Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Глава 2

Бомбардировщик СР-2 прочертил по снегу горной долины длинный след. Сверху, на фоне сверкающей белизны и сосен, поверженный самолет походил на мертвого орла, широко раскинувшего серебристые крылья. Сидя в вертолете и глядя вниз, Сэм Дарелл бесстрстно изучал место катастрофы.
- Сколько человек было на борту? - спросил он.
- Три, - ответил Виттингтон.
- Никто не остался в живых?
- Мы думаем, все живы. Здесь нет ни одного.
- Никого не нашли.
- Нет.
- Откуда вы знаете, что груз исчез?
- Там уже побывал Гарри Фрич.
Дарелл опять посмотрел вниз. Никаких признаков жизни. Лишь достаточно четкие следы от шин грузовиков: по крайней мере две, а возможно, три машины подъезжали к самолету ночью. На каменистом ложе долины снег лежал толстыми белыми складками. Нигде не просматривались ни дороги, ни дома, ни присутствие людей. Был почти полдень. А в пять часов утра, когда еще не забрезжило, Дарелла разбудил телефонный звонок Виттингтона. Вот тебе и субботнее утро, вот тебе и мечты о спокойном отдыхе в выходные дни. Никак не думал, что понадобится Виттингтону и его Особому отделу. А они свалились как с облаков, и все планы рухнули, сметены силой власти, которой, как казалось, обладал только Виттингтон.
Пилот вертолета, посвистывая, еще раз пролетел над местом катастрофы.
- Значит, вы знаете майора Дункана? - снова осведомился Виттингтон.
- Да, мы вместе учились в Йельском университете.
- А его жену?
- Встречался два раза.
- Быть может, она овдовела. Вам придется с ней поговорить. Не исключена возможность, что Джонни Дункан лежит на снегу среди бледно-голубых останков самолета, погруженный в вечный мрак. Дарелл почувствовал, как по спине пробежал холодок. Кажется, когца этому не будет. Люди, которых ты знал и любил, люди, с которыми смеялся, сидя за одним столом, вдруг уходят навсегда. Подчас подыскиваешь тому хоть какое-то оправдание, а сейчас? Как оправдать то, что находится там, внизу? Никак.
- Давайте садится, - распорядился Виттингтон.
- Где? - спросил пилот.
- К югу, за грядой, - объяснил голос Фрича в наушниках. - Здесь живет фермер и есть большая площадка для посадки. Вертолет повернул и понесся в заданном направлении, почти задевая остроконечные верхушки сосен, облепленных снегом. Дарелл закурил сигарету и мысленно вернулся на несколько часов назад. Он все еще толком не знал, зачем понадобился Виттингтону в этом расследовании. Конечно, в свое время узнает, когда Виттингтон, вспыльчивый, нетерпеливый и скрытный, соблаговолит внести ясность. Раз уж этим занялся Особый отдел, значит положение серьезно. Дарелл вздохнул, Виттингтон посмотрел на него и опять отвел взгляд. Шеф Особого отдела - сухопарый, сутулый выходец из Новой Англии с длинным суровым лицом, крупным носом и лысым, покрытым пигментными пятнышками черепом. Особый отдел не подчинялся ни одному полицейскому департаменту Федерального Правительства, но при необходимости привлекал людей из Министерства Юстиции, Финансов или даже из подчиненного Правительству Отдела К, где с начала своей деятельности в Службе Безопасности работал Дарелл. Война для Дарелла так никогда и не кончалась. Из одной переделки попадал в другую - постоянно велись скрытые от посторонних взоров сражения, полные внезапных и подчас омерзительных смертей не на открытом поле брани, а под крышами иностранных представительств и в разного рода притонах по всему земному шару.
Теперь умения Дареллу не занимать. Некогда Макфи назвал его смышленым молодым человеком, которому судьбой предназначен успех, если обуздает свой горячий темперамент луизианского кейджана. А на рассвете позвонил Виттингтон и заявил, что ему необходим профессионал, на которого можно полностью положиться. При этой мысли Дарелл еле заметно усмехнулся. Какие-то три-четыре слова подытожили пятнадцать лет жизни. Из осторожного дилетанта стал-таки уверенным в себе, умеющим держать язык за зубами специалистом, овладевшим таким арсеналом приемов и средств, о каком многие слыхом не слыхивали.
Да, "на которого можно полностью положиться", повторил он. Во скольких же драчках он побывал, а ведь казалось, из них не выбраться. Возможно, сейчас он ступил на роковую тропу и обратного пути нет, как Джонни Дункану и всем тем другим. За пятнадцать лет Дарелл сильно изменился. Стало легче совладать с непредсказуемым кейджанским характером, научился выжидать, наблюдать и слушать. Впрочем, среди тех, кто занимается разведывательной деятельностью, выживают лишь осторожные и недоверчивые.
Однако все мысли в это утро сводились к тому, что он занимается подобными делами чересчур долго.
Вертолет одолел вершину Пайни Ноб и внизу показались обнесенная забором площадка: разваливающася лачуга, покосившийся сарай и прочие хозяйсвтвенные постройки, принадлежащие какому-то местному жителю. По горным впадинам к далекой автостраде вела узкая извилистая дорога. Три сверкающих лимузина во дворе фермы выглядели неестественно, явно не к месту, а несколько человек возле них казались темными пятнышками на утоптанном снегу. - Там Гарри Фрич, - проворчал Виттингтон.
- Тот самый Фрич из ФБР?
- Да.
- Работает с вами?
- Временно. Как и ты, Дарелл. Будешь в паре с ним.
- Благодарю покорно, - буркнул Дарелл.
Виттингтон повернул к нему крючковатый нос, скосил глаза и отвернулся. Опять, подумал Дарелл. Этот выходец из Новой Англии начинает действовать на нервы. Тощий мрачный паук! Сидит в своем обшарпанном крохотном офисе на Четырнадцатой улице в деловой части Вашингтона, а на двери вывеска фирмы, производящей форменную одежду. В аэропорту без чего-то шесть Дарелл доложился Витингтону - слежки за собой не обнаружил.
- Мы отправляемся в Теннесси, - мрачно заявил Виттингтон. - Около полуночи там разбился наш военный самолет, выполнявший полет по учебной тревоге.
- Я знаю кого-нибудь из экипажа?
- Думаю, да. Майора Джона Фремонта Дункана, пилота. Как будто неожиданно ударили под дых, только не больно. Запавшие глаза Виттингтона внимательно наблюдали за ним из-под мохнатых бровей.
- Надо вывезти тела, если, конечно, найдем их. И груз. - А что за груз? - спросил Дарелл.
- На месте решу, следует ли тебя ставить в известность. Итак, девиз этого холодного декабрьского утра - терпение. Когда они вышли из вертолета и направились к лачуге, лицо Дарелла выражало полное равнодушие, хотя ничтоь не ускользало от внимательных глаз.
Дареллу было лет тридцать пять - высокий, великолепно тренированный, даже под темной шляпой и синим пальто спокойного тона ощущалась легкость и гибкость тела. Узкое лицо охотника, осторожные, чуткие руки, словно у заядлого картежника. Этим он обязан своему деду Джонотану, жившему в Бейу Пеш Руж. Любимым пристанищем Дарелла-мальчишки был корпус колесного парахода "Три колокола", шлепавшего когда-то по Миссисипи. Старую калошу дед выиграл в карты аж в начале века.
Фермера звали Айзек Кендал. Высокий, хмурый мужчина с большим носом и в виде луковицы и огромными ушами. Левая рука в неряшливо намотанном бинте, пропитавшемся кровью, покоилась на тряпке- перевязи. Он стоял, не обращая внимания на резкие порывы ветра, дувшего с Пайни Ноб. В дверях лачуги сгрудились жена Кендала и трое маленьких детей. Женщина держала в руках допотопное длинноствольное ружье.
Трое мужчин, проявляя признаки нетерпения, поджидали Дарелла и Виттингтона, и, когда те вошли во двор, навстречу им напористой походкой вразвалку двинулся коренастый седой мужчина - Гарри Фрич. - Привет, Сэм! Наше вам, мистер Виттингтон!
Дарелл кивнул, но руки не протянул.
- Что с Кендалом?
- Пулю схлопотал.
- Твоя работа?
Фрич посмотрел на Виттингтона:
- Не моя. И не моих людей. - Перевел взгляд на Дарелла. - Какая- то непоянтная история.
- Выкладывай! - заговорил Виттингтон.
- Пускай сам говорит, - сказав Фрич, ткнув затянутым в перчатку пальцем в сторону фермера. - Он был там "первой".
- Не передразнивай его! - резко оборвал Дарелл.
- Черт бы побрал этих вырождающихся идиотов и...
- Заткнись! - рявкнул Дарелл.
Фрич шагнул в сторону, заскрипев галошами по снегу. У него была грубая квадратная физиономия и недобрые глаза человека, долго имевшего дело с отбросами человеческого рода. Всегда властный и предубежденный, чему Дарелл не раз был свидетелем, и не любил его, несмотря на блестящую репутацию полицейского.
В гневе Фрич начал что-то бормотать, затем повернулся к Виттингтону и пожал плечами.
Дарелл подошел к фермеру.
- Может быть, расскажете, что случилось?
- Не больно много видал я, мистер.
- Просто расскажит, что происходило, когда в вас выстрелили. Айзек Кендал взглянул на Фрича, потом на лачугу, где кучей сбились жена и дети.
- Услыхал ероплан, вот и все. Моторы плохо работали, а потом он сверзился.
- А вы не заметили, выпрыгнул кто-нибудь из самолета, прежде чем он упал?
- А может и так. Видал чего-то вон тама вон. - Он показал на горный массив к югу. - Шесть-восемь миль отсюдова. Одни горы. Дикое место.
- А вы не заметили, парашюты раскрылись?
- Видал две штуковины в небе. Вот и все. Спускались они медленно. Луны-то не было. Только звезды. Разве разглядишь. - Вы уверены, что видели только двух?
- Я уже сказал.
Дарелл вопросительно посмотрел на Виттингтона.
- СР-2 - экспериментальная модель, - заговорил тот. - Экипаж состоял из трех человек. Если выпрыгнули двое, значит, пилот остался на борту. По-видимому, Дункан все-таки старался спасти самолет после того, как приказал людям прыгать.
- Тех двоих обнаружили?
- Как говорит ваш приятель, там дикое место. Дорог нет. В поисках участвуют несколько машин и команды спасателей. Пока - ничего.
- Когда это случилось? - спросил Дарелл фермера.
- В полночь или около того. У меня часов нету, мистер. - А когда вы сообщили властям?
- Как только смог. Пошел к Паркеру, у него есть телефон. Путь не близкий. Дошел за час до рассвета. Потом послал Плежер, это моя старшенькая, за лекарем, чтобы руку осмотрел. - Человек покачал узкой головой. - Она еще не вернулась.
- Расскажите, как вас подстрелили? - попросил Дарелл. Похоже, этому недоверчивому и осторожному отшельнику трудно давались слова.
- Пошел туда, на Пайни Ноб. Может, чем подмочь. А там уже какие- то крутятся у ероплана, мистер. Трое с грузовиком, выгружают чего- то. Только я крикнул им, нужно ли подмочь, они и шарахнули мне свинцом в руку. Ничего не спросили, а я сразу же дал ходу оттудова. А они чего-то погрузили и поехали по Слейтерсвильской дороге к Нэшвиллу, туда вниз. - Кендал помолчал. - А я возвертался и послал Плежер за лекарем, а сам пошел звонить.
- А пилот был среди тех трех, которые разгружали самолет? - Не могу знать, мистер.
- Вы бы узнали кого-нибудь из них, если бы опять увидели? Кендал покачал головой:
- Далеко было.
- На грузовике номер заметили?
Фермер опять замотал головой.
- А мне это зачем? С пулей-то в руке.
Фрич переступил с ноги на ногу и тяжело задышал:
- Мы найдем грузовик, не волнуйтесь.
- Не мешало бы, - сурово молвил Виттингтон. - Они очень давно оправились в путь.
- Что это за груз? - спросил Дарелл.
Пуританский рот Виттингтона превратился в узкую щель. Как-то сразу его хищное лицо постарело и осунулось.
- Тактическое оружие, - выдавил он из себя. - Тактические атомные бомбы. Их двадцать. Одна такая способна снести вершину Пайни Ноб. Складывается впечатление, что правительство взяли в заложники.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)