Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 


     Туркмен, это  наш водила, звали  его  Нурлан, он был по  национальности
казах,  но родом из Туркмении и  мы  его называли Туркмен.  Он  полтора года
отучился  в  Ташкентском  военном училище,  но  его отчислили за  что-то,  и
призвали на срочную службу.
     Туркмен  был  спокойный  как индеец, но с  понятием  у  него  было  все
нормально, он всегда любые споры и стычки между пацанами "разводил"  по уму.
Говорил он мало, но конкретно.
     Туркмен  был нашего с Хасаном  призыва и в роте, да и  в полку,  с  ним
считались, он на гражданке занимался боксом и  дзюдо, и  мог  любого уложить
одним ударом. Но он  никогда никого  зря не трогал, и в драку вступал,  если
таковая  случалась,  только  при  крайней необходимости, когда  уже  никакие
убеждения  не  помогали.  Некоторые  младшие офицеры тоже  побаивались  его,
Туркмен однажды  сломал руку одному прапору из ремроты, когда тот  попытался
ударить Туркмена по лицу. За  что они повздорили с этим прапором, я не знаю,
Туркмен не рассказывал  об этом,  да  и мы не спрашивали, это  их дело.  Тот
прапор на  разборе  сказал,  что сам сломал  себе  руку по неосторожности, а
когда вышел из госпиталя, то даже извинился перед Туркменом.
     Ближе всех к Туркмену были мы с Хасаном, хотя он и был сам себе на уме,
но  к  нам  с  Хасаном  относился  по дружески, и терпеливо сносил  все наши
приколы в его адрес.

 

РЕЙД

     Наконец-то наш  БТР двинулся  с места,  и мы, глотая пыль, помчались за
ротой.  На  бетонке стояла колонна,  и  ждала наш БТР, комбат  погрозил  нам
кулаком, показывая на часы, мол, время и так нет, и вы еще застряли где-то.
     Колонна  тронулась,  БТР старшины немного замешкался и  между  машинами
получился небольшой разрыв.
     Туркмен недолго думая въехал  в  этот промежуток, я обернулся  и увидел
обалдевшего Грека.
     -- Да вы ох...ели! -- заорал Грек.
     -- Там дальше перегруппируемся, товарищ прапорщик, -- крикнул я.
     -- Да ладно хрен с вами, -- старшина махнул рукой.
     Хасан высунул голову из люка и вопросительно посмотрел на меня.
     -- Сейчас КП проедем, потом курнем, -- сказал я ему.
     -- А чего тебе КП понадобилось?
     -- Земляк там должен дежурить.
     -- Какой еще земляк?
     -- Он "чиж". Ты его не знаешь.
     -- Ну, как хочешь, я лично "взрываю", мы с Уралом пыхнем.
     Урал  --  это  имя нашего гранатометчика в экипаже, по нации он башкир,
родом из под Уфы, отслужил Урал полтора года и считался "дедом". В экипаже у
нас был еще старший стрелок, это Андрей из Питера,  отслужил он год, высокий
такой, и "накаченный" пацан. На гражданке Андрей "качался железом"  и тело у
него  было  все в мускулах, мы называли  его  Качок, по  характеру Качок был
спокойный как танк, они с Туркменом были чем-то похожи. В большинстве своем,
все здоровые люди --  спокойные и безобидные, за исключением редких дураков,
таких, например, как Носорог.
     Я  на БТРе выполнял функцию пулеметчика, моими были два пулемета КПВТ и
ПКТ расположенные в башне бронетранспортера. Пулеметчика как такового  у нас
не было из-за нехватки людей, и  поэтому  заменять его приходилось  мне. Мне
нравилось быть пулеметчиком, хотя КПВТ капризный аппарат, то заклинивает, то
утыкается, но я со временем научился с ним обращаться.
     А помню,  как первый раз сел  за  пулемет,  выстрелил  несколько раз по
дувалу, и пулемет  заклинило, а затвор  остался во  взведенном состоянии.  Я
берусь за заднюю  крышку  двумя  руками, отвожу  защелку  и  поворачиваю эту
крышку, что бы снять ее. А в корпусе пулемета стоит мощная такая пружина для
толкания  затвора,  во взведенном затворе  эта  пружина находится  в  сжатом
состоянии.  Вот  я  провернул  крышку, и  вдруг эта  крышка (эдакая болванка
килограмма на два весом) вылетает из моих рук и с силой бьет меня в грудь. Я
отлетел  от пулемета и упал на  задницу, дыхалку перехватило, и я не могу не
вздохнуть, не п..., сижу и хлопаю глазами и ни чего понять не могу.
     После этого случая к пулемету подхожу осторожней и когда снимаю  крышку
с взведенным затвором, упираюсь покрепче, ее можно удержать, если ты готов к
этому и знаешь силу пружины. Проезжая КП я посмотрел на бойцов,  которые там
дежурили, земляка  моего не было среди  них,  и я запрыгнул  в люк. Хасан  с
Уралом добивали "косяк". Туркмен и Качок чарс курили редко, так, от случая к
случаю, в этот раз Туркмен не захотел,  а Андрей пару  раз затянулся и вылез
на броню.
     -- Да  вы припухли, дайте я хоть пятку добью, -- воскликнул  я,  увидев
выкуренный косяк, и забрав его у них, добил остаток сам.
     --  А где  ты лазил? Я же  тебя  звал, --  ответил  Хасан заплетающимся
языком.
     Рядом с Хасаном сидел Урал, и улыбался как майская роза. Я посмотрел на
него и сказал:
     -- О-о, татарин уже готов.
     -- М-м-м-да, только я не татарин, я башкир, -- прогудел Урал.
     --  А какая на хрен разница? -- спросил Хасан. Урал, немного  помолчав,
ответил:
     -- Большая, как между слоном и БТРом.
     -- Ну ты сравнил жопу с пальцем, -- сказал ему Хасан.
     -- Татарин, ты и есть татарин, -- сказал я Уралу.
     -- Ну пусть будет татарин, мне по фигу, хоть еврей, хоть хохол.
     Я, похлопав Урала по плечу, заявил:
     -- Ну хрен с тобой, будь татарином. Все, отныне ты татарин.
     -- Туркмен,  --  крикнул я, -- мы Уралу национальность поменяли, отныне
он татарин!
     -- Лучше китаец. Он на китайца больше похож, особенно когда обдолбится,
-- повернувшись к нам, сказал Туркмен.
     Меня  тоже зацепило неплохо,  я сидел, смотрел на Урала и думал, вот бы
одеть  этому  башкиру тюбетейку  и  дать в руку пиалу с  чаем, классно он бы
смотрелся.
     Я представил себе Урала, сидящего на ковре в юрте, на голове тюбетейка,
а в руке пиала с  чаем, меня разобрал дикий смех. Урал, смотря на меня, тоже
давай ржать, а я как гляну на него, так закатываюсь, и не могу остановиться.
Потом я  отвернулся,  думаю,  не буду  смотреть  на  этого  башкира,  может,
успокоюсь немного, а то живот лопнет. Через время я немного успокоился и, не
глядя на Урала, сказал ему:
     --  Слушай, татарин, залезь-ка ты на броню, лучше с Качком посиди, а то
ему там скучно одному.
     -- Почему одному, там Сапог с ним.
     --  Все равно иди,  запарил ты уже, неужели не понятно, что я  не  могу
смотреть на твою круглую, лопоухую рожу с узкими глазами.
     -- Ну не можешь, не смотри, -- ответил спокойно Урал.
     -- А как не смотреть, если ты уселся перед моими глазами?
     -- Ай, ну  ладно,  пойду на броню,  там интересней,  да и  движки здесь
гудят, заколебали уже, -- сказал Урал и начал пробираться к люку.
     Хасан  сидел  на  командирском  сидении  и  что-то  оживленно  "втирал"
Туркмену, а тот спокойно рулил и,  судя по всему, не слушал  бред Хасана,  а
только изредка кивал, и то для того, чтобы Хасан не тряс его за плечо.
     Я подсел  к ним  поближе и  тряхнул  спинку сиденья,  на котором  сидел
Хасан.
     -- Хасан,  хорош мозги парить Туркмену, он  все равно тебя  не слушает.
Надень лучше шлемофон и послушай, что там "шакалы" трещат, может они в дукан
какой-нибудь заскочить надумают, за водкой, например. Не знаю  как замполит,
а комбат обязательно заскочит.
     Хасан  надел шлемофон, и  стал слушать эфир, откинувшись  на  спинку  и
закрыв глаза.
     --  Да  успокойся Юра, до дуканов еще  ехать, как до  Китая  раком,  --
ответил Туркмен.
     -- Ни фига себе, успокойся, я жрать, блин, хочу.
     -- Ну, сожри сухпай, -- предложил Хасан.
     -- Да ну на хрен эти сухари, лучше в  дукане лепешек взять и винограду,
блин, виноград хочу, не можу.
     -- Я тоже виноград хочу, был бы виноград, я б с вами  чарса  курнул, --
сказал Туркмен.
     -- Ну курни без винограда, -- сказал я Туркмену.
     -- Не, без  винограда не интересно. Чем сушняк убивать, водой что ли? А
с виноградом кайф.
     -- Да, Туркмен, ты как всегда прав, с виноградом кайф. Черт, еще колона
медленно так движется, быстрее бы до города доехать.
     -- А мы, наверное, в город заезжать  не будем, до моста только, а потом
свернем налево в старый город.
     -- Откуда ты знаешь? -- спросил я Туркмена.
     -- Я так думаю.
     -- Ну, мало чего ты думаешь.
     Вдруг Хасан привстал и поднял указательный палец вверх.
     -- Что такое Хасан? -- спросил я его.
     -- Тихо! Наш полк на связи, слышно плохо.
     -- Туркмен, дай сюда второй шлемофон.
     -- Он не пашет.
     -- Как не пашет?
     -- Да так не пашет.
     -- А чего ты не заменил его в полку-то?
     -- Забыл.
     -- Да тихо вы, и так плохо слышно, -- крикнул Хасан.
     Мы притихли  и стали ждать, Хасан некоторое  время сидел тихо и слушал,
потом раздался его голос:
     -- Да, я слушаю, да 472-й на связи.
     Немного подождав, Хасан опять ответил:
     -- Да... да, все понятно товарищ старший лейтенант.
     Хасан повернулся к Туркмену и сказал:
     --  Сворачивай за  БТРом ротного, и езжай за ним, только быстрее давай,
вон машина ротного уже съехала с бетонки.
     -- Что случилось, Хасан? -- спросили мы одновременно с Туркменом.
     --  Духи вырезали  дружественный  кишлак,  который недалеко  от  нашего
полка.
     -- Это который со стороны свалки, километра три от нас? -- спросил я.
     --  Да, он самый,  зенитчики  говорят,  что им  передал  бача  из этого
кишлака, бача этот лазил по нашей свалке, а когда  стал  подходить  к своему
кишлаку,  то  услышал  сначала  крики, а  потом  увидел  незнакомых людей  с
оружием, которые резали там всех в  подряд. Ну, он бегом в наш  полк и сразу
заскочил к зенитчикам, они же там с краю стоят. Мы сейчас находимся недалеко
от этого кишлака, да и в боеготовности полностью, поэтому они передали сразу
нам.
     -- Ну, ни фига себе, духи обурели, прям под носом и средь белого дня.
     -- Это  ведь с этого кишлака сказали, что два каравана должны прийти из
Ирана? -- спросил Туркмен.
     -- Да, с него, -- ответил Хасан
     -- Ну, наверно, из-за этого кишлак и вырезали.
     -- Да что его там вырезать, он небольшой -- дувалов десять, наверно, не
больше.
     В люк заглянул Качок:
     -- Куда это мы так полетели?
     -- Духи кишлак вырезали дружественный, -- ответил я ему.
     -- Какой еще кишлак?
     -- Ну, тот, что за свалкой, километра три от нас в сторону гор.
     -- А когда вырезали?
     -- Да вот только что.
     -- Слушай Юра, подай мой автомат?
     Я передал ему автомат, магазины и спросил:
     -- Что, очко сработало, бронежилет с каской тоже подать?
     -- Да нет, нафига, в такую жару да еще это железо.
     --  Вы  там  за моими стволами смотрите, может, я палить буду в  случае
чего. И смотри за этим тормозом Сапогом, а то он или под пулемет залезет или
вылетит на хер вообще.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)