Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 


     15. ЧЕЧЕНСКИЙ УЗЕЛ, ЗАВЯЗАННЫЙ ПОЛИТИКАМИ, РУБИТ АРМИЯ
     Моздок
     Заснеженные   поля   России   как-то   незаметно   сменились  кубанским
черноземом.  В  иллюминатор  ИЛ-62  хорошо  видны  поднимающие  столбы  пыли
трактора на  пахоте. Как  будто  танковая рота идет  в атаку.  Война  отсюда
совсем близко. Там  сейчас  наши  земляки.  Огромный ИЛ-62 забит  ящиками  с
подарками. На просьбу губернатора области Б. Немцова помочь нашим солдатам в
Чечне  откликнулись многие  предприятия и банки. В  общей сложности 20  тонн
грузов  на  155  млн.  рублей.  Торговый  дом  "Мещера"  приготовил  каждому
солдату-нижегородцу, а их  в Чечне 150 человек, подарок  в  своих  фирменных
пакетах: тельняшка,  шапочка, шоколад, сигареты, письменные  принадлежности.
Несколько  коробок с  книгами. Солдатам, прошедшим  ад  Грозного, предлагают
прочесть  "Флибустьеров"  и  "Ночь  в Лиссабоне". Самолет  тяжело садится на
бетонную  полосу.  Здесь  весна  в  разгаре.  То  и дело садятся  и взлетают
самолеты.  Моздок - это  последний  перевалочный пункт для  грузов идущих на
Грозный.
     - Больше десяти рейсов уже сделал, - говорит командир ИЛ-62, - особенно
много было десантников перед Новым годом, по 126 в каждом рейсе.
     Ящики с подарками перегружают  в вертолет МИ-26 . Вернулся  ездивший  в
штаб генерала А. Куликова Б. Немцов:
     - Больше стало порядка, как начальников поубавилось.
     Пересаживаемся   в   вертолеты.   Летчик,  закрывая   дверь,   привычно
инструктирует:
     - Попрошу не курить, пить мелкими глотками и не совращать экипаж. Летим
низко.  В степи только начинает пробиваться зелень. Кое-где попадаются отары
овец,  разбегающихся  от  винтов вертолета.  Чем ближе  к Грозному, тем чаще
следы войны - поля, словно исхлестанные гусеницами  и колесами, разбросанные
на земле  зарядные ящики, блестят  заборы из  гильз  на позициях  самоходных
установок.
     На Сунже все спокойно
     Аэропорт Грозный-Северный. Здание цело, но ни одного стекла. Выходим из
вертолетов и сразу  же попадаем в окружение солдат с автоматами наизготовку:
конвой из разведроты. Запыленные лица, из карманов камуфляжей торчат гранаты
и запасные магазины, на шеях жетоны с личным номером и  крестики. На площади
у здания аэропорта  - колонна бронетранспортеров, на одном  из  них надпись:
"Н. Новгород".
     Все окружили коменданта Грозного генерала И. Рыбакова:
     -  Ежедневно  в город  возвращаются  3-4 тысячи человек, сейчас жителей
примерно  130 тысяч.  Работают 6  хлебозаводов, газ  есть, вода будет, через
неделю все нормализуется...
     Пересаживаемся  в  бронетранспортеры. До расположения 166-й гвардейской
отдельной мотострелковой  бригады  примерно полчаса  по  улицам  Грозного, а
потом поворачиваем на юг, в район Чечен-аула. Стою в люке рядом с водителем,
чтобы  увидеть  все  своими глазами.  Далеко  справа полнеба закрыто  черным
дымом.
     - Нефтепромыслы горят, - комментирует сидящий рядом на броне офицер.
     Слева на горизонте сполохи от залпов ракетных систем.
     - Это Аргун обрабатывают, - слышу за спиной. Повсюду  многоэтажные дома
с сожженными окнами , испещренные пулями и осколками, по обочинам разбитые и
сгоревшие автомашины  и  автобусы.  Три изрешеченных  трамвая.  Целая  улица
полуразбитых  частных домов  без крыш,  у  некоторых девятиэтажек  снарядами
выбиты  угловые комнаты, так что  над ними еще висят  три-четыре  этажа.  На
полностью разрушенной улице -  целехонький киоск с  надписью  "пиво".  Вдоль
улицы  перебитые  снарядами бетонные  световые опоры -  это  какая  же  была
плотность  огня! Попадаются  дома,  в которые были всажены, наверное,  сотни
снарядов, местами снесены целые этажи.  Парк вдоль Сунжи - от сотен деревьев
одни расщепленные пни. Вот и знаменитая площадь минутка. Да-а... Это  что-то
среднее между Сталинградом и Хиросимой.
     Прохожих  на всем  пути через  город я насчитал  не более десятка.  Две
женщины  тащат на тележке телевизор,  у одного из  уцелевших  частных  домов
собрались  посудачить  соседки.   На   перекрестке  стоит  бородач,  смотрит
исподлобья. Маленькая  девочка  то ли  машет, то  ли грозит  вслед ручонкой.
Кое-где на воротах уцелевших особняков надпись мелом: "Здесь живут".
     - Отсюда бригада вводилась в бой, - показывает сопровождающий офицер на
развалины домов и строений.
     Сгущаются сумерки. Кое-где на улицах горит вырывающийся из трубы газ. У
одного  из блокпостов со спецназовцами пропускаем колонну "бэтров". На броне
- узкоглазые солдаты с автоматами, первая мысль: "Господи, неужели китайские
добровольцы?"
     - Дивизия из Бурятии, - комментирует сопровождающий офицер.
     Президентский  дворец,  за  который  шли особенно  тяжелые бои, весь  в
надписях,  как рейхстаг:  Ростов,  Ярославль,  Вологда, Челябинск -  похоже,
брали со всей  России...  Плитка на площади  перед  дворцом  превратилась  в
щебенку.  Остановились  снять  окрестности на  видеокамеру,  подошла  группа
увешанных  автоматами  и гранатами людей  в  разномастной  форме,  давно  не
бритых. Оказались, однако, не дудаевцами, а спецназовцами из Владивостока.
     На  окраине  города  картинка  грозненской   весны:   солдат,   обнимая
рыжеволосую женщину, учит ее стрелять  из автомата.  Пули  летят  куда-то  в
белый свет.
     ДАН ПРИКАЗ - ЕМУ НА ГРОЗНЫЙ...
     Штаб  166-й  гвардейской  отдельной  мотострелковой бригады.  На  стене
карты.  Красные и синие  линии и кружки. Генерал-майор В. Булгаков, командир
бригады, докладывает обстановку командующему  22-й армией генерал-лейтенанту
И. Ефремову и  члену  военного совета  губернатору Нижегородской  области Б.
Немцову.
     Бригада была  переброшена из Твери  12 эшелонами на станцию  Терская, в
конце января  закончила  сосредоточение в  районе  Моздока.  Две  недели шла
дополнительная  боевая  подготовка. Потом бригада  поступила в  распоряжение
командующего  оперативной  группой  "Север" генерала Л.  Рохлина,  совершила
120-километровый марш в район Толстого-Юрта. В бой была введена 2 февраля, в
Грозном  студгородок  взяла без боя, но на  следующие сутки в районе обувной
фабрике отбивала  атаки  боевиков Дудаева,  которые применяли бронетехнику и
минометы. Бой шел пять часов,  дело доходило  до применения ручных гранат. В
последующие  дни  бригада  действовала совместно  с  десантниками  и морской
пехотой  в  направлении  трамвайного  депо,  кожевенного завода, на  площади
Минутка и в районе железнодорожного моста через Сунжу.
     В первых числах  февраля бригада  рывком продвинулась в обход  города в
район  Гикаловское,  преодолевая  сопротивление  бандформирований,  потом  в
юго-западном  направлении,  через  каналы, насыпи,  дамбы,  с  боями,  но  в
основном обходами, мощными атаками с сильной артподготовкой. Сейчас  бригада
по фронту занимает 32 километра.
     Двадцатого февраля бойцы 166-й получили приказ захватить господствующие
высоты  в  районе  южнее Грозного.  Операция была проведена  ночью, четырьмя
штурмовыми группами. Бой вели 4 часа, в тумане, высоты взяли  и удержали при
поддержке артиллерии. Противник  начал отход  в  район Чернореченского леса,
где был блокирован.
     Последние  несколько  дней бригада активных  действий не ведет, огневой
бой - эпизодически.
     Во  время доклада  командира  бригады очень хорошо  были  слышны  залпы
реактивных систем из ближнего тыла. Каждые 20 минут. Где-то  неподалеку то и
дело стреляют самоходные установки  "акация", изредка -  пулеметы.  Всю ночь
внук  бабушки  "Катюши",  "Град", метал  свои огненные стрелы,  "уговаривая"
боевиков Дудаева принять ультиматум и сложить оружие.
     ПОЗЫВНОЙ ДУДАЕВА - "ЯЛТА"
     По  данным  штаба  бригады  генерала  М.  Булгакова,  на  22  марта  ее
подразделения   с  начала  военных  действий   уничтожили  142  боевика,  29
автомашин,  1  танк, 1  БМП,  1  бронеколпак,  подавили  огонь22  минометов,
уничтожили 63 огневые точки, обезвредили 71 мину, взяли 15 пленных.
     Против бригады,  по данным разведки,  действуют  полк  спецназа  "Борз"
("Волки"), две казахские группы (засечен их радиопозывной - "Али-мум") общей
численностью 1200-1500 человек.  Могут поддержать  их и 5  тысяч боевиков  с
направления  Шали.  Воюют  на  этом  участке  наемники,  группа   украинских
националистов  и  даже  какой-то донской казак. Две  недели назад  один  наш
солдат  был  убит   женщиной-биатлонисткой.  Обезвредили   женщину-снайпера,
чеченку, которая прикрывалась детьми.
     - Насколько подтверждается, что против российских войск боевые действия
ведут простые чеченцы, мирные люди, вынужденные взять в руки оружие?
     - Из пятнадцати взятых нами пленных, - рассказал генерал В. Булгаков, -
все были обыкновенными бандитами: в наколках, со шприцами, наркотиками. Один
попался - отсидел 17 лет. Автомат  его кормил и поил. Простых  чеченцев  эти
бандиты  силой  заставляют брать в  руки оружие  под угрозой уничтожения  их
семей.
     Много   случаев,  характеризующих   подлость  и   звериную   жестокость
дудаевцев, например:
     -  В  первом  бою мы  потеряли семь человек.  Потом нашли  их  -  глаза
выколоты, тела  изуродованы, все добиты выстрелами в голову. Матери приехали
на опознание... Извините, дальше не могу...
     Была попытка затопить  позиции  бригады  путем  взрывов  дамбы, потом -
сжечь бензином из 4-тонных бензозаправщиков.
     Командующий  внутренними   войсками  МВД  России  генерал-полковник  А.
Куликов, с которым мы встретились в Моздоке перед отлетом, рассказал:
     - Вот сегодня утром, например, мне, доложили, что боевики расстреляли в
спину двоих стариков, которые в Аргуне шли с белым флагом к  нашим позициям.
В  Самашках  бандиты  уже  три раза взрывали трижды отремонтированный  мост,
из-за чего невозможно доставлять по железной дороге для мирного,  чеченского
же, населения. У Дудаева сейчас осталось 500-800 головорезов, которым нечего
терять, они готовы  воевать  до  последнего. Бандиты  выгоняют людей из сел,
убивают своих же чеченцев и сваливают это на наших солдат
     Все офицеры, с кем удалось поговорить в эти дни, отмечают, что в первое
время  боевики действовали организованно,  умело,  но  после взятия Грозного
моральный дух бандформирований резко пошел на убыль.
     - Трусоваты  стали, выскочат на "уазике" с минометом, сделают несколько
выстрелов или из  автоматов -  та-та  - и  смылись, - рассказывает начальник
штаба 245-го мотострелкового полка подполковник С. Чипусов, - напрямую в бой
не  идут, поэтому засечь их трудно. Но вот здесь, - офицер показал в сторону
подбитых  танка  и  БМП,  - у них был очень  грамотно оборудованный взводный
опорный пункт на 40-50 человек.
     В бинокль за окопавшимися в поле танками хорошо виден Алхан-Юрт, где-то
здесь и проходил передний край.
     - Ночью ранили четверых наших, - рассказал С. Чипусов, - обстреляли  из
минометов.
     Наша радио разведка знает и позывной Дудаева - "Ялта", не так уж трудно
определить и его местонахождение, но...
     - Если нанести удар артиллерией или авиацией, значит, погибнут и мирные
люди, - сказал генерал-полковник А. Куликов, - а в планы поимки Дудаева я не
посвящен.
     В  245-м мотострелковом полку, куда  мы проехали из бригады генерала В.
Булгакова, уже  в конце встречи Б.Немцов спросил офицеров  полка: "Какие еще
проблемы остались?"  "Не знаете  ли, когда Дудаева  поймают?" - ответили ему
вопросом на вопрос. -  "Ну вот, а я вас хотел спросить. Вы должны искать". -
"Что ж, будем мы его искать. Не найдем - назначим", - пошутили.
     Вместе с тем бандформированиям все сложнее удается держать  между собой
связь,  уже  и  полковник  Масхадов,  начальник  штаба  Дудаева,  предлагает
связаться  с  ним по позывному  "Интернационалист", чтобы начать переговоры,
но...
     МЫ МНОГОМУ НАУЧИЛИСЬ
     Почему так затянулись  боевые действия в  Чечне? В  чем причины больших
потерь нашей армии? Эти вопросы мы задавали многим офицерам.
     - Анализ первых боев был очень жесткий, - сказал генерал В. Булгаков, -
уроки  из  них  извлекли все.  Не  ожидали  мы встретить такое сопротивление
дудаевцев. Сначала надо  признать  было и боязно, но после  первого  боя  мы
поняли, что можем решать любые задачи. После  того как  увидели трупы мирных
людей,  своих  погибших товарищей, у  солдат появилось  ожесточение,  боевая
злость, больше стало смекалки и хитрости.  Солдаты научились многому, никого
не надо заставлять окапываться.
     Если в  первых боях не было еще должного взаимодействия между частями и
родами войск, то потом управление войсками значительно улучшилось. Но многие
офицеры  с  недоумением говорили,  что  не надо было  после  взятия Грозного
давать дудаевцам передышки, соглашаться и  тем более предлагать переговоры -
это  дало  им возможность перегруппироваться,  подготовиться  к новым  боям.
После Грозного  все пришлось начинать практически  с нуля. Всю операцию надо
было и можно было провести значительно быстрее и организованнее.
     Еще в  первых разговорах в госпитале с  ранеными десантниками  пришлось
убедиться, что  солдаты не знают цели военной операции, не  понимают,  зачем
вообще пришли они в Чечню. Что изменилось в настроении солдат и  офицеров за
это время?
     - Земля эта наша, - говорят солдаты, - мы защищаем Россию, будем стоять
здесь столько, сколько нужно.
     Я пытался сбить их вопросом, что, наверное, сначала это все же Чечня, а
потом  уже  Россия и  надо уважать  национальные чувства чеченцев.  Нет, все
считают, что это  сначала Россия, а потом уже - Чечня.  Многие, оказывается,
хорошо знают, что  Грозный был  основан казаками, что в  предгорьях  издавна
были  казачьи станицы. Мало кто  верит, что  у дудаевцев преобладают сегодня
национальные чувства, потому что они действуют, как бандиты.
     Генералу В. Булгакову Б. Немцов задал прямой вопрос: как он относится к
самому приказу Б. Ельцина о вводе  войск  в Чечню? Генерал ответил,  как нам
показалось, совершенно искренне:
     - А  нам и некогда было политически  оценивать  этот  приказ. Просто не
задумывались. Надо было решать задачи подготовки к операции.
     - Скажите, вам хочется воевать? - спросили генерала.
     -  Конечно,  нет,  -  ответил  В.  Булгаков,  -  Я два  года  воевал  в
Афганистане, хорошо знаю, что война -  это грязная работа, что потеряю здесь
своих товарищей.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)