оказался в своей ячейке. По сравнению с первым часом моего пребывания на работе остаток утра прошел тихо-мирно. Сеть пока еще не включили, но это не мешало мне работать над локальными файлами, так что, нацепив видеоочки и инфоперчатки, я нырнул в мою рабочую копию бардачной БД отдела маркетинга ЛАФАС. Люди вроде Юбермэна ошибочно полагают, что работать в виртуальной реальности на реляционных базах данных легко и приятно. Жаль вас разочаровывать, детки. Галлюцинаторные визуальные метафоры хороши в играх и студенческих проектах, но в мире бизнеса четко структурированная БД - вылитый склад, забитый детскими кубиками с азбукой. А виртуальные
Инструменты, которыми забавляется типичный сотрудник МИСС, удручающе похожи на строительное оборудование: фронтальные загрузчики, Конвейерные сортировщики, компрессоры информации и так далее. Практически единственный шанс повеселиться - сборка объектов для высокоуровневых пользователей, и то надо постараться, чтобы сотворенные вами объекты были видны только посвященным знатокам из МИСС.
Например, сегодня утром мне предстояло создать разведчика-запросчика для рубахи-парня, нашего общего любимца Скотта Юбермэна. Юзерско-ламерская сторона разведчика - в смысле та его ипостась, которая будет видна Юбермэну и всем прочим рядовым пользователям, - была заимствована мной из стандартной библиотеки образов. Получился учтивый, милый, скользкий лизоблюд - этакий юный яппи в галстуке-бабочке.
Что же до кодовой стороны, зримой лишь в волшебном царстве МИСС-мистиков и МИСС-магов, я слазил в наше тайное хранилище ворованных мультперсонажей и выбрал для бедняги разведчика совсем иную маску - толстого мопса в человеческой одежде, этакий апофеоз плаксивого самодовольства. - Как живой, - подумал я удовлетворенно.
Около полудня я сохранил свое творение, перезагрузился, снял очки и перчатки и отправился обедать. Столовая находилась на первом этаже южного крыла. Добравшись туда без происшествий, я пристроился в очереди к Бубу Рубину с Фрэнком Донгом и выбрал обычное "особое блюдо дня" (ничего другого все равно не было). Бубу докопался, что это замаскированная говядина. У Фрэнка финансы пели романсы (учитывая, что электронные бэджи учитывают буквально каждый наш чих и пук, столовая могла бы принимать чеки - но нет, только наличными!), так что пришлось одолжить ему пару монет. Ринувшись наудачу в толпу, мы обрели свой традиционный столик у окна - тот, с которого лучше всего видны Телки из Кодирования Документов. Мы ели. Исподтишка стреляли глазами по сторонам. Вздыхали. Бубу выдал свою обычную сентенцию: "Как много девушек хороших, как мало счастья на земле". Фрэнк в очередной раз рассказал нам, что, когда он сюда только устроился, на каждом столе здесь имелась солонка с бесплатной солью - руку на отсечение! Бубу попытался его отвлечь, заметив, что Т\'Шомбе опять обедает прямо в машинном зале - домашними бутербродами. Не замечали ли мы за ней каких-нибудь странностей? Я хотел было ответить, но тут заметил в углу за его спиной филодендрон, усыпанный блестками, и поспешил перевести разговор на другую тему.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)