Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 


   - Господин Вирман, - сказал генерал, не повышая голоса, но очень резко,
- мы здесь находимся на ужине.
   Старший военный советник юстиции захлопнул рот, как на шарнире.  Его  и
без того тонкие губы превратились в щелочку.  Он  заметно  покраснел,  ибо
почувствовал себя  как  ученик,  подвергшийся  назидательному  нравоучению
перед всем классом, а этого с ним со времен шестого класса  не  случалось.
Офицеры с  видимым  удовольствием,  хотя  и  с  надлежащей  сдержанностью,
наслаждались зрелищем.
   Генерал продолжал есть как ни в чем  не  бывало.  Обер-лейтенант  Крафт
отложил  в  сторону  нож  и  вилку  и  впервые  посмотрел   на   Модерзона
внимательно: он увидел удлиненный угловатый череп, как  бы  вытесанный  из
грубого камня, однако выполненный четко  и  обозримо,  несколько  глубоких
складок, шедших от переносицы мимо рта к  подбородку,  серые,  как  скала,
глаза, высокий  лоб  под  коротко  остриженными  белыми  волосами.  Крафту
показалось, что генерал напоминает ему  благородного,  но  непонятного  по
своей сути тракенского жеребца.
   - Приятного аппетита, господа, - сказал генерал и поднялся.
   - Приятного аппетита, господин генерал! - ответил офицерский хор.
   -  Запланированная  учебно-тренировочная  игра,  -   объявил   деловито
адъютант, - состоится здесь, в этом зале, через пятнадцать минут.


   - Ну, господин старший военный советник  юстиции,  -  дружески  спросил
капитан Федерс, - как вам понравился ужин?
   - На мой вкус, он был слегка переперчен, - ответил Вирман  и  хохотнул,
претендуя на наличие юмора. Но в смехе его не было ничего естественного.
   Большинство офицеров вернулись в фойе, хотя бы для того  только,  чтобы
уйти из поля зрения генерала. Они использовали перерыв, чтобы выкурить еще
по  одной  сигарете.  К  тому  же  они  пытались  получить  информацию   о
предстоящей учебно-тренировочной игре, и, естественно,  в  первую  очередь
через капитана Федерса.
   - Господа, - сказал Федерс, отклоняя их вопросы, - я тоже  не  в  курсе
дела. Откуда мне знать, что должно происходить при возникновении пожара  в
казарме? Только тогда, когда я буду знать подробности этой игры, мне могут
прийти в голову те или иные ходы. Но ведь я не ясновидящий, хотя и являюсь
преподавателем тактики в военной школе.
   Беспокойство среди офицеров росло. Между ними  клубились  облака  дыма.
Некоторые заглядывали  через  открытую  дверь  в  столовую,  которая  была
превращена ординарцами в своеобразную классную комнату:  на  заднем  плане
стояла доска, перед нею две подставки для карт, а впереди стол генерала  -
наподобие кафедры. Столы и стулья офицеров были расставлены  как  школьные
парты.
   - Во всяком случае, - заметил старший военный советник юстиции  Вирман,
- я доволен хотя бы тем, что это мероприятие меня не касается.
   - А еще более довольны вы были, вероятно, если бы  получили  разрешение
заняться поближе тремя решительными в своих действиях  девушками,  не  так
ли?
   -  Господин  капитан  Федерс,  -  ответил  Вирман,  придавая  разговору
серьезный тон, - для меня ведь вопрос носит чисто деловой характер, и дело
не в трех сомнительных созданиях женского рода.
   - Но ведь одно нельзя отделить от другого.
   - Господин капитан, я же юрист!
   - Именно поэтому, - бросил реплику Федерс. - Если бы вы  были  медиком,
скажем, психиатром или же гинекологом, тогда я бы, пожалуй,  сказал  себе:
ну да, это ведь его работа, он к этому привык. Но если  появляется  юрист,
который до этого брал на зубок лишь старых вояк, а теперь должен заглянуть
под юбку трем молодым девушкам, я могу лишь, уважаемый, отнестись к  этому
с определенным подозрением и даже скептически.
   - Мне не нравится ваша фантазия, - сказал Вирман холодно. Ему  хотелось
добавить: "которая похожа на фантазию генерала". Но  он  промолчал.  Он  с
достоинством нес свои подозрения и не забывал их. Он уже раскусил офицеров
подобного  сорта.  Такой  человек,  как  этот  Модерзон,  сознательно  или
несознательно вызывал упаднические  мысли.  Уже  только  из  принципа  он,
Вирман,  должен  был  рассматривать   подобных   людей   как   чрезвычайно
сомнительных.
   - У вас отсутствует доверие  к  ответственным  органам  государства,  -
бросил он, прежде чем уйти.
   Капитан Федерс посмотрел ему вслед и сказал:
   - Тут ему нужно отдать должное - он не  дурак.  Но  это  может  быть  и
недостатком.


   -  Господ  офицеров  просят  занять  места  и  подготовиться  к  началу
учебно-тренировочной игры, - объявил адъютант.
   Господ офицеров не нужно было просить  дважды.  Они  поспешно  загасили
свои сигареты, прервали разговоры и направились в столовую - учебный класс
для офицеров. Рассевшись по местам, они с ожиданием смотрели на генерала.
   Генерал-майор Модерзон сидел за своим кафедроподобным столом и работал.
Приход  офицеров  нисколько  ему  не  помешал,  по  всей   видимости.   Он
просматривал документы, которые ему положил адъютант, заносил свои заметки
в блокнот, лежавший перед ним.
   Адъютант объявил еще раз:
   -  Руководитель  учебно-тренировочной  игры  -  господин  майор   Фрей,
начальник второго курса.
   Так была обозначена первая жертва этого вечера.  Дальнейшие  последуют,
ибо цель подобной игры была двоякой. Прежде всего должны быть  рассмотрены
теоретически  все  возможные  на  практике  ситуации.  Затем   многие   из
присутствующих получали специальные задачи, и только после  этого  шаг  за
шагом проигрывалось тушение пожара. Каждый из  облеченных  таким  заданием
должен был кратко и в то же время  исчерпывающе  доложить,  что  бы  он  в
реальном случае стал делать или какие распоряжения отдавать.  Например,  в
качестве  руководителя  команды  заграждения,  старшего  группы   тушения,
начальника склада вещевого имущества и  тому  подобное;  если  того  хотел
Модерзон - всю ночь, до утра.
   И капитан Федерс,  многоопытный  преподаватель  тактики,  заявил  своим
внимательно слушающим соседям:
   - В  самое  глупое  положение  попадет  на  этот  раз  тот,  кто  будет
изображать из себя дежурного офицера.
   - Дежурный офицер, - зачитал адъютант  с  листка,  покрытого  заметками
генерала, - обер-лейтенант Крафт.
   Крафт  с  трудом  подавил  вертевшееся  у  него  на  языке   крепчайшее
выражение. И он, будучи старым служакой, сразу же понял,  что  ему  выпала
самая   неблагодарная   задача   этой   учебно-тренировочной   игры.   Он,
по-видимому, попался на глаза генералу, и это беспокоило Крафта.
   - Могу я получить инструкцию дежурному? - спросил он.
   Генерал кивнул головой. И адъютант передал обер-лейтенанту  Крафту  эту
инструкцию. Офицеры с интересом разглядывали жертву  сегодняшнего  вечера.
При этом они не проявляли никаких фальшивых чувств - кто-то же должен  был
быть ею: а на этот раз такой жертвой оказался  Крафт.  Нельзя  вмешиваться
без спросу в разговор генерала за столом!
   Адъютант зачитал длинный список участников - никто из присутствующих не
был забыт. Каждый получил более или менее важную роль: или задачу контроля
за той или иной функцией, или же особую, подробно не расписанную  функцию.
Офицерам становилось жарко. Ловушки были  расставлены  -  кто  еще,  кроме
Крафта, влетит в них?
   Адъютант зачитал исходную обстановку:
   -  Предположительно  в  районе   расквартирования   четвертого   потока
произошел пожар. Причина его неизвестна.  Размеры  пока  тоже  неизвестны.
День  -  воскресенье.  Время   -   один   час   тридцать   восемь   минут.
Учебно-тренировочная игра начинается.
   Капитан Федерс ухмыльнулся счастливо: он сразу же обнаружил  опаснейшие
моменты и позиции этой игры. "Четвертый поток, - шепотом сообщил он своему
окружению,  -  расположен  почти  в  центре  казармы  -  какая  прекрасная
возможность распространения огня! И к тому же именно в воскресенье, ранним
утром, когда вряд ли кто из фенрихов вернется из увольнения. А это связано
с осложнениями! Вот дыма-то будет. Я уже сейчас чувствую его зловоние".
   - Пожалуйста,  господин  майор  Фрей,  -  сказал  адъютант  по  взгляду
генерал-майора Модерзона, - игра началась.
   - Тревога, - объявил майор Фрей слегка сдавленным голосом. Начало  было
таким образом положено.  Фрею  оставалось  лишь  найти  теперь  того,  кто
продолжил бы игру. - Итак, пожар в  расположении  четвертого  потока.  Что
делает личный состав четвертого потока?
   - Я передам сигнал тревоги дальше, - ответил офицер, на  которого  была
возложена эта функция. - Я оповещу в свою очередь дежурного офицера.
   Все  глаза  были  теперь  устремлены  на  обер-лейтенанта  Крафта.  Тот
откинулся на спинку стула. Он был полон решимости не дать  обскакать  себя
так просто и не быть  барашком,  которого  должны  подвести  объединенными
усилиями под нож. И поэтому он спросил:
   - Является ли инструкция действующей?
   - Конечно, - сразу же ответил майор Фрей. - Инструкция есть инструкция.
   - Значит ли это, - настойчиво задал Крафт следующий  вопрос,  -  что  я
должен руководствоваться этой инструкцией?
   - Да конечно же! - воскликнул Фрей с некоторой жесткостью  в  голосе  и
чрезвычайно   невоздержанно.   -   Что   предписано,   тем    и    следует
руководствоваться. Любой приказ имеет  такую  же  силу,  как  и  закон.  А
письменный приказ тем более является законом.
   Выражение лица Крафта не оставляло никакого  сомнения  в  том,  что  он
относится к  формулировкам  майора  как  к  чрезвычайно  избитым.  Офицеры
почувствовали  сенсационное   развитие   событий.   Они   бросали   слегка
озадаченные и в то же время полные надежды взгляды то  на  Крафта,  то  на
майора Фрея, то на генерала Модерзона.
   И генерал заявил, не меняя выражения лица:
   - Инструкция дежурному  является  руководством  к  действиям,  господин
обер-лейтенант Крафт.
   -   В   таком   случае,   господин   генерал,   для   проигрыша    этой
учебно-тренировочной игры не хватает необходимых достоверных источников. -
Это было заявление, равносильное в глазах присутствующих  самоубийству.  -
Поскольку эта инструкция дежурному не соответствует  положению  дел  ни  в
начале, ни в конце.
   В зале установилась тишина,  как  перед  ударом  грома.  Лицо  капитана
Федерса застыло в  ухмылке.  Не  выдержав  напряжения,  вскрикнул  капитан
Катер. Следующий кульминационный момент этого вечера был достигнут.
   А генерал спросил подчеркнуто мягким голосом:
   -   Объясните,   пожалуйста,   поподробнее   свою    мысль,    господин
обер-лейтенант Крафт.
   Крафт устало кивнул. Мужество грозило покинуть его так же внезапно, как
и появилось. Его охватило давящее чувство, что он зашел слишком далеко.
   - Итак, - спросил генерал уничтожающе вежливо, - я слушаю.
   - Господин генерал,  -  сказал  наконец  обер-лейтенант  Крафт,  -  эта
инструкция не только неточна в отдельных разделах, но и противоречит  сама
себе в  важнейших  пунктах.  Это  касается,  например,  последовательности
включения гидрантов, данных под номерами один,  два,  три  и  четыре,  что
является абсурдным, исходя из их  реального  расположения.  Если  дежурный
офицер  станет  придерживаться  этой  инструкции,  он  будет  мотаться  по
помещению взад и вперед, бесполезно  тратя  драгоценное  время.  Поскольку
правильная последовательность включения  гидрантов  должна  быть:  четыре,
один, три, два.
   - Что-нибудь еще, господин обер-лейтенант Крафт? - спросил генерал  все
так же мягко.
   Крафт привел еще четыре примера, которыми старался доказать  недостатки
инструкции: неполнота системы оповещения по тревоге, неправильное описание
огнетушителей, складирование взрывчатых веществ не в том  месте,  где  они
должны  бы  быть,  недостаточность  оборудования   караульного   помещения
баграми, лопатами и топорами. Таким образом, если  дежурный  офицер  будет
следовать этой инструкции, казарма сгорит полностью, прежде чем даже будут
подключены пожарные рукава.
   - Пожалуйста, дайте мне инструкцию, - сказал генерал.
   Инструкция была передана Модерзону. Он перелистал ее  и  просмотрел  те
места, о которых только что говорилось. На лице его не отразилось  ничего.
Оно оставалось таким же неподвижным и безучастным, как и во  время  ужина.
Глаза  всех  присутствующих  были  устремлены  на  него,  однако   генерал
воспринимал это так естественно, как если бы его освещало солнце.
   Затем он поднял голову, посмотрел на Крафта и спросил:
   - Когда  вы  обратили  внимание  на  недостатки  инструкции  дежурному,
господин обер-лейтенант Крафт?
   - Три дня назад, - ответил Крафт, - когда я был дежурным офицером.
   - В таком случае, - сказал генерал Модерзон, - я должен был бы знать об
этом еще два дня назад. Вы не дали соответствующего рапорта. Будьте у меня
завтра в десять часов для доклада.
   - Слушаюсь, господин генерал!
   - Впрочем, что касается этой инструкции, - сказал затем генерал, -  она
действительно является сплошной чепухой. По ней нельзя действовать.  Через
несколько дней она будет переработана. Учебно-тренировочная игра в связи с
этим переносится. Доброго вечера, господа.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)