Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 

   Повесть о друге

 

                         "В этом здании в 1930-33 годах учился
                         МАРИНЕСКО Александр Иванович, капитан дальнего
                         плавания, командир подводной лодки "С-13",
                         потопившей в годы Великой Отечественной войны
                         вражеские суда общим водоизмещением 52884 тонны".
                                             Мемориальная доска на здании
                                             Одесского мореходного училища


1. "СПОСОБЕН НА ПОДВИГ"

   Эту повесть я начинал много раз. Бросал и принимался писать заново.  Ни
одна из моих книг не давалась мне так трудно.
   Изменялись  обстоятельства,  изменялся  я  сам.  Неизменным  оставалось
только мое отношение к герою.
   Об Александре Ивановиче  Маринеско  и  бессмертном  подвиге  балтийской
подводной лодки "С-13" я писал и раньше. Писал бегло, от случая к  случаю.
Мысль о книге пришла позже, когда  Александра  Ивановича  уже  не  было  в
живых, и пришла она не мне, а Ивану  Степановичу  Исакову.  Эту  книгу  мы
должны были писать вместе.
   Иван Степанович Исаков, прославленный флотоводец и  выдающийся  ученый,
обладал незаурядным литературным дарованием. Об участии Исакова  в  судьбе
Маринеско, о  заочной  дружбе,  связывавшей  этих  замечательных  людей  в
последние годы их жизни, я расскажу дальше. Сперва - о книге.
   У меня сохранился составленный Иваном Степановичем и  подписанный  нами
обоими  проект,  состоящий  из  десяти  пунктов  и  дающий   исчерпывающее
представление об отношении Исакова к личности и подвигу Маринеско. Приведу
только первый пункт:
   "_Чего мы добиваемся_ (разрядка И.С.Исакова.  -  А.К.)  при  разборе  и
анализе материалов и  человеческих  свидетельств  о  героической  жизни  и
судьбе Александра Ивановича Маринеско:
   1. Чтобы ярче заблистал и стал доступным для  всего  советского  народа
один из замечательных подвигов экипажа балтийской подводной  лодки  "С-13"
под командованием капитана 3-го ранга Маринеско. К сожалению, несмотря  на
истекшие 20 лет со дня окончания Великой  Отечественной  войны,  мало  кто
знает о той роли,  которую  сыграла  "С-13"  для  ускорения  морального  и
физического разгрома гитлеризма".
   На последней странице рукой  Ивана  Степановича:  "Принято  условно,  в
качестве отправного пункта для начала работы,  в  процессе  которой  будет
проясняться не только ее содержание, но и цель".
   Подписи и дата: 2/3 июня 1965 года. Такая  датировка  может  показаться
необычной. Я нахожу ей только одно объяснение: проект был  написан  ночью.
Мучительные боли в ампутированной ноге часто не давали  Ивану  Степановичу
заснуть. В таких случаях  он  вставал  и,  превозмогая  боль,  садился  за
пишущую машинку.
   Итак, подвиг, ускоривший моральный и физический разгром гитлеризма, это
очень ответственные слова, а Иван Степанович слов на ветер  не  бросал.  В
главе,  посвященной  боевому  походу,   я,   опираясь   на   свидетельства
участников, постараюсь  подробнее  рассказать  об  этом  подвиге,  а  пока
ограничусь краткой справкой.
   30 января 1945 года, подводная лодка "С-13" под командованием  капитана
3-го ранга А.И.Маринеско потопила в районе Штольпмюнде  гигантский  лайнер
фашистского флота "Вильгельм Густлов" водоизмещением 25484 тонны, на борту
которого находилось свыше  семи  тысяч  эвакуировавшихся  из  Данцига  под
ударами  наступающих  советских  войск  фашистов:   солдат,   офицеров   и
высокопоставленных представителей нацистской элиты, палачей  и  карателей.
На "Густлове", служившем до выхода в море плавбазой для  школы  подводного
плавания, находилось свыше трех тысяч  обученных  подводников  -  примерно
семьдесят экипажей для новых подлодок гитлеровского флота. В том же походе
Маринеско торпедировал большой военный транспорт "Генерал Штойбен", на нем
переправлялись из Кенигсберга 3600 солдат и офицеров  вермахта.  "За  один
этот боевой поход, - пишет в своей статье "Боевая  деятельность  подводных
лодок КБФ в 1944-1945 гг." кандидат  военно-морских  наук  В.А.Полещук,  -
Маринеско по существу отправил на дно целую дивизию". Из этой же статьи  я
взял основные цифры.
   С небольшими разночтениями сведения  о  подвиге  "С-13"  сегодня  можно
найти в других трудах советских военных историков  и  в  общей  печати;  в
имеющемся у меня далеко не полном списке публикаций  последних  лет  свыше
ста названий - от  научных  трудов  до  детского  журнальчика  и  отрывных
календарей. С более существенными разночтениями - в  книгах  наших  бывших
противников. И бывших союзников.  Уточнить  все,  что  касается  класса  и
водоизмещения потопленных кораблей, а также кораблей конвоя, численности и
характера находившихся на борту контингентов -  задача  специалистов.  Она
решена еще не полностью. И.С.Исаков всячески подчеркивал,  что  позднейшая
советская версия должна быть наиболее достоверной и обстоятельной,  подвиг
"С-13" сам по себе настолько значителен, что не нуждается в преувеличениях
и украшательстве. Это дело ближайшего будущего, а пока читателю достаточно
знать: на исходе войны  фашистскую  Германию  постигла  катастрофа,  перед
которой  бледнеют  все  сохранившиеся  в   памяти   человечества   морские
катастрофы.
   "Расплата за войну" - так назвал автор вышедшей в 1959 году в  Гамбурге
книги, немецкий историк  К.Беккер,  ту  главу,  где  он  описывает  гибель
"Густлова".
   А наш советский историк И.С.Исаков в статье, посвященной  двадцатилетию
Победы и опубликованной в журнале "Советский Союз", отвечая на вопрос, что
ему особенно запомнилось из боевых действий в последний период войны и что
наиболее воздействовало на фашистов, ускорив их разгром, писал: "...пришел
к убеждению, что таким героическим подвигом, потрясшим фашистов, начиная с
самого Гитлера, является беспримерный успех атак подводной лодки "С-13".
   Этим авторитетным суждением  я  на  первых  порах  и  ограничусь.  Иван
Степанович считал, что любое повествование о боевых походах "С-13" было бы
неполно без правдивой характеристики ее отважного  командира.  Поэтому  он
предложил оригинальную и в то же время устраивавшую его форму соавторства.
Исаков, никогда не встречавшийся с Маринеско, брал  на  себя  всесторонний
анализ документов о боевой деятельности командира  "С-13";  я  должен  был
рассказать о человеке, которого знал и любил. Два пеленга -  аналитический
обзор и психологический портрет. Предполагалось, что повествование  пойдет
двумя  равноправными,  но  несливающимися  потоками,  возможно  различными
шрифтами. Или даже так: нечетные страницы пишет военный историк, четные  -
мемуарист. В заключительной главе оба потока должны были слиться  воедино.
Работа нас увлекла,  но  вскоре  застопорилась  из-за  резкого  обострения
болезни Ивана Степановича.  Незадолго  до  своей  кончины  он  писал  мне:
"Кажется, придется Вам писать эту книгу одному".
   И я остался один. Взять на себя обе задачи было мне явно не  по  силам.
Не обладая авторитетом и специальными знаниями  Исакова,  я  не  мог  быть
судьей  походов  Маринеско,  не  будучи  их  участником  -  не  мог   быть
летописцем. Прекратить работу? Но это было  бы  предательством,  забвением
своего  долга  перед  светлой  памятью  Александра   Ивановича   и   Ивана
Степановича, перед экипажем корабля,  перед  всеми,  кто  помогал  мне  по
крупицам восстанавливать живые черты  героя  и  события,  уже  покрывшиеся
паутиной времени, наконец, перед читателями, которые уже  многие  годы  не
перестают интересоваться личностью Маринеско, пишут мне  письма  и  задают
вопросы на читательских конференциях. Число их с годами не уменьшается,  а
растет. У меня, как у всякого действующего литератора,  есть  своя  особая
читательская почта. В это понятие не входит обычная  дружеская  переписка,
хотя друзья - это тоже читатели. Речь идет о письмах, которые приходят  от
людей совершенно незнакомых.  Писем,  так  или  иначе  касающихся  подвига
"С-13" и личности Маринеско, за двадцать лет накопилось множество, они уже
не умещаются в ящиках стола. Из этих писем самые дорогие  -  сообщения  из
школьных читательских клубов, поисковых групп, отрядов красных  следопытов
и созданных ими музеев. С некоторыми из  них  я  переписываюсь  и  глубоко
убежден, что дело, которым занимаются рассеянные по всей стране  ревнители
воинской славы Маринеско, есть дело в  высшей  степени  полезное  и  имеет
самое прямое отношение  к  тому,  что  мы  называем  военно-патриотическим
воспитанием молодежи.
   Есть еще одна причина, почему я не вправе молчать. Нетрудно догадаться,
что имя Маринеско достаточно известно и на Западе. О  писаниях  К.Бекхера,
Г.Шена и других западногерманских военных  историков  покойный  И.С.Исаков
отзывался с иронией. "Все они, - позорил Иван Степанович, - на разные лады
пытаются  принизить  значение  потопления  "Густлова"  и  "Штойбена"   для
разгрома фашистского рейха, всячески подчеркнуть, что на борту  "Густлова"
были гражданские лица и  семьи  военнослужащих,  и  при  этом  умалчивают,
почему спаслись от гибели многие  бравые  вояки,  в  том  числе  и  авторы
воспоминаний".
   Не без греха в этом отношении и  более  серьезный  историк  германского
флота Ю.Ровер. Но он  хотя  бы  отдает  должное  бывшему  противнику.  "Мы
видели, - писал Ю.Ровер в 50-х годах, - что советские  подводники  -  люди
высокого порыва, доблести, упорства, хорошо обучены, обладали  необходимым
опытом, а также хорошими морскими качествами и  тактической  подготовкой".
Самым значительным успехом балтийских подводников  он  признает  январский
рейд "С-13".
   В своей книге "На флотах боевая  тревога"  (1971)  Н.Г.Кузнецов  пишет:
"Потопление "Вильгельма Густлова" явилось значительным  событием  даже  на
фоне наших крупных побед в те дни". Однако за последние  годы  в  западной
печати все чаще встречаются попытки ревизовать значение атак "С-13".
   Передо мной лежат два солидных тома в глянцевых суперобложках. На обоих
изображено одно и то  же  -  погружающийся  в  холодные  балтийские  волны
гигант. Сходны и названия. Одна книга, немецкая, называется "Nackt in  den
Tod" ("Голыми в смерть"). Другая,  английская,  -  "The  Cruellest  Night"
("Ужасная ночь"). Написаны они в разных жанрах, на разных языках и разными
людьми. Одна - бывшим противником. Другая - бывшими союзниками.
   Книга Иоахима Брока "Nackt in den Tod" - роман,  Выбор  жанра  поначалу
удивляет, и не потому, что автор, по  профессии  дантист,  взялся  за  эту
труднейшую форму. Пути в литературу никому не заказаны. Обращает  внимание
другое.  Лайнер,  на  котором  происходит  действие   романа,   называется
"Вильгельм Густлов", а автор - свидетель и участник разыгравшихся  на  его
борту событий,  в  описываемое  время  -  лейтенант  гитлеровского  флота,
командир  взвода  2-го  отряда  2-го  учебного  дивизиона.  Из  тех  самых
подводников, чьей плавучей базой был  "Густлов".  Из  всех  прав,  которые
предоставляет автору свободная романная форма,  он  воспользовался  только
одним - правом на вымысел. Задача автора ясна - доказать, что  лайнер  был
не плавучей казармой подплава, где нашли  ненадежный  приют  удиравшие  от
справедливого возмездия фашистские  бонзы,  палачи  и  каратели,  а  почти
беззащитным прибежищем  невинных  жертв,  не  беглецов,  а  "беженцев".  О
Маринеско ни слова, но нетрудно понять, кого Брок считает своими заклятыми
врагами.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)