Скачать и читать бесплатно Мишель Брис-Маньяк
Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



Глава десятая

Администратор "Лорда" не смог скрыть изумления при виде полицейского удостоверения, которое Эме Бришо вытащил из кармана. - А! - произнес он, поворачиваясь к Корантэну. - Вот оно что... А я вчера даже и не догадался.
В голосе его слышалось уважение, правда, с некоторым оттенком язвительности.
- Спасибо и на этом, - сквозь зубы ответил Корантэн. Громила пожал плечами.
- Вы уж меня извините, но вы вчера здорово перебрали, как я припоминаю.
Они стояли в коридоре у самого входа. Там было не очень шумно, но мимо них толпой шли клиенты, которым не терпелось поскорее дорваться до бара.
- Очень может быть, - прошипел Корантэн. - Но вы мне лучше расскажите, как я ушел.
Тут уж администратор не смог сдержать смеха.
- Вы что, даже не помните?
- Увы, нет! - воскликнул Корантэн, притворяясь смущенным. - Иначе разве я вас спрашивал бы?
Но по тому, как блеснули его глаза, администратор понял, что слегка переборщил со своими шуточками.
- Они вас втроем поддерживали, - пояснил он. - Эта девица, с которой вы пришли, и двое мужчин. Один высокий, здоровый такой блондин, непричесанный, и еще один верзила, еще более светлый, коротко постриженный.
- Они здесь часто бывают?
- Девушка и блондин - да. Но тот, второй, нет. Как когда. И потом, я ведь тоже не каждый вечер дежурю.
- Не представляете, кто бы это мог быть?
Администратор едва сдержал улыбку.
- Вы что же, не были знакомы с этой девицей до того, как пришли сюда?
- Вам-то что? - огрызнулся Корантэн. - Расскажите мне лучше подробнее о блондине.
Администратор наморщил лоб.
- Представляете себе Жерара Депардье? Что-то в этом роде. Корантэн замер. Этого блондина он заметил в баре казино... Он еще обменялся какими-то знаками с Шейлой.
- Представляю, - пробормотал он. - А сегодня вы их здесь не видели? Администратор покачал головой.
- Нет. Но я никуда не отлучался. Значит, их не было.

***

На стенах вокруг всего зала были развешены шесть слоновьих голов, периодически освещаемых то зеленым, то красным светом. На каждом столике для украшения стояла голова Будды, подсвечиваемая изнутри. И почему это заведение называлось "Ла Гранж"? Корантэн на мгновение задумаются о таинствах ночного бизнеса. Шум здесь стоял децибелов на тридцать выше, чем в "Лорде". Публика помоложе и раскованнее. Центр зала отведен под танцевальную площадку. Динамики бушевали во всю мощь, оглушая публику песнями модной в этом сезоне группы "Бони М".
Корантэн прошел в более затемненную часть зала.
- Сядь за столик, Меме. Вовсе незачем, чтобы они засекли, что мы пришли вместе, если они, конечно, здесь. Все-таки кто его знает? А я пройдусь в сторону бара.
Меме пошел через толпящихся на площадке танцоров, держа руку на правом бедре, как раз там, где у него в кобуре висел специально для полиции выпускаемый "смит-вессон". Другую руку он не вынимал из кармана, в котором лежали предусмотренные правилами наручники. Прежде чем выйти из гостиницы, они как следует экипировались. Ведь они расследовали дело, в котором фигурировало двое убитых. Тут уж следовало держать ухо востро. ***

Борис Корантэн танцевал с первой подвернувшейся ему в баре девушкой: что ни говори, а на танцевальной площадке было темнее всего. Отсюда ему хорошо были видны все столики, освещенные Буддами. - Вы что, решили устроить тут скачки? - спросила его разозлившаяся партнерша. С начала танца ее партнер даже не заговорил с ней. Он только глупо улыбался, глядя по сторонам, но ни разу не взглянул на нее. Корантэн, казалось, только теперь вспомнило ее существовании. Она насмешливо смотрела на него снизу вверх. Ему показалось, что девушка очень злая, и он решил с ней не церемониться.
- Привет и тысяча извинений, - сказал он, выпуская ее. Она ему больше была не нужна. Он уже успел увидеть то, что хотел. Расталкивая толпу локтями, Борис пробрался к столику, за которым расположился Бришо, и сел спиной к танцевальной площадке. - Она здесь, - сказал он, - и "Депардье" с нею. Иди посмотри на них. Они ведь тебя не знают, но ты должен их знать в лицо, это может пригодиться позже. Она сидит за столиком у самого края танцплощадки, а он подпирает стену неподалеку. Сразу у нее за спиной. Он действительно вылитый Депардье. Ты не можешь ошибиться. Потом переведешь взгляд метров на семь-восемь вперед. Она светлая шатенка с пышной гривой. В вечернем платье из зеленой парчи. На ней одной из всей этой толпы вечернее платье. К ней пристает какой-то болван, похожий на меня, - Борис поморщился. - Только не такой симпатичный. К тому же толстый и потный. Тут он постучал указательным пальцем по своему лбу. - Чуть не забыл. Рядом с "Депардье" стоит еще один блондин, еще выше и здоровее. Похож на шведа. Во всяком случае явно нордического типа. Когда Бришо ушел, Борис плеснул себе солидную дозу виски и стал ждать, потягивая из стакана.

***

Они уже добрых полтора часа сидели в ресторане, когда Бришо, периодически ходивший на разведку, вернулся взволнованный. - Пошевеливайся, - крикнул он сквозь рев динамиков. - Они снова зацепили "клиента".
Корантэн с кошачьей грацией вскочил на ноги.
Мгновение спустя он увидел, как сам должен был выглядеть вчера, когда шел от бара к выходу из ресторана. С той только разницей, что с ним это произошло в другом месте.
"Клиент" с позеленевшим лицом, спотыкаясь, шел к выходу, поддерживаемый с обеих сторон "Депардье" и "Викингом", - так окрестил второго блондина Корантэн. Позади них шла Шейла. Столпотворение там было такое, что на них никто не обращал внимания. Минут за десять до этого один из посетителей свалился под стол, как это часто бывает в подобных заведениях к концу вечера.
"Они все-таки борзые ребята, - подумал Корантэн. - Ведь повторяя свой номер, они рано или поздно попадутся. Даже если и будут проворачивать свои делишки в разных ресторанах".
На улице все происходило по отработанному сценарию, с той лишь разницей, что на этот раз они решили воспользоваться "Фольксвагеном" "клиента". Было видно, что они роются в его карманах в поисках ключей. Корантэн подбежал к взятому ими напрокат "Рено-5". Бришо уже сидел за рулем.
Обе машины выехали на шоссе. Первая сразу же свернула направо, в сторону Геранда. Бришо немного пропустил ее вперед и пристроился сзади. Следить за ними было легко: машина ехала довольно медленно. Километра через два она остановилась на обочине. Бришо затормозил и, погасив все огни, спрятал машину в углублении живой изгороди. Они выскочили как раз вовремя, чтобы заметить, как из первой машины на траву вывалилось тело.
"Фольксваген" же поехал дальше.
Поравнявшись с ограбленным "клиентом", Бришо хотел остановиться. - Черт с ним! - крикнул Корантэн. - Ничего с ним не сделается. Поверь мне, он просто спит. Потом с ним разберемся.
Они ехали еще минут десять. Затем "фольксваген" притормозил и свернул на грунтовую дорожку, уходившую направо, в довольно густой лесок. - Дело осложняется, - пробормотал Корантэн. - Пропустим их немного вперед, а затем последуем за ними.

***

Борис Корантэн насупился:
- Я же тебе говорил не заезжать колесами в колею, так или нет? Бришо расстегнул ворот рубахи и распустил узел галстука. Говорил не говорил, а дело сделано: он забуксовал. Севернее Ла-Боли как раз начинались соленые болота Бриера. Зыбкие почвы, подмываемые снизу грунтовыми водами. Передние ведущие колеса "Рено-5" зарывались все глубже и глубже в грязь.
- Дело дрянь, - прошептал Бришо.
Корантэн крутил указательными пальцами, жест этот всегда помогал ему успокоиться.
- Правильно понимаешь.
Бришо принялся нервно молотить кулаками по рулю.
- Ладно. Совершенных людей не бывает, - почему-то по-английски проговорил он.
Корантэн даже улыбнулся.
- Гляди-ка! Дженни действительно натаскивает тебя в английском. Он открыл дверцу.
- Ладно, попробую подтолкнуть.
Каждый раз, когда Бришо поддавал газу, на Бориса летела грязь из-под все глубже зарывавшихся колес. Он упирался изо всех сил без всякого толку. Вдруг за поворотом дороги блеснул луч фар.
Скользя в грязи, Корантэн бросился к дверце машины. - Гаси все! - крикнул он. - Выключи мотор. Надо спрятаться. Бришо выругался, падая в кусты живой изгороди, куда увлек его Борис. Самшит довольно приятно пахнет, но у него предательски острые листья. - Будешь оплакивать свою судьбу позже, - прошипел Корантэн сквозь зубы. - Прошу тебя, будь умницей и заткнись.
Эме Бришо принялся яростно покусывать усы - листья самшита порезали ему лицо.
Они одновременно затаили дыхание: из "фольксвагена", который Корантэн узнал по шуму мотора, вылез здоровенный детина. Силуэт его четко просматривался в свете фар на фоне изгороди. Походкой и шириной плеч он напоминал того, кого они прозвали "Депардье".
"Депардье" подошел к "Рено-5"- - Вот дерьмо, - выругался он. - Капот еще горячий. Что бы это значило?
Он попятился назад. Тут в свете фар появился второй парень, "Викинг". Похоже, выругался и он, но на каком языке, ни Корантэн, ни Бришо не поняли. По крайней мере, это не был ни английский, ни немецкий. Что-то более гортанное и напевное.
- Не нравится мне все это, - прохрипел "Депардье". - Отваливаем. Они пошли назад к своей машине.
- У нас нет иного выбора, - прошептал Корантэн на ухо Эме Бришо. Бришо согласно кивнул и потянулся к поясу, где висел его "смит-вессон". Достал оружие и Корантэн. Перед ними пятились к машине призрачные фигуры двух негодяев, которые должны были хорошо знать, как провел свою последнюю ночь Жильбер Маринье и как провела ее пятнадцатилетняя девчушка, избалованная родителями, отличница, умница, умершая от избыточной дозы морфия в ночь на 14 июля и изнасилованная после смерти.
Корантэн осторожно встал на ноги.
- Подождем, пока они сядут в машину, - сказал он, - а не то они еще, чего доброго, удерут.
До "фольксвагена" было метров пятнадцать. В слепящем свете его фар, скользя по грязи, все еще перемещались призрачные силуэты двух грабителей.
- Зайдешь справа, - приказал Корантэн, - со стороны "Викинга". А я займусь фарами.
Они подождали еще пять секунд, не выпуская из рук оружия. Едва "Депардье" и "Викинг" успели сесть в машину, как перед ними вдруг вспыхнули фары "Рено-5". Яркий свет буквально ослепил их. Прежде чем парни успели хоть как-то отреагировать, грохнули два выстрела, и фары "фольксвагена" разлетелись вдребезги.
- Сыщики имеют фору, - осклабился Корантэн, стремительно выскакивая из "Рено-5".
- Полиция, - крикнул он. - Не двигаться!
"Депардье" яростно распахнул дверцу. Но едва поставил ногу на землю, как рядом просвистела пуля. Он предпочел сесть обратно на свое место. "Мы тоже хороши, открыли пальбу, - успел подумать Бришо и тут же утешился: - Впрочем, на войне, как на войне".
Он знал, что в тире на бульваре Мак-Дональд, у ворот Ла Вийет, Корантэн всегда слыл одним из самых лучших стрелков. Так что бояться промаха не приходилось.
Корантэн подошел к "Фольксвагену", держа машину на мушке. Он поравнялся с "Депардье". Бришо сделал то же самое со стороны "Викинга". - Оба из машины! - приказал Корантэн. - И одновременно! Позеленевший от страха "Депардье" вылез наружу.
- у вас что, крыша поехала? - закричал он. - Что это за игры? Что мы такого сделали?
Корантэн жестом велел ему подойти к стоявшему в свете фар "Викингу". - Мы тебе все объясним, и, я думаю, ты все отлично поймешь. Он кивнул Бришо.
- Спиной к спине, Меме!
Проходя мимо него, Бришо взял наручники, которые были у Корантэна. Послышалось несколько металлических щелчков, и оба грабителя оказались скованы друг с другом спиной к спине. Корантэн поставил свой "смит-вессон" на предохранитель и сунул в кобуру на поясе. Бришо проделал то же самое. Оба громилы стыли теперь полностью нейтрализованы. - Где Шейла? - резко спросил Корантэн.
"Депардье" отвернулся, презрительно поджав губы. Видно было, что он еле сдерживается, чтобы не укусить инспектора. Грудь его нервно вздымалась под модным блейзером цвета морской волны. - Я понимаю, что можно выпендриваться, когда есть на что надеяться, - прошипел Корантэн. - Но ты-то спекся. Мы вас выследили, и Шейла была с вами.
Он ткнул рукой в темноту за "Фольксвагеном".
- Там что? Небось, какая-нибудь ферма?
"Депардье" по-прежнему молчал. Он лишь яростно двигал плечами. Бришо обыскивал его, проделав предварительно то же самое с "Викингом". Он извлек из кармана "Депардье" маленький "стар" калибра 6,35 с перламутровой рукояткой, вытащил обойму. Все патроны были на месте. Бришо передернул затвор. В стволе тоже был патрон. Корантэн покачал головой.
- Ты не представляешь, малыш, как правильно ты поступил, не воспользовавшись им!
- Уж поверьте, что я пытался это сделать, - словно плюнул "Депардье". Бришо нажал на спуск. Раздался сухой щелчок, но выстрела не последовало.
- Борис, - сказал он нарочито трагическим голосом, - этот пистолет заело.
- Ну и черт с ним. Где Шейла? И поживее! - Корантэн снова вытащил свой пистолет и взял его за ствол. - Я тебе сейчас рукояткой повышибаю все зубы, подонок.
За спиной у "Депардье" послышался голос "Викинга".
- Не будь идиотом. Ты же видишь, что он готов разделать тебя под орех. Это же полицейская сволочь.
"Викинг" вдруг задышал так, словно его достали из петли: это Бришо всадил ему в солнечное сплетение ствол своего пистолета. Явно не очень ласково.
- Микроавтобус, - мучительно выдохнул "Викинг", - там, в конце дорожки.
Он снова задохнулся: "Депардье", словно хорошо тренированный борец-дзюдоист, саданул ему обоими локтями под ребра. Корантэн подскочил к ним, поняв, что сейчас произойдет. - Первый, кто закричит, получит рукояткой в зубы.
Оба грабителя отрывисто задышали. Судя по всему, в глазах атлетически сложенного полицейского они ясно прочитали, что он без колебаний выполнит свое обещание.
- Меме, - сказал Корантэн, - прикуй-ка их к бамперу.
Один наручник щелкнул, и верзилы оказались сидящими в колее у переднего бампера "фольксвагена". Теперь, чтобы удрать, им пришлось бы тащить за собой тысячу двести килограммов железа. Корантэн сунул пистолет обратно в кобуру.
- Пойду прогуляюсь. А ты с них глаз не своди.
Бришо наклонился, не выпуская из рук пистолета.
- Мне, конечно, будет очень жалко испортить рукоятку, - сказал он, - но приказ есть приказ.
"Депардье" с отсутствующим видом принялся разглядывать измазанную грязью складку на своих брюках. "Викинг" сделал вид, что решил вздремнуть, опершись головой о бампер.

***

Сразу за каменной оградкой в ночи что-то тускло светилось. Борис Корантэн замедлил шаг. Он достиг угла оградки. По другую сторону от нее на раскладном столике стояла керосиновая лампа, бросавшая тусклый свет на пестро раскрашенный микроавтобус. Одна из машин, на которых кочуют хиппи и которые их Хозяева размалевывают как им заблагорассудится. В темневшем за микроавтобусом лесу ухали совы. Раздвижная дверца с правой стороны была приоткрыта, внутри автобуса горел неяркий свет. Луч света выхватывал из темноты оранжевую палатку, стоявшую на лугу по другую сторону от складного стола.
Дикий кемпинг...
Борис Корантэн, осторожно ступая по влажной траве, подошел поближе. Для Атлантического побережья ночь была удивительно теплой. Да и вообще, лето в этом году стояло просто исключительное. Ничего общего с мерзкой погодой, которой отличался июль в Одьерне в его детство. Подойдя вплотную к микроавтобусу, он заглянул в приоткрытую дверь. Его взгляду открылось именно то/ что он и ожидал. Сваленные в кучу клетчатые спальные мешки, одеяла на полу, крохотная кухонька с кастрюлями, тарелками, чашками, вилками, ножами и ложками, валяющимися вперемежку в пластмассовом бачке. Полотенца, тряпки, полочки с пряностями, банками консервов, а с противоположной стороны на всю длину машины - металлическая рейка с плечиками, на которых висели джинсы, майки, мужские куртки и женские платья, блузки и юбки. На полу под одеждой валялась груда обуви, бутылки с фруктовым соком, кока-колой, пивом, вином и крепкими напитками. Там были и стоптанные кроссовки "Адидас", и шикарные лакированные вечерние туфельки. Шейла сидела на корточках среди всего этого хозяйства. Перед ней на перевернутой вверх дном кастрюле дымилась чашка чая. На девушке была розовая майка и ничего больше. Сидела она к нему спиной, и Корантэн обратил внимание на ложбинку между ее ягодицами, слегка скрытыми лежавшим на полу одеялом. В правой руке Шейла держала крохотную кисточку, а в левой - флакончик с лаком. Корантэн догадался, что она красит ногти на ногах.
Она даже не обернулась, когда Корантэн отодвинул в сторону дверь на подшипниках.
- Быстро вы управились, - заметила она. - Вас что, назад кто-нибудь подвез?
Он понял, что грабители по окончании "работы" должны были отогнать куда-нибудь "фольксваген".
Не отвечая, Корантэн присел на корточки позади нее. Она снова вернулась к действительности секунд через двадцать после того, как закончила наносить лак на ноготь большого пальца левой ноги. Корантэн позволил ей это сделать: ноги у нее были действительно восхитительные. - Я ведь задала вопрос, - беззлобно сказала она.
Он дотронулся рукой до ее плеча. Запрокинув голову, Шейла медленно повернулась и словно окаменела. И онемела.
- Эй, послушай, - сказал он. - Это я, вчерашняя ваша добыча. Шейла выпучила от изумления глаза и выронила из рук кисточку и флакончик с лаком, который он успел подхватить на лету. Сжав колени, она пыталась натянуть майку на бедра.
- Как ты здесь оказался? - пробормотала она. - Что тебе надо? Он не отвечал. Она внимательно посмотрела на него, и выражение ее лица вдруг изменилось.
- Тебе лучше уйти отсюда! - взвизгнула она. - Мои друзья сейчас вернутся.
Он улыбнулся.
- Нет, вряд ли.
У Шейлы задрожали губы.
- Это почему же?
Он внимательно к ней пригляделся: от страха она стала еще красивее, чем обычно. А может, просто в нем заговорил самец?.. Но как бы то ни было, перед ним теперь была настоящая Шейла.
Жестокая, бесчувственная, с циничным взглядом. Он вновь вспомнил о Маринье и Веронике, девочке, о которой ему по-прежнему почти ничего не было известно, кроме того, как она умерла.
- Оба твоих друга, - наконец сказал Корантэн, - валяются на брюхе в сотне метров отсюда. Как и твоя сегодняшняя жертва. Только тот валяется в канаве у дороги. Ты должна понимать, кого я имею в виду. Толстяка, который вспотел, обхаживая тебя в "Ла Гранже".
Карие глаза Шейлы подернулись серой пеленой.
- Так ты, значит, там тоже был... - пробормотала она.
Она выпрямилась и протянула руку к планке с одеждой. Он позволил ей снять оттуда халат, и она, не вставая с места, закуталась в него. - Чего тебе надо? Хочешь забрать свои деньги? - Она скривила рот, пытаясь изобразить улыбку. Как этот рот был не похож на тот, который ласкал его вчера в море у буйка...
Борис кивнул.
Шейла на четвереньках подползла к небольшому чемодану из желтой свиной кожи. Щелкнули замки, и взгляду Корантэна открылась невообразимая мешанина самых разных вещей: зажигалки, авторучки, часы, бумажники, удостоверения личности, карточка избирателя, членские билеты спортивных клубов, денежные купюры самых разных стран: французские, швейцарские и бельгийские франки, немецкие марки, фунты стерлингов, доллары, итальянские лиры.
- Сколько у тебя при себе было? - безразличным тоном спросила она. Он вздохнул.
- Четыре тысячи пятьсот.
- Точно, - сказала Шейла и принялась рыться в чемодане. Затем протянула пачку денег, по-прежнему сидя к нему спиной. Он взял. - Остальное!
На свет появилась зажигалка "Дюпон".
- И это еще не все.
Шейла с удивлением посмотрела на него.
- Что еще?
Борис показал на удостоверение и жетон полицейского. Оторопев от неожиданности, Шейла уставилась на него. - Яне знала, - пролепетала она, - это ведь Эрик... Так это ты - сыщик?
- Я, конечно. А ты думала кто?
Она откинулась к стенке автобуса. Ее била мелкая дрожь. - Не знаю... Кто угодно, только не ты. Ты меня обманул. - Шейла нервно засмеялась. - Очень забавно придумано насчет торговца досками для гробов. Даже у полицейских, оказывается, с юмором бывает все в порядке. Борис позволил себе улыбнуться.
- У тебя что, так много жертв, что ты даже не знаешь, кто из них мог оказаться полицейским?
- А твое какое дело? - огрызнулась она.
- Так, просто интересно узнать, кто же в глазах такой сволочи, как ты, может считаться похожим на полицейского.
Она покраснела.
- Я думала, что это сегодняшний болван. Он был такой несимпатичный. Он расхохотался.
- Эрику следовало тебя предупредить. Тупой у тебя сообщник. Ограбить полицейского и преспокойно выйти на дело уже на другой день... Вот уж действительно надо иметь в башке опилки вместо мозгов! Он на что надеялся? Что полицейский предпочтет не возникать? Она встрепенулась.
- Но остальные-то не возникали. Ведь...
- Что "ведь"?.. - Он не стал дожидаться ответа. - А, понимаю. Все это тянется уже давно. И ни разу не было ни малейшей осечки. Все, кого вы грабили, не хотели поднимать шума, опасаясь скандала. Он подмигнул ей.
- Конечно же, это ты додумалась до всего. Потому что те двое годятся только на то, чтобы выносить усыпленных вами простофиль. Она гордо выпрямила спину.
- Ладно, я тебе скажу. Я этим делом занимаюсь уже три года. Каждое лето. И по всей Франции. Эрик работает со мной с самого начала. Голландец примкнул к нам только в этом году. Это его микроавтобус. Раньше у нас был фургончик "эстафетт". - Она засмеялась. - У нас его украли в Круазике.
Корантэн понимающе кивнул, неторопливо прошелся взглядом по микроавтобусу.
- Небогато, - с неодобрением произнес он. - У меня, однако, такое впечатление, что дела у вас шли совсем неплохо.
Она посмотрела на чашку с остывающим чаем.
- Я тебе скажу вот что, - встрепенулась она. - Я работала секретаршей, и мне это надоело. Я решила скопить денег. Я, конечно, плачу Эрику и второму тоже. Но основная часть денег достается мне. - Доставалась, - поправил он ее. - Ты же прекрасно понимаешь, что все кончено.
Шейла, не мигая, посмотрела на него.
- Да, - сказала она, - если только...
Борис терпеливо ждал.
- Я ведь могу быть очень приятной, - нежно прошептала она, распахивая халат.
Он жестом остановил ее.
- Я это знаю. Это невозможно забыть. Но стоп! Мне не до шуток. Она заглянула в самую глубину его черных глаз и все поняла. - Жалко. Я думала, мы сможем договориться.
- Нет, - отрезал он, - и тебе это прекрасно известно. Он показал на плитку.
- Подогреть тебе чай?
Она вскинула на него удивленные глаза.
- Зачем? Ведь ты же меня заберешь.
Он не стал этого отрицать, только спросил:
- Но прежде мне бы хотелось кое-что узнать. Что вы потом сделали с высоким худым брюнетом, которому твой подельщик тоже впрыснул оксазепам, прежде чем забрать у него тысячу восемьсот франков, выигранных им в казино? Это было вечером 14 июля.
Она недоуменно посмотрела на него.
- Как обычно, выбросили за городом.
Он строго посмотрел на нее.
- Ты уверена?
Она растерялась.
- Объясни мне, в чем дело?
Он объяснил. Про сарай, изнасилование, смерть обоих. - Нет, клянусь тебе! - завопила она и на четвереньках поползла к двери. - Я здесь ни при чем!
Он схватил ее за руку.
- Не делай глупостей! Садись рядом со мной. Мы возвращаемся в город и по дороге прихватим твоих приятелей.
Микроавтобус тронулся в путь, подпрыгивая на ухабах. Когда они подъехали к "Фольксвагену", Корантэн велел Бришо отогнать его в сторону, а сам тем временем загнал Эрика и голландца в микроавтобус и пристегнул их наручниками к кольцу на боковой стенке. Затем по дороге они подобрали толстяка, который так и валялся там, где его выбросили из машины. Была половина третьего ночи, когда вся компания прибыла в полицейский комиссариат Ла-Боли, и около трех часов, когда разбуженный по телефону Иван Ле Коат приехал туда же.
Как только он увидел эту троицу, его недовольное лицо сразу просветлело.
- Ну что, негодяи, опять взялись за старое?
Корантэн уставился на него, не веря своим ушам.
- За что они опять взялись? Извольте объяснить!
Бретонский полицейский пожал плечами.
- Я этих троих отлично знаю. Ночью 14 июля они занимались любовью на стоянке у ресторана "Лорд". Прямо на клумбе, как в собственной спальне, - он игриво засмеялся. - Думаю, нет смысла вам объяснять, что я тут же забрал их в кутузку. Просто для острастки. Остаток ночи они провели в участке.
Корантэн искоса взглянул на Брито.
- А в котором часу это было?
Ле Коат, почти не думая, ответил:
- Где-то около половины второго.
Корантэн почувствовал, как на него навалилась усталость. Администратор из "Лорда" совершенно уверенно заявил, что вся троица покинула ресторан вместе с потерявшим сознание посетителем до часу ночи...
- Ну что, я ведь сказала тебе правду! - завопила Шейла. Корантэн отвернулся.
- Ладно! Займемся сегодняшним случаем. - Он печально посмотрел на Бришо и пробормотал: - Да, старик, думаю, что след теряется в песках. Дежурный вытащил на середину комиссариата большущий стол, принес пишущую машинку. Ле Коат взял журнал задержаний и принялся вносить в него под соответствующим порядковым номером сведения о трех задержанных: время, место и причину ареста. Далее, как и надлежит, он составил протокол задержания и дал по очереди Шейле, "Депардье" и голландцу его подписать. Затем сверился с висевшими на стене часами и проставил время начала допроса. Когда все формальности были исполнены, он повернулся к Корантэну.
- Начнете допрос сами? - любезно предложил Ле Коат.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)