Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:


3

Лейтенант Штенберг принял командование ротой с большим удовлетворением. Адъютантство его не устраивало. Альберт помнил, что в его жилах течет немецкая кровь, и в связи с этим был твердо уверен, что ему не пристало быть на побегушках у румынского генерала.
До него временно командовал этой ротой младший лейтенант Лодяну, бывший рабочий с заводов Решицы, произведенный в офицеры в дни войны из нижних чинов.
Штенберг с трудом отыскал младшего лейтенанта. Лодяну находился в одной из только что вырытых траншей, окруженный уставшими, перепачканными глиной солдатами. Однако никто из них не унывал. Еще издали лейтенант Штенберг услышал звуки губных гармошек, дудок и скрипок -- любимых инструментов румынских солдат.
-- Забавляетесь, господа? А кто же за нас будет рыть траншеи? -- на ходу бросил Штенберг, решивший с первой же минуты дать понять своим подчиненным, что он строгий командир.
-- Солдаты утомлены и сейчас отдыхают, -- спокойно ответил Лодяну. -- Разве вы не видите, господин лейтенант? Почти месяц они день и ночь без отдыха роют траншеи.
Штенберг промолчал. К вечеру он приказал собрать всю роту. Новому командиру захотелось ободрить подчиненных, и, едва рота выстроилась в неглубокой балке, он начал:
-- Солдаты! Корпусной генерал Рупеску просил передать, вам его благодарность. Вы отлично потрудились. Враг не пройдет через ваши позиции! Королевская гвардия покажет, что она умеет защищать свое отечество. Вы утомлены, знаю. Но ваши братья испытывают более тяжкие трудности. Там, на полях золотой Транснистрии и Молдавии, возвращенных нaшей родине ценой крови лучших ее сынов, румынским солдатам очень тяжело сдерживать красные полчища. Вы не испытываете тех лишений, какие испытывают они. Вы сыты, обуты, одеты. Мама Елена, по приказу которой сформирован наш корпус, заботится о вас. Не так ли, братцы?
Лейтенанту было приятно сознавать, что две сотни людей, втиснутых в рыжие мундиры, не спускавших сейчас с него глаз, -- его подчиненные, что он, Штенберг, -- их командир, начальник, властелин, первый судья и защитник. -- Не так ли, братцы? -- повторил он, сияя от внутреннего ликования, причиной которого были и вот это ощущение власти над людьми, которых он скоро поведет в бой, и сознание того, что он, Альберт, стал хозяином огромных богатств, и воспоминание о последней встрече с красавицей Василикой, поверившей, кажется, в гибель своего возлюбленного, и надежда на то, что, наверное, удастся пристроить ее где-нибудь при штабе. В эти минуты Штенберг как-то совершенно забыл о вчерашних неприятностях и о том, что идет война, что она очень близка, что скоро, совсем скоро он может лицом к лицу встретиться с теми, о которых он много говорил, но имел самое смутное представление, что вот эти позиции, окрашенные сейчас низкими лучами медленно опускавшегося за далекие горы солнца, нужно будет защищать всерьез и, может быть, сложить на них свою голову.
Ни о чем этом не думал сейчас румянощекий офицерик, меньше всего расположенный к неприятным мыслям. Бой для него был пока что понятием довольно абстрактным. И он думал о нем с беззаботностью юноши, для которого все нипочем. Поэтому вначале он даже не понял значения слов, грубо брошенных одним из его солдат:
-- Двадцать пять лей в сутки -- не слишком много, господин лейтенант. Мама Елена должна бы знать...
-- Капрал Луберешти, я советовал бы вам помолчать, -- испуганно проговорил Лодяну, пытаясь остановить солдата.
-- Что, что вы сказали, капрал? -- вдруг встрепенулся Штенберг. -- Продолжайте!
-- Я сказал, господин лейтенант, что двадцать пять лей -- не слишком много. Вы -- наш ротный. Отец солдат. И должны знать, как мы живем. Из этих двадцати пяти лей половина разворовывается начальством. Вон наш старшина уже пятую посылку домой отправляет! -- Капрал, очевидно, решил идти напропалую и поэтому смотрел на офицера с отчаянным вызовом вот с таким же вызовом глядел он в глаза полицейских во время забастовок на заводах Решицы. Лодяну хорошо помнит этого горячего, несколько необузданного электромонтера. -- А солдат получает, -- продолжал капрал, -- два раза в день постный суп, в котором плавает несколько бобов или кусочков сухого картофеля. Мы едим мамалыгу и хлеб, который на восемьдесят процентов выпекается тоже из кукурузы.
-- Луберешти!
-- Не мешайте ему, Лодяну. Пусть говорит. Продолжайте, капрал. Лицо Штенберга потемнело. Он как бы только теперь понял, что все это значит для него, принявшего командованиее ротой. Сейчас Штенберг больше смотрел на Лодяну, чем на капрала. Выражение лица боярина говорило: "Вот до чего довели вы роту! Я могу немедленно сообщить об этом в прокуратуру, и вас обоих расстреляют. Но я не сделаю этого, потому что я добрый, хотя и недостаточно решительный, и вы должны это ценить во мне и, оценив, полюбить меня".
Лодяну понял это. Но он понял также и то, что все, чего не сделал командир роты, сделают взводные офицеры, уже не раз обвинявшие Лодяну в панибратстве с солдатами, и вновь обратился к своему земляку: -- Капрал Луберешти, вы с ума сошли!
Однако остановить солдата было уже невозможно.
-- Пшеница идет для немецкой армии! -- почти кричал он, зачем-то перекидывая винтовку с одного плеча на другое. -- Немецкий солдат получает четыреста лей в день, а офицер -- две тысячи. Немцы сидят в наших дотах, а нас вышвырнули в чистое поле, под русские снаряды и пули! -- Молчать!
Штенберг вздрогнул от оглушительного голоса. Рядом с ним, перед строем роты, стоял генерал Рупеску.
-- Кто командовал этим сбродом? -- грозно спросил он, показывая на замерший вдруг строй. -- Вы?
-- Так точно, ваше превосходительство! Честь имею представиться: бывший командир роты младший лейтенант Лодяну!
-- Вы... вы -- дерьмо, а не командир! -- И с этими словами генерал несколько раз ударил по щеке Лодяну своей тяжелой пухлой ладонью. Он замахнулся было еще раз, но, обожженный взглядом наказываемого, опустил руку. -- Судить! Обоих!
И вечером капрал Луберешти был осужден трибуналом. Ночью его расстреляли перед строем роты.
Лодяну разжаловали в рядовые.
Случай этот, пожалуй, больше всего встревожил полковника Раковичану. "Русские еще черт знает где, а тут творится такое, -- невесело размышлял он, выкуривая одну папиросу за другой. -- Впрочем, подобные маленькие неприятности в армии были и раньше. Они неизбежны". Раковичану постепенно стал успокаиваться и успокоился было уж совсем, когда в комнату почти вбежал генерал Рупеску.
-- Случилось то, чего мы больше всего боялись, полковник. Русские вышли на Прут!
-- Что?! -- Раковичапу мгновенно соскочил с дивана, на котором собирался вздремнуть. -- Что вы говорите? Не может быть! Это чудовищно! Когда они... когда они успели?
Он метнулся к окну, как бы надеясь увидеть за ним то, что могло бы опровергнуть эту страшную весть. Но за окном ничего не было видно. Горячий лоб полковника ощутил легкое вздрагивание стeкла от резких толчков, вызванных далекими разрывами тяжелых снарядов и бомб. Где-то, должно быть в деревне, жутко выла собака.



Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)