Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 


     Сапог взял банку "Si- Si",  пакет конфет  и спокойно вышел, не  обращая
внимания  ни на сарбосов, ни  на замполита,  который обалдел, сначала увидев
нас обдолбленных, а потом  наглого Сапога. Когда мы "включились", замполит и
сарбосы уже были в другом конце палатки. Мы даже не заметили когда они ушли.
     Замполит,  что-то  громко говорил сарбосам, навроде: вот  у нас красный
уголок,  вот  боевой  листок  и  т.д.  Оказывается,  это  была делегация  от
сарбосовской армии, и замполит им показывал, как живут советские военные, их
быт и все такое, экскурсия, короче.
     Временно нас  пронесло, замполит прекрасно все  понял,  а  сарбосы  тем
более,  но сарбосам было по фигу,  а что касается замполита, то что он мог в
данный  момент сделать?  Орать  на нас  было бесполезно,  и поэтому он молча
ушел.  Но,  как  бы  там  ни  было, в  будущем  стоило  ожидать  разборок  с
замполитом.
     Через  некоторое  время,  может через час,  может  через  два, появился
ротный, старший  лейтенант  Савин, родом он был из Краснодара, в Афган попал
после военного училища, прослужил два года и ждал замены.
     Он подошел к нам и скомандовал:
     -- Хорош балдеть, давайте готовьтесь, через два часа выезжаем.  Гараев,
скажи водилам, пусть готовят машины.
     Потом ротный обратился ко мне:
     --  А  ты,  Бережной, возьми  бойцов  и  дуй  на  склад  РАВ,  получите
боеприпасы и  ждите  там, пока  не  подъедут  машины, --  и,  увидев  Пипка,
обратился к нему:
     -- Пипонин, а ты чего сидишь здесь и улыбаешься во всю харю? Давай вали
к себе в подразделение, ваши выезжают через час.
     -- Чижи поедут? -- спросил я ротного.
     -- Да, троих возьмем, а  то не все экипажи укомплектованы, пятерых ведь
желтуха свалила.
     -- Товарищ  старший лейтенант, разрешите  взять  Сапогова?  --  спросил
Хасан.
     -- Кого,  Сапогова!? Духов  будете им  пугать  что  ли?  --  ротный  аж
обалдел.
     -- Под мою ответственность, товарищ старший лейтенант, мы возьмем его к
себе в экипаж, у нас как раз снайпера нету, -- продолжал уговаривать Хасан.
     -- Ну ладно, черт с  ним, берите. Но только,  Гараев, смотри, сам с ним
нянчиться  будешь, --  сказал ротный и, ухмыльнувшись, добавил:  -- Снайпер,
смотрите, а то он всех духов перестреляет, воевать не с кем будет.
     Я с удивлением посмотрел на Хасана:
     -- Ты это че, Хасан?
     -- А  что,  пусть съездит разок, пока я здесь, а  то ведь прослужит два
года и духов не разу не увидит.
     --  Да Сапог тебя за это в жопу расцелует, он уже и не надеялся никогда
в рейд вырваться, -- сказал Пипок.
     --  Ну иди, Хасан, обрадуй Сапога, заставь  его отмыться, побриться,  и
пусть  мой танковый комбез оденет, так уж и быть пожертвую ради такого дела,
а то  действительно всех духов распугает, комбез лежит под моей кроватью, --
сказал я Хасану.
     Ну что поделать, надо готовиться к рейду. Пипок перед уходом подошел ко
мне и спросил:
     -- Юра, ты магнитофон с собой на дембель увезешь?
     -- Нет, я себе двухкассетник в Союзе возьму, а этот оставлю пацанам, --
ответил я.
     -- Слушай, Юрка. Оставь его мне, а? Ну что тебе надо за него, скажи?
     -- Десять литров браги сделай и можешь забирать эту "шарманку".
     -- Все понял, брага будет, только после рейда, а то сейчас нигде нету.
     -- Ну хорошо, давай после рейда, мне все равно.
     И  Пипок ушел с довольным  видом,  а я  стал  собираться на  склад РАВ,
который находился за полком, и идти туда надо было минут пятнадцать.
     Выйдя  из  палатки, я  увидел Носорога, который  стоял  под "грибком" и
парил мозги чижу-дневальному.
     Ну, неисправимый дурак, этот  Носорог, подумал я, его хоть  убей, а  он
все равно за свое.
     -- Носорог, отстань от дневального и иди сюда.
     Носорог подбежал и сделал бравый вид:
     -- Слухаю.
     -- Так вот,  слухай и  запоминай,  а если с  одного  раза не запомнишь,
повторять  буду  через  вот  это, --  я показал Носорогу кулак,  и спросил:-
Понял?
     -- Поняв, поняв, ты тикы кажи, а я усэ сдилаю, як надо.
     --  Так вот слушай, берешь троих  или четверых чижей, и дуете на  склад
РАВ. Возьмешь свой и мой автоматы, мы там машины будем ждать.  С нами в рейд
поедут два  чижа, Закиров и Мосейко, их не бери на склад, они пусть  хватают
АГС и дуют на  БТР. Подойдете на складе к капитану и скажите, что мы, мол, с
третей роты и пришли получить боеприпасы. Ты слушаешь меня, балбес?
     -- Да, да, слухаю.
     -- А  теперь запоминай, что надо получить,  с нашей роты  поедут в рейд
пять машин, на каждую получите  по десять  цинков патронов 5,45  на автомат,
столько  же на КПВТ, 7,62 калибр на пулемет ПКТ и для снайперки. И еще, чтоб
был  один  или два  цинка  трассеров  на каждую единицу, кроме того, на КПВТ
половина бронебойные, половина разрывные. Понял, Носорог?
     -- Усэ ясно, -- ответил с умным видом Носорог.
     -- Еще не все,  слушай дальше, на  подствольник возьмете гранат  цинков
десять, на АГС столько  же, гранат  наберете на  ручной гранатомет  штук  по
двадцать на каждую машину и  просто гранат ручных ящика по четыре на  каждую
машину. РГДшек  берите по  одному яшику и по три ящика эФок, РГДшками  будем
рыбу глушить, а эФки для  боя, сигнальные  ракеты не надо брать,  их в БТРах
полно. Ну, ты все запомнил или повторить?
     -- Не, не, я усэ помню.
     -- Ну тогда вали,  а я позже подойду, если машины раньше меня подойдут,
скажешь Хасану, пусть ждут меня на складе.
     Носорог  пошел выполнять приказ, а я побрел  к саперам проверить,  чего
там  хотел Индрек, и заодно узнать, кто там вчера  подорвался  на мине, а то
пацаны с нашей роты чего-то там говорили, но толком никто ничего не знал.
     У саперов в палатке  стоял полумрак, свет струился из двух полуоткрытых
окон, остальные были закрыты. Из угла доносилась игра на гитаре, и  пение, я
пошел на звук и увидел дембелей, судя по всему, они что-то пили, увидев, что
кто-то идет, они сначала притихли, но потом, узнав, крикнули:
     -- О, пехота к нам пожаловала, ну проходи, гостем будешь.
     -- Да мне некогда, скоро выезжаем, я Индрека ищу. Где он, не знаете?
     --  Только  что  был  в  офицерской половине палатки,  он же  теперь  с
шакалами кентуется, -- ответили мне.
     -- Я слышал, у вас вчера подорвался кто-то? -- спросил я.
     -- Да, Эдик с Дагестана, да ты, Юра, его знаешь, он у вас в  роте часто
бывал. Вот поминаем, на выпей браги, извини, спирта не достали.
     -- Да ладно, какой там спирт, наливай что есть.
     Мне протянули кружку с брагой, я выпил и спросил:
     -- Сильно его потрепало?
     --  Да  какой там  потрепало,  его  фугасом разорвало  на куски, мы еле
собрали тело в кучу, голову и одну ногу так и не нашли.
     -- Что, мина с каким-то приколом была?
     -- Откуда знать, мины нет -- взорвалась, Эдика тоже нет.
     -- Э-э-э, пидор! Ты куда сел? -- заорал кто-то из дембелей. Я обернулся
и  увидел  чижа,  который  соскочил  с  кровати  как   ошпаренный,  а  когда
присмотрелся, то  понял.  Оказывается чиж  по запарке сел на Эдика  кровать,
которая была поверх одеяла заправлена наискось красной лентой.
     -- Смотри под  жопу урод, и ваще, уйди  с глаз моих,  пока  я гитару на
твоей тупой башке не разбил!
     Чиж,  недолго думая,  мгновенно исчез  из  поля  зрения, потому  как на
пьяных дембелей нарваться, это хуже чем на мину.
     -- Бля буду,  ну что за чижы тупые пошли, я  обадеваю просто, --  начал
кто-то возмущаться.
     Мне некогда было  расслабляться,  и я встал  с кровати, махнув  мужикам
рукой, сказал:
     -- Ну ладно, мужики, я пошел, а то некогда.
     -- А куда едете-то?
     -- Да я не знаю, может, на Кандагарский рынок махнем, давно  уже мы там
пи...дюлей не получали.
     -- Ну давай, ни пуха вам, пехота.
     -- К черту, -- ответил я и направился к выходу.
     Я вышел на улицу,  перед глазами стояло лицо  Эдика, я его хорошо знал,
спокойный такой парнишка. Он частенько заходил к  нам в палатку,  бывший наш
взводный,  который месяц  назад заменился, был  его земляком.  Вроде недавно
сидел он у нас в палатке и смеялся над тем, как Носорог "наезжает" на чижей,
и вдруг нет  его, разорвался на мине, и голову разнесло так,  что и найти не
могли, чертовщина  какая-то. За два  года не раз  приходилось сталкиваться с
подобными случаями, но  привыкнуть  к ним  никак не  могу, да разве  к этому
привыкнешь.
     Вдруг в  памяти  всплыл  сон,  который  мне  приснился  месяц  назад, я
проснулся тогда от какого-то кошмара, и сразу стало на  душе как-то муторно,
но содержания  сна я не помнил, что-то хреновое, а что  именно  -- так и  не
смог вспомнить. А сейчас вспомнил,  оказывается, мне  приснился Эдик,  стоит
передо  мной  на  одной  ноге  и без  головы, а его голос  откуда-то  сверху
спрашивает:
     -- Юра, где моя  голова, как я теперь домой поеду без головы? Мама ведь
меня не узнает.
     И тут я проснулся от этого кошмара.
     Помню  еще  по гражданке, бывало, попаду  куда-нибудь  первый раз, знаю
точно, что здесь никогда  не был, а такое ощущение, будто б я все это где-то
уже видел. Или  какой-нибудь  момент произойдет в  жизни, и  вдруг  в памяти
промелькнет -- где-то  что- то  подобное  со  мной уже происходило, и в тоже
время  осознаешь,  что  не может  этого  быть, со мной это  в  первый раз, а
оказывается, все это было во  сне, такие  сны называют вещими.  Мне в Афгане
часто  стали  сниться  такие сны,  и я уже  начал  боятся их,  некоторые  не
сбывались, но многие моменты из снов через время происходили на самом  деле,
иногда я даже боялся засыпать. Хотя действительность была куда  страшнее, но
в снах чувства обостряются, и после этих  снов остается неприятный осадок на
душе и ожидание чего-то плохого.
     В последнее  время мне часто  снится один и тот же сон, я  вижу девушку
мусульманку, молодую, с красивым телом и длинными черными волосами, но у нее
как будто  бы нет лица. Я во сне пытаюсь подойти к ней, но она отдаляется, я
пытаюсь разглядеть ее лицо, но оно расплывчато, а ее звонкий смех разносится
эхом  в  горах. Я  чувствую, что  эта девушка приближается к  пропасти и  не
замечает этого, я пытаюсь ей что-то крикнуть,  но голоса своего не  слышу, я
бегу к ней, чтобы удержать ее от падения, но она вдруг исчезает, а я падаю в
эту  пропасть и  просыпаюсь. Этот сон я  помню отчетливо,  но  вот  не  могу
понять, к чему он.
     Обойдя  палатку  саперной роты,  я  подошел  к ней  с  другой  стороны,
постучал в дверь, потом приоткрыл ее и спросил:
     -- Можно?
     -- Кто там? А-а, Юра! Привет, да ты проходи, проходи, я здесь один.
     Я прошел в палатку, на кровати сидел Индрек и что-то шил.
     -- Привет, ну как отучился? -- спросил я его.
     -- Да лучше не спрашивай, дрочили как сук, все шесть месяцев напролет.
     -- Зато теперь ты прапор, командир как никак.
     -- Это точно, жаль, в своей роте не оставили.
     -- А что так?  Я  думал, будешь у нас взводным, а то наш взводный мудак
какой-то,  ходит деловой  такой, еще ни в одном  рейде не  был, а гонорится,
будто  б сто  лет  служит в Афгане, даже  советы  какие-то нам дает, салабон
херов.
     -- Да я  тоже думал, у себя  в  роте буду служить, а оказалось,  что  у
саперов нет техника, ну меня командир и направил сюда, да мне какая разница.
     --  Да конечно, какая разница -- на мине подорваться или пулю из дувала
получить.
     -- Сплюнь, дурак.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)