Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 


     А  мне ведь пришлось много таких повидать,  еще по гражданке, сначала в
детдоме  города Алма-Аты,  потом в спецшколе и, наконец, в  детской колонии,
куда  меня угораздило  залететь  перед  самой  армией. А залетел  за то, что
сначала  соблазнил дочь-малолетку директора спецшколы, а потом "бомбанул его
хату".  Просидел я в  колонии год, по выходу меня сразу забрали в  армию,  и
отправили  в Афган, конечно не без участия того же директора спецшколы,  как
говорится, с глаз подальше.
     За безопасность  данного Сапогу  задания можно было не волноваться, мне
иногда казалось, что Хасана Сапог боялся больше  всего  на свете, потому как
все  его указания он  выполнял быстро  и  с удивительной сообразительностью.
Хотя мне ни разу  не приходилось видеть, чтобы Хасан Сапога хоть раз пальцем
тронул, даже наоборот, Хасан иногда заступался за него.
     Спальная палатка была напротив оружейки, и не прошло и пяти секунд, как
в дверях появился Сапог, будто джин из бутылки, готовый выполнить любое наше
желание.
     -- Слушай Сапог, вот два цинка, хватаешь их и относишь в наш БТР. Понял
да? -- Хасан в упор посмотрел на Сапога.
     Сапог   сделал  понятливое  лицо,  и  усердно  закивал,  как  китайский
болванчик.
     -- Только затарь их в рюкзак или замотай во что-нибудь, и чтоб никто не
видел, а то я тебя жопой на пулемет натяну.
     Сапог  подскочил к цинкам, скинул куртку и,  замотав  туда  оба  цинка,
мгновенно сгинул.
     Только  мы  собрались  спокойно  раскумариться,   как  дверь   оружейки
открылась, и появился наш  старшина роты, старший  прапорщик Евфстафиади, мы
за глаза называли его попросту, Грек.
     С  Греком у  нас были  более  чем  нормальные  отношения, мы с Хасаном,
когда- то его очень выручили.
     Немного отвлекусь и опишу этот случай.
     Произошло это  год  назад,  мы  были тогда  еще годками, а  Грек только
прилетел  с Союза на замену нашему старшине роты. Прошло дня три, с  тех пор
как Грек принял должность и стал нашим новым старшиной.
     И  вот как-то раз, мы  с Хасаном зашли в каптерку  за чем-то,  мы часто
бывали  в  каптерке, там хранились наши личные вещи. В  каптерке мы  увидели
Грека,  он сидел за  столом, обхватив голову руками,  и докуривал  очередную
папиросу, а на  столе стояла пепельница с горой  окурков  от беломора, банка
тушенки, сухари и бутылка,  а  по  запаху, который доносился из  кружки, это
явно была кишмишовка. Увидев эту картину, Хасан спросил старшину:
     -- Что-нибудь случилось, товарищ прапорщик?
     Грек поднял голову и посмотрел на нас, а потом заорал:
     -- А вам чего здесь надо!? Берите то, за  чем пришли, и валите отсюда к
ибени матери.
     Мы с Хасаном  переглянулись, поначалу старшина показался нам нормальным
мужиком,  веселый  такой,  общительный и по  характеру  вроде не "козел",  и
вдруг, на тебе.  Мы  прошли  молча  в каптерку, взяли  то, за чем  пришли, и
собрались уходить. Вдруг старшина окликнул нас:
     -- Ребята, подождите. Вы не обижайтесь на меня,  так вырвалось с психу.
Идите сюда, садитесь.
     Мы прошли к столу и сели.
     -- Знаете, наверно, что это такое? -- он показал на бутылку.
     -- Да, знаем, это кишмишовка, -- ответил я.
     --  На аэродроме обменял, отдал пять пачек беломора, -- сказал спокойно
старшина, и спросил:
     -- Вам налить?
     -- Нет-нет, мы не будем, -- замахал руками Хасан.
     Хотя  от  грамм пятидесяти  мы  бы  не  отказались,  вчера были проводы
дембелей, мы нахапались бражки лишку, и сегодня меня немного поташнивало.
     -- Да ладно  не  стесняйтесь,  чуть-чуть можно, я разрешаю, а то одному
как-то не в жилу, хотя причина есть на этот случай.
     Он плеснул в кружку грамм, наверно, сто, и протянул мне.
     -- Нет, товарищ прапорщик, лучше в  следующий раз,  -- начал отпираться
я.
     -- На, держи! Мы в таком месте, где следующего раза может и не быть, --
настоял старшина.
     Я взял кружку  и подумал,  да  хрен с ним, чего  тут  такого, и  выпил,
закусив это пойло тушенкой.
     -- Ну вот,  а то  "в  следующий раз, в следующий раз", я ведь  тоже был
когда-то  таким  же бойцом, как  и вы,  и  даже пришлось  разгонять  бунт  в
Чехословакии, а теперь вот Афган, будь оно все проклято.
     Грек налил еще и протянул Хасану, тот молча взял и выпил.
     -- У меня  тут  проблема,  в  общем,  и не знаю что делать, --  немного
помолчав произнес старшина и продолжил:
     -- Старшина ваш бывший, меня крупно "кинул", короче говоря.
     Мы вопросительно посмотрели на Грека, а он продолжал:
     -- Когда принимал  дела, все  было на месте, как и положено, я проверил
все вещи по описи  и накладным и  сам лично убедился в их наличии.  Потом мы
немного обмыли мое вступление в должность и отъезд старого старшины, улететь
в Союз  он должен  был утром. Вечером  он ко  мне подошел и попросил ключ от
каптерки, сказал, что  у него там  вещи, надо приготовиться к отлету, и  все
такое. Я без задней мысли отдал ему ключ, а сам спать завалился в офицерской
палатке. Утром он вернул мне ключ, мы  попрощались, и он укатил в Шиндант, а
оттуда в Союз.  А вчера  вечером я решил разложить шмотье, чтобы знать,  что
где  лежит.  И  оказалось, что  не хватает  30 комплектов летнего ХБ, десять
комлектов зимнего ХБ, десять шапок и семь ящиков сухпайка. Я все перерыл, но
чего толку искать то, чего нет. А в полку  я пока никого не знаю,  да и кому
теперь  доверять  после  такого.  Вот  такие-то дела, мужики,  -- сказал  он
обречено, и спросил:
     -- Может, вы подскажете, что теперь делать?
     Мы с Хасаном  сидели и молчали, лично я не знал,  как помочь  старшине.
Молчание нарушил Хасан:
     -- Я вчера слышал, как дембеля говорили про это.
     Мы со старшиной посмотрели на Хасана, а он продолжал:
     --  Они помогали бывшему старшине  провернуть это  дело. Все эти шмотки
давно в дукане. Ты ведь, Юра, знаешь бывшего старшину? -- Хасан посмотрел на
меня и продолжил:
     --  Он барыга крученый,  и вещи эти он еще  за  месяц до замены в дукан
сбагрил. А те, что вы видели, товарищ прапорщик, он взял на время у старшины
РМО, они с ним кореша были. А потом в последнюю ночь он выманил у вас ключ и
с дембелями, которые сегодня укатили домой, они перенесли все вещи обратно в
каптерку РМО.  А  дембелям за  эту  услугу  бывший старшина обещал перевезти
через таможню дукановские вещи.  Каптерщика  у  вас, товарищ прапорщик, тоже
нет, старый укатил на дембель.
     Было  видно,  что  греку от этого  рассказа  не легче, он  налил  себе,
вмазал, и со злостью сказал:
     -- Да  я сам дурак, не хрен было доверять этому  козлу. А к  РМО теперь
какие претензии предъявлять? Этот прапор пошлет меня  на х...й и будет прав.
А  каптерщика  себе  я  попозже  найду.  Может  из   вас  кто-нибудь   хочет
каптерщиком? Я поговорю с командиром роты, и все будет нормально.
     -- Нет, товарищ прапорщик, я замкомвзвода, -- ответил Хасан.
     Старшина посмотрел на меня.
     -- А я командир отделения, -- ответил я.
     -- Командиры значит? Ну, давайте тогда выпьем за это.
     Старшина  нам  налил  еще  по  пятьдесят   грамм,  мы  выпили  и  стали
чувствовать себя легко и непринужденно. Я обратился к Хасану:
     -- В каптерке  РМО каптерщик, по-моему,  чижара,  и он  там, вроде как,
ночует. Так да? -- я посмотрел на Хасана.
     -- Да, чиж, хохол из Львова, -- ответил Хасан.
     У меня под хмелем созрела в голове одна идея, и я предложил вот что:
     -- Можно  поговорить с  нашими чижами  из  Украины, надо чтоб они этого
хохла каптерщика  как-нибудь после отбоя из каптерки  вытянули. Нальем нашим
чижам браги пару фляжек, и  пусть они его как земляка к  себе подтянут, а мы
этим временем бомбанем РМОшную каптерку,  она же вот, рядом, напротив нашей.
Хасан почесал макушку и сказал:
     -- Ну что ж, давай попробуем, только браги надо найти литра три.
     Старшина, немного оживившись, сказал:
     -- Мужики, если  провернете это дело, я, ну не знаю, в общем, можете на
меня всегда рассчитывать и все такое, помогу, короче, чем смогу.
     Мы  посидели  еще немного, покурили,  поболтали  и пошли  готовиться  к
воплощению  идеи.  Я пошел  побазарить  с  чижами, в  роте было три  чижа  с
Украины,  двое  из Николаева  и один из Одессы (один парнишка -- тот, что из
Николаева, звали его  Слава, позже погибнет в первом  своем, и  как окажется
последнем  рейде,  его  застрелит  духовский   снайпер:   Слава   ночью  был
наблюдающим, закурил  сигарету в открытую, а снайпер выстрелил на  огонек, и
попал ему в голову).
     Чижи эти были парни с понятием, так что договорился я с ними без особых
проблем,  и они обещали все сделать как  надо. А  Хасан пошел  к землякам  в
танковый  батальон  занять  литра три браги. Вечером  после отбоя  мы отдали
чижам два литра, а литр вмазали сами для храбрости.
     Чижи  почти сразу вытянули  этого каптерщика и  уговорили пойти в  нашу
оружейку.
     Мы немного  подождали, и когда  хорошо стемнело, пошли к каптерке  РМО.
Действовать  надо  было  осторожно,  так  как  по  полку  все  время  кто-то
шарахался,  а  рядом с  каптеркой РМО находилась офицерская палатка саперной
роты. Замок курочить мы не стали, это было слишком опасно, а прорезали крышу
в  палатке,  так  как  стены были  обиты досками.  Я  взял фонарик  и  залез
вовнутрь, а Хасан  остался снаружи.  Долго шариться  не  пришлось, все  было
разложено по полкам, мы вытащили оттуда и шмотья и сухпая раза в два больше,
чем было  надо. А  РМО  беднее  не стало, на  то она  и  рота  материального
обеспечения.
     Грек  был доволен  страшно, и  обещал  нам всегда и во всем помогать, и
все, что нужно, мы могли из каптерки брать, когда захотим.
     А позже оказалось, что  Грек в неплохих  отношениях с командиром полка,
они вместе с полкачем частенько водку пили.
     По рассказу ротного, когда-то давно, лет 15 назад, Грек был начальником
склада ГСМ, и  к нему обратился один молодой лейтенант, который "пролетел" с
горючим.  Подробностей  я  не  знаю,  но  висело,  на  этом  летехе  большое
количество топлива, и Грек его  выручил, а точнее, списал ему это топливо. А
недавно оказалось,  что  этот  летеха  -- уже  полковник,  и сидит  в  штабе
Туркестанского военного округа и, ни много, ни мало, возглавляет политотдел.
Этот полковник не забыл услугу,  которую ему оказал когда-то  Грек. И узнав,
что  Грек в  Афгане,  этот полковник связался с ним и  обещал  после  замены
назначить его командиром хозвзвода в округе, а это  одно  из "теплых" мест в
армии. И командиру полка этот полковник  слово  за Грека замолвил, и  Грек с
полкачем после этого стали хорошими приятелями, а мы  с Хасаном пользовались
поддержкой Грека,  который  не раз вытаскивал нас из разных  переделок.  Вот
такие отношения были у нас со старшиной...

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)