Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


Командир пристально посмотрел на майора. Любимец Дауда, помогавший ему совершить переворот в 1973 году, он, конечно, и сейчас готов стоять стеной за своего президента. Перевел взгляд на телефон, по которому всего несколько часов назад получил приказ быть готовым ко всем неожиданностям. Да, комбат прав, подстраховаться и в самом деле просто необходимо, почему он не догадался об этом сам. - Разумное решение, - согласился наконец комбриг. - Я отдам распоряжение, чтобы одной из ваших рот выдали несколько снарядов. Он размашисто написал приказ, немного подумал над цифрой и поставил "6". Шесть снарядов на 12 танков - этого вполне достаточно, чтобы быть грозной и своевременной силой.
"Знал бы он, для кого и для чего выписывает эти снаряды", - подумал Ватанджар, принимая приказ. Отдал честь и вышел. Отойдя несколько шагов, перечитал распоряжение командира и около цифры "6" поставил точку. (Точка в афганском алфавите означает цифру "0".)
27 апреля 1978 года. 12 часов дня. Кабул. Танк стремителен и красив в поле, на стрельбище. Здесь он - боевая машина, воплощение своей сути. Кроме огневой мощи, брони, маневренности советские танки всегда отличались и определенной элегантностью - отдадим должное советским конструкторам перед их зарубежными коллегами.
Но на улицах города любой танк просто страшен. Он мгновенно перечеркивает гармонию, сбивает ритм города. Трудно, невозможно, например, представить танки, останавливающиеся у светофоров, уступающие дорогу пешеходам. Лязг траков, рев двигателей, выхлопные газы - нет, не для города они, не для города.
И поэтому, когда сразу несколько, пусть и небольших, танковых колонн вошли в полдень в Кабул, жители афганской столицы не столько с любопытством, сколько с беспокойством провожали взглядами боевую технику. О-о, мудрые дуканщики! Они первыми на всякий случай стали закрывать свои лавки. Зашептались и базары: к Арку, к Арку, боевые машины идут в сторону Президентского дворца. Оставался непонятным главный вопрос - зачем?
Этот же вопрос задал Дауд начальнику президентской охраны майору Зия, который тихо вошел в зал заседаний и доложил президенту о появлении около Дворца боевой техники. Не получив вразумительного ответа, подозвал министра обороны, указал ему взглядом на начальника охраны - разберитесь вместе. Остальные министры, разом прекратив переговариваться, проводили генерал-полковника и майора встревоженными взглядами: обеспокоенные военные у гражданских невольно вызывают панику.
- Продолжим заседание, - попытался создать рабочую обстановку президент.
Однако когда прогремел первый выстрел из танковой пушки, стало ясно, что боевые машины прибыли не для охраны Дворца. Майор Ватанджар, не дождавшись появления в воздухе самолетов, как было согласовано по плану с летчиками, посчитал, что любое промедление может обернуться провалом, и загнал первый снаряд из шестидесяти, полученных ротой, в казенник ствола. И в 12.10 прогремел выстрел революции. (Танк Ватанджара ныне стоит как памятник напротив Дворца, названного после революции Дворцом народов. "Это наша "Аврора", - говорят афганцы,)
Словно дожидаясь только его, в небе закружили, рискуя столкнуться друг с другом, истребители.
Мохаммад Дауд, стараясь сохранить спокойствие, объявил вскочившим после выстрела со своих мест министрам:
- Все, кто хочет спасти свою жизнь, могут покинуть Дворец. Желающими оказались почти все: что чужая жизнь, когда меч над собственной.
Министр обороны генерал-полковник Расули, собрав советских советников, попрощался с ними, поблагодарил за службу и посоветовал разъехаться по домам. Сам сел в машину, беспрепятственно выехал через тыльные ворота и на полной скорости помчался на запад от Кабула: там, в нескольких километрах, стояла восьмая пехотная дивизия. Если ничего не случится по пути, он сумеет привести ее на защиту Дворца и президента.
28 апреля 1978 года. 8 часов утра. Москва. Генеральный штаб знает все. Знает, сколько солдат находится в отпусках и сколько преступников убежало из тюрем. Сколько надоено молока в первом квартале текущего года и сколько родилось мальчиков на 1 января прошлого. Где на данный момент находятся подводные лодки США (по номерам) и кто их командиры. Что любит кушать президент США и что читает на ночь премьер-министр Великобритании. Сколько платформ подано под погрузку боеприпасов в стране Н. и почему уволили генерала К. в энской армии.
Надо только знать, у кого взять ту или иную информацию, кто чем занимается в Генштабе.
А там конечно же занимались и Афганистаном. По информации, которая стеклась в Москву утром, начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Николай Васильевич Огарков сумел подготовить вполне подробный доклад министру обороны.
- Что с генерал-полковником Расули? - перебил Устинов, когда Огарков начал объяснять подробности в действиях авиации, наносившей заключительные удары по Дворцу.
- Министр обороны погиб. После того как он выехал из Дворца и прибыл в восьмую дивизию, - начальник Генерального штаба указал на карте место, - там уже знали о событиях в столице. Расули организовал движение на Кабул, но танковый батальон, который был определен в передовой отряд, развернулся и открыл огонь по собственной дивизии. Та встала. Министр обороны к этому времени убыл поднимать седьмую дивизию - это здесь, в пятнадцати километрах юго-западнее Кабула. - Николай Васильевич вновь обратился к карте. - На этот раз он сам возглавил передовой отряд. Сбив заслоны, к вечеру вчерашнего дня достиг города. Однако по отряду был нанесен авиаудар. По одним сведениям, несколько бомб разорвалось рядом с машиной министра обороны, по другим - он вместе с адъютантом пытался захватить на аэродроме вертолет, но был убит в перестрелке, - закончил доклад Огарков.
Устинов потер виски. Что-то вспомнив, достал из папки листок. Три дня назад Хайдар Расули прислал через главного военного советника генерал-лейтенанта Горелова просьбу - выделить для вооруженных сил Афганистана 37 082 комплекта обмундирования из двенадцати предметов и 18475 фляжек с чехлами. Устинов даже не успел отдать распоряжения по этой просьбе, а теперь тем более в этом нет смысла. От фляжек до революции, оказывается, всего три дня...
- Что с Даудом?
- По нашим сведениям, тоже убит. Сегодня утром. К нему пошли парламентеры с предложением сдаться, но президент ответил, что большевикам не сдается. Затем вроде бы брат Дауда, который находился рядом с ним, выстрелил в парламентера, ранил его. Завязалась стрельба. Погибло около тридцати человек из ближайших родственников и окружения президента. И соответственно он сам.
- Кто, вы сказали, руководил восстанием?
- Начальник штаба ВВС и ПВО Абдул Кадыр, подполковник. В 17.30 была освобождена тюрьма и руководство партии. Вернее, оно было спрятано в частной тюрьме, его долго искали, и только когда какого-то чиновника положили под гусеницы танка, он указал, где сидят коммунисты. Первые слова, которые вроде бы сказал один из лидеров, Бабрак Кармаль, были: "Надо, чтобы не погиб Дауд, он большой друг Советского Союза".
- Что происходит в стране на данный момент?
- Власть практически в руках Революционного совета, который возглавляет Кадыр. В некоторых местах ему оказывается сопротивление, но незначительное. Командиры корпусов из Гардеза, Кандагара, других городов вызваны в Кабул - видимо, чтобы перевести их на свою сторону и заручиться поддержкой.
- Что наши советники?
- Пострадавших нет. Участия в действиях не принимали. - Хорошо. Это правильно, - впервые во время доклада удовлетворенно закивал головой Устинов. - Сейчас своими симпатиями или антипатиями мы можем не только столкнуть какие-то группировки в Афганистане, а советский и афганский народы. Повторите им еще раз, напомните, что они - технари, они при технике, а не при партиях и движениях. Это очень важно, особенно на данный момент, когда... когда почти ничего не ясно. - Дмитрий Федорович вновь взял заявку на обмундирование и фляжки, прочел, вздохнул: - Вот были проблемы, - он протянул листок Огаркову, тот издали узнал заявку, согласно кивнул. - Ладно, Николай Васильевич, работайте в этом же направлении. Я - к Леониду Ильичу. Документы.
Огарков подал папку:
- Здесь и наши данные, и официальные сообщения новой власти. Единственное, надо учитывать, что под ними подразумеваются передачи Кабульского радио, которые мы записали.
Документ (сообщение "Радио Афганистана"): 28 апреля 1978 года. 9.00. Доблестный афганский народ. Полноводные реки, густые леса, зеленые радостные долины, полезные ископаемые, степи и пустыни - все эти естественные богатства принадлежат нашей стране. Национальные вооруженные силы Афганистана с помощью всемогущего Бога (не прослушивается)... на благо вам и вашим детям.
9.15. Официально доводится до сведения мусульманского трудового народа, что два брата, Дауд и Наим, эти предатели народа, несмотря на неоднократные обращения Военного революционного совета о необходимости сдачи, в результате своего сумасшедшего и своекорыстного сопротивления убиты.
12.33. Дорогие матери и дочери нашей Родины. Ваши сыновья и братья, поклявшиеся спасти свой народ, победили.
Глава 3 "КРУГЛЫЕ" РЕШЕНИЯ "ОРЕХОВОЙ КОМНАТЫ". - ПЕРЕВОРОТ ИЛИ РЕВОЛЮЦИЯ? - ВАЖНО БЫТЬ ПЕРВЫМИ. -
"ГОССЕКРЕТАРЮ. ВАШИНГТОН. НЕМЕДЛЕННО".
29 апреля 1978 года. Москва. Кремль. Вершина власти Советского Союза - это третий этаж одного из старинных зданий Кремля. Именно здесь находились кабинет Генерального секретаря ЦК КПСС и его приемная, здесь же был зал заседаний Политбюро и так называемая Круглая комната, получившая свое название из-за огромного круглого стола, стоявшего посередине. А вообще, это по-современному, под орех отделанная комната с еще одной дверью в кабинет Брежнева.
Иногда казалось, что Леонид Ильич любит ее больше, чем свой рабочий кабинет. Именно здесь он проводил совещания, на которые не нужно было приглашать стенографисток, здесь в узком кругу перебрасывались мнениями перед заседаниями Политбюро, где решались спорные вопросы. А главное, здесь не звонили телефоны, не лежали стопки бумаг, требовавших к себе внимания и немедленных решений. В Круглой, или, как ее стали называть после ремонта, Ореховой, комнате в этот день после долгого перерыва собралась и Комиссия Политбюро по Афганистану. Создана она была еще в 1973 году, после прихода к власти Дауда, но официально не оформлялась. Отношения с Афганистаном развивались нормально, и Комиссия собиралась очень редко - от случая к случаю, большей частью слушая Устинова: связи в военной области представлялись наиболее прочными, и руководство страны просто лишний раз напоминало, что дружба дружбой, но торговать оружием так, чтобы не произошло у южного соседа его накопления.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)