Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Степан Романович Петросян - родился в 1968 году в Москве, закончил филологический факультет Московского Педагогического Государственного Университета им. В. И. Ленина. В настоящий момент является сотрудником аспирантуры кафедры Общей психологии МПГУ.

Посвящается моим родителям - Ирине и Роману...
ОТ АВТОРА
Дорогой читатель! Устраивайся поудобнее, чтобы отправиться в мир опасных идей вместе с безумным писателем, который отведал запретных зелий и сошел с ума... У тебя есть возможность получить почти полное представление о том, как это происходит, не обращаясь к тем же средствам, чтобы не рисковать душевным покоем и не нарушать закон.
Так сложилось, что несколько лет моей жизни были посвящены курению конопли, поеданию псилоцибиновых грибов и общеизвестных "марок". Я вернулся из этого "путешествия" социально дезориентированным человеком, и все-таки оно не прошло для меня даром. До экспериментов с галлюциногенами я вовсе не планировал связать свою судьбу с чтением исследовательской литературы. Книги Т. Маккенны, С. Грофа, В. В. Налимова, К. Наранхо, других мыслителей и, конечно, сам психоделический опыт явились для меня таким же открытием, как обретенная вера для закоренелого атеиста, измученного внутриличностной конфронтацией. Идеи лечат людей, а хорошие книги по-прежнему остаются единственным (и для всех открытым) раем на Земле, который многие, к сожалению, не успевают заметить в погоне за игрушками технологической цивилизации. Психоделический опыт помог мне также понять, что современная наука ни в чем не противоречит вере. Являясь своего рода "практической магией" материалистов, наука становится религией для тех людей, чье сознание обладает духовным измерением и не терпит догм. Когда-то я сочинял песни... Несколько лет я объяснял слушателям их содержание, и только сейчас начинаю понимать смысл того, о чем пел. Психоделики помогли мне открыть иное измерение звука и слова; я увидел, какими безграничными возможностями обладает искусство в мире расширенного восприятия, и как мало мы знаем об этом. Но чудовищная криминальная драма, разделяющая наше общество на "нормальных" людей и "наркоманов", заметно повлияла на мое вдохновение. Конечно, психоактивные вещества вторичны по отношению к культуре, но когда подавление естественной человеческой потребности в переживании измененных состояний сознания принимает формы средневекового террора, человеку, знакомому с психоделическим опытом, едва ли захочется петь.
Эта книга пережила не одну редакцию, и окончательный вариант, видимо, не скоро будет готов. Поэтому я прошу читателей не сходить с ума, и жду открытой дискуссии, исправлений и дополнений.
Храни вас Бог от наркотиков.
Степан Петросян, 1998

ПРЕДИСЛОВИЕ

Даже самые неосведомленные читатели наверняка знают, что после знакомства с запрещенными психоактивными снадобьями к отказу от них в дальнейшем склоняются лишь единицы. Это во многом определяет категоричность общественного мнения по вопросу наркотиков. Судьба большинства нарушителей табу брошена на произвол в полном смысле слова - им грозит тюрьма (за хранение, перевозку нелегальных зелий и т.д.), вокруг них складывается специфический круг знакомств, не способствующий социальной адаптации, они бывают одержимы и продают все только ради того, чтобы "полет" не прерывался, они гибнут от передозировок, некачественных препаратов или грязных шприцев, если пользуются инъекциями. Значительное число людей, оказавшихся в тяжелой наркотической зависимости (как правило, это потребители морфия, героина и других синтезированных компонентов опийного мака), хотят избавиться от пристрастия, но врачи не могут предложить им никакой достойной альтернативы - большинство пациентов сознательно возвращаются к старому.
Как показывает практика, возможность изменения свойств сознания почему-то привлекательна для наших современников, и все методы психотерапии оказываются бессильны повлиять на их склонность регулярно переживать подобный эффект. По всей видимости, природа этой загадочной тяги у некоторых людей столь же инстинктивна, как и потребность в обычном питании, и я не могу сказать, что эти люди в чем-то неполноценны. Вспомните Михаила Булгакова, Владимира Высоцкого, Джо Дассена, Эдит Пиаф, Мерилин Монро и многих других, чьи привычки мы не привыкли обсуждать... Что это - болезнь или естественная человеческая нужда, традиционно подавляемая культурой?
В то же время есть весьма эффективный способ помочь пристрастившимся и предупредить потенциальных жертв героина и водки. И хотя в России еще не совсем понимают, при чем тут легализация "травки", целый ряд европейских стран уже имеет подобный опыт. Прежде всего, тем, кто нуждается в регулярном переживании измененных состояний сознания, государство может позволить легально приобретать психоактивные продукты конопли. Это особенно важно для пристрастившихся к опиатам и алкоголю: законность марихуаны значительно увеличит желание этих людей расстаться с опасными зельями и соответствующим образом жизни.
По мнению многих ученых, привычка к анаше обладает рядом особенностей, которые делают ее в некотором смысле более предпочтительной, чем пристрастие к табаку (никотинизм - типичная наркомания, требующая чрезмерно частого приема препарата уже вовсе не для эйфории, а по требованию приученного организма). При умелом употреблении марихуана эффективно снимает психическое напряжение, не угнетая мыслительных процессов и не отравляя организм. Кроме того, активные компоненты конопли - ТГК {тетрагидро-каннабиолы) - обладают свойством обратной толерантности, то есть, регулярный прием препаратов каннабиса не приводит к увеличению дозы - и даже наоборот: опытный потребитель ощущает заметный эффект от очень небольшого количества "травки", которое обычный человек не почувствует. Курение марихуаны может быть прекращено без проявлений абстиненции независимо от стажа курильщика, чего не скажешь о пристрастии к никотину. Смолы табака токсичны, и привычка к нему чревата тяжелыми последствиями для здоровья человека.
Конопля же издревле использовалась в качестве питательной и полезной пищи (в славянской традиции - конопляные лепешки), сорта с повышенным содержанием ТГК служили для изготовления важных лекарственных препаратов сосудорасширяющего и обезболивающего свойства.
Наблюдая, как спиваются талантливые, образованные люди, глядя на соотечественников, которые начинают свой рабочий день с алкоголя и заканчивают его тем же, я часто думал: неужели конопля неуместна в этом безумном мире, где люди не считают зазорным на протяжении многих лет регулярно напиваться до полусознательного состояния, выкуривая по пачке сигарет в день?
Согласно исследованиям американских, немецких и израильских врачей, цирроза печени и рака легких можно избежать, если вместо алкогольных напитков и табака склонные к злоупотреблению люди будут использовать марихуану или гашиш. Одержимость тяжелыми наркотиками при наличии самодисциплины также может быть успешно преодолена через полное замещение пагубных веществ препаратами каннабиса, благодаря их особому воздействию на сознание. Необходимо учитывать, что аналогично последствиям алкогольной и никотиновой интоксикации злоупотребление коноплей может отразиться на развитии плода у беременных женщин. "Травка" может быть опасна для людей с серьезными сердечно-сосудистыми и душевными заболеваниями (маниакально-депрессивный синдром, параноидальный психоз и т. п.), с органическими нарушениями мозговых тканей и склонностью к эпилептическим припадкам. В то же время лечебные преимущества этого растения, о которых будет подробно рассказано в заключительных главах, требуют признания марихуаны в качестве допустимой культурной традиции. Второй важный момент в решении проблем алкоголизма и наркомании (особенно необходимый для тех, кто не обладает навыками самодисциплины) - это реабилитация исследовательских и лечебных психоделических программ, загнанных в глубокое подполье после запрещения ЛСД в конце 60-х годов. Благодаря уникальной способности увеличивать глубину самосознания личности большие психоделики или галлюциногены (псилоцибин, ибогаин, ЛСД-25 и др.) зарекомендовали себя как самые мощные средства в лечении алкоголизма (45% излечения - А. Хоффер, X. Осмонд, 1968), токсикомании и тяжелых форм наркомании, некоторых видов шизофрении (С. Гроф, 1975), аутизма, неврозов и других расстройств личности.
Можно понять строгость законодательства в отношении непрофессионального использования галлюциногенов, но совершенно непонятно, почему эти препараты исключены из психотерапевтической и научной практики... Почему запрещены исследования, ведь мы знаем, что сакральное применение психоделиков имеет многотысячелетнюю историю? Как могло случиться, что в 20 веке у науки отняли право их изучения?
От бедности и от глупости многие наши сограждане пьют одеколоны и денатурат, нюхают клеи, лаки и растворители, варят и колют "черняшку" и "винт", а мы по-прежнему пребываем в полнейшем неведении относительно подлинных причин этого пристрастия к "кайфу". Бесовство - говорит церковь, наркомания - говорит материалистическая наука, и естественные природные снадобья все r`j же остаются под строжайшим запретом. Антропологи признают, что физиологическая стимуляция воображения была нужна человекообразным приматам для увеличения адаптационных преимуществ и для формирования языка. На более поздних этапах доисторического развития растительные галлюциногены стали служить людям как ритуальное средство общения с Высшими Силами. Наши предки умели созидательно пользоваться силой трав и грибов, изменяющих сознание человека: главное предназначение этих снадобий заключалось в стимулировании мистических переживаний и было непосредственно связано с магической практикой.
В тех регионах, где растительные галлюциногены мало распространены, с ростом архаичных сообществ (примерно, 10-12 тысяч лет назад) эта традиция была спрятана от широкого населения - психоделические снадобья стали привилегией жрецов и элиты, а после расцвета монотеистических религий оказались вообще вне закона (к тому времени уже появился дешевый и доступный заменитель для простых людей, который они быстро полюбили - забродивший мед, брага и другие алкогольные напитки). С развитием земледелия получили распространение опийный мак и эфедра. Успокаивающий и стимулирующий эффект общеизвестных наркотических растений позволял древним людям регулировать самочувствие, не прилагая внутренних усилий. Растительные галлюциногены (в отличие от зелий, снимающих боль или усталость) требовали от принимающего вещество умения управлять своими психическими процессами. Суть психоделического эффекта - глубинное обновление души, освобождение от внутренней напряженности, раздражения, злобы и всего, что мешает видеть ясно, когда, устав от переживаний, человек замыкается в ракушке собственного эго.
Не удивительно, что после отказа от широкой практики ритуального употребления психоделических снадобий (в пользу наркотического эффекта алкоголя, опия, эфедры и подобных зелий) механизмы работы собственной психики стали непонятны обычным людям. Причина одержимости в неспособности покинуть эго, расстаться с прежней системой представлений о себе. Психологи сравнивают сознание человека с лучом прожектора, который блуждает по объектам ментального опыта, но не может охватить сразу все, что содержит наш внутренний мир. Воздействие галлюциногенных растений таково, что изменяются проводниковые свойства нервной системы, и "луч" сознания освещает большее пространство, отвоевывая территорию бессознательного. Трансценденция эго - загадочное явление; мы еще не раз вернемся к этой теме, выясняя, что же происходит с шаманом, когда он принимает психоделическое снадобье и, спустя некоторое время, возвращается с предсказанием.
Как известно, общение с Богом в состоянии опьянения псилоцибиновыми грибами или коноплей в христианской традиции исключено. Церковь всегда проявляла особую бдительность в соблюдении данного табу, приписывая воздействию растительных галлюциногенов дьявольские свойства, так как эти растения составляли неотъемлемую часть конкурирующих языческих культов. За 1300 лет до нашей эры Моисей, формулируя заповеди еврейского народа, запретил подобную практику.
Идеалы "чистой" религии - это строго нормированное поведение и душевный покой верующих. Такая вера подразумевает личный отказ от всего, что нарушает спокойствие ума, что подвергает сомнению общепринятые догматы. Эта вера не одобряет излишнюю любознательность и творческий авантюризм, она занимает охранительную консервативную позицию, иной раз жестоко расправляясь с нарушителями традиции (многие ученые, поэты и писатели поплатились жизнью за то, что их идеи тревожили обывателя). Соответственно, и выбор опьяняющих средств должен быть таким, чтобы человек отдыхал, находил забвение от трудов, а не переживал мистические озарения. Для этих целей, конечно, уместнее алкоголь и подобные наркотические зелья, гарантирующие эйфорию при сохранении прежней системы представлений о Мире.
Их разрушительное воздействие на организм вполне оправдывает общую официальную доктрину осуждения человеческой потребности изменять состояние сознания. Архаичная (дописьменная) религиозность подразумевала совсем иную систему ценностей и гораздо более напряженную психологическую атмосферу духовной жизни людей. Язычникам было свойственно чуткое мистическое мироощущение. Окруженные загадочной Природой, вовлеченные в бесконечный творческий процесс ее изучения, свой душевный покой архаичные люди смело доверяли непосредственному религиозному переживанию, которое являлось главным источником их опыта и определяло выбор важнейших стратегий поведения.
Как известно, для общения с мифическими сущностями, управляющими судьбами людей, язычники стимулировали особые свойства психики (трансовые, экстатические или, просто, измененные состояния сознания) с помощью природных средств - растительных галлюциногенов. Помимо конопли, обладающей мягким психоделическим эффектом, использовались и другие снадобья. На Руси и в Западной Европе до сих пор растут несколько видов грибов, содержащих псилоцибин (мухоморы к ним не относятся). По виду их трудно отличить от многочисленных и малоизученных мелких поганок (среди которых есть и смертельно ядовитые). Кстати, само слово "поганка" происходит от латинского "poganus" - язычник.
Погружение в бессознательное нарушает спокойствие аналитического ума: всякий прием галлюциногена меняет мировоззрение человека, пробуждает его от привычных представлений, не дает забыть об условности любых точек зрения; тревожит душу невероятно широкой амплитудой переживаний - от парализующего волю ужаса, до восторга и мистического экстаза. Психоделический опыт не приносит универсальных рецептов счастья: быть готовым к переоценке всей жизненной позиции - вот судьба человека, обратившегося к сакральной силе растительных галлюциногенов. Правда, такая духовность имеет серьезное преимущество - чувственно реальную, интимную веру в сверхъестественное, а не умозрительную доктрину, насаждаемую сверху. Понимая это, церковь беспощадно уничтожала язычников с их мистериями, культами и тайными снадобьями для ритуальных целей. Когда христиане встречали в завоеванных странах традиции sonrpeakemh психоделических снадобий, все это неизменно объявлялось чертовщиной и жесточайшим образом искоренялось. Догматизированная мораль и алкоголь гарантируют относительный душевный покой паствы, а попустительство эзотерической практике способствует распространению вольнодумия (ереси). Плоды от Древа Познания Добра и Зла, как известно, - палка о двух концах: с одной стороны, психоделические переживания открывают единую суть вещей - смысл происходящего. С другой стороны, эти прозрения не облегчают человеку выбор путей для достижения открывшихся целей: мистический экстаз шамана нуждался в опоре на исторический опыт и традицию- Изобретение алфавита изменило мышление людей. Слово стало вечным, и Нравственный Закон закрепился в заповедях. С появлением письменности - хранительницы знаний, общечеловеческой Памяти - отпала необходимость периодически впадать в тране для поисков ответа на жизненно важные вопросы. Что означал отказ от эзотерической мудрости шаманизма в пользу внешне регламентируемой морали монотеистических религий? Отказ от непосредственного, физиологически гарантированного, мистического переживания вырвал архаичного человека из полуживотного экстаза - выгнал из Эдема, где он пребывал в райских восторгах первого пробуждения от инстинктов. Так возникла наша экзистенциальная неполнота, отраженная в мифе об утрате Рая. Чем плоха традиционная позиция отказа от интуитивных прозрений, стимулированных природными психоделическими средствами? Прежде всего, этот запрет превратил людей в одержимых, жестоких невротиков, не осознающих себя. Исключение галлюциногенов из рациона человека повлекло изменение качества его мыслительных процессов. Скорость мышления, ассоциативность, глубина самоанализа, а значит - и умение владеть собой, своими привычками и настроением, понимание подлинных мотивов собственного и ЧУЖОГО поведения, все это претерпело значительные изменения, как только человек лишился таких мощных инструментов самоисследования, как растительные галлюциногены. Когда мы говорим о скорости мыслительных процессов, следует учесть, что речь идет о бытие субъекта в его собственной, неповторимой реальности: время изменяет свой бег для человека, если он меняет качество восприятия и внутреннего поиска. Стали недоступны мифологические пласты сознания - без отчетливого переживания связи с архетипическими сущностями человеческого рода (Бог, Добро и Зло, Женское и Мужское начала и др.) законы общественного развития долгое время оставались (и остаются) непонятными для большинства. Обострился межличностный конфликт, углубилось непонимание между полами, расами, нациями, культурами. Наконец, без этого опыта основная масса людей перестает верить в сверхъестественное. Когда представление о внепространственном и вневременном измерении человеческого бытия долгое время не подкрепляется чувственным контактом с миром предков и с архетипическими сущностями коллективного бессознательного, страх перед смертью пожирает веру. Сложнее отказываться от личных амбиций, расцветает эгоцентризм и лицемерие, за молитвами прячутся подлые сомнения... История развития цивилизации - это не только озарение Словом и очищение от первородного греха. Это еще история раскола целостного сознания: утраты бытийной целостности и возникновения вытесненного опыта - так называемого, бессознательного, которое описали, 3. Фрейд, О. Ранк, К. Г. Юнг и другие исследователи.
Посмею предположить, что забвение традиций группового психоделического ритуала (недоступность опыта личностной трансценденции) приучило людей видеть друг в друге врагов, выбирать кровавые пути развития... Пройденная история - это бесконечная война человека с самим собой, это в большей степени путь борьбы, чем творчества, путь страдания, а не радости, страха, но не любви, потому что за нашей формальной, догматичной верой всегда скрывалось недоверие, выращенное культурным запретом на эзотерическую практику.
В течении многих тысячелетий врожденный мистицизм человека облекался в самые разные мифологические образы и системы представлений, чтобы, освобождаясь от них, создавать новые доктрины вокруг все того же чувства сопричастности человека Божественной Игре. Но диалектические противоположности всегда служат Единому Созидательному Процессу, и когда в нем происходят заметные эволюционные перемены, сторонники черно-белого понимания жизни буквально сходят с ума. Недоверие к природной сущности человека определяет маниакальное стремление нашей культуры искоренить растения, изменяющие сознание. Этим недоверием оправдывается уклонение от внутренней работы, от решения задач личностного роста, и, конечно, контроль над психоактивной пищей. Вульгарный материализм, ныне процветающий в массовом сознании, - опасное заблуждение, особенно, сейчас - в эпоху экологических катастроф и ядерной технологии. Действительность гораздо шире, чем мы привыкли ее переживать. Затянувшаяся попытка скрыть эту истину от людей все больше и больше травмирует общество, умножая и без того внушительное число людей, страдающих расстройствами личности, в том числе, алкоголиков, наркоманов и других жертв современного стереотипа мышления. Существо проблемы, которая прячется за темой наркотиков, - это наш неосознанный духовный голод, именно он делает одержимыми людей, не готовых размышлять о Вечном.
Возможно ли, чтобы какие-то травки и грибочки корректировали мировоззрение современных людей? В это готовы поверить только самые "зеленые" сторонники восстановления союза человека с Природой. Естественно, традиционная культура не уступает идеала "независимого" взгляда на жизнь. Соответственно, сохраняется строго негативное отношение к психоделикам, гораздо более категоричное, чем к алкоголю и даже наркотикам, потому что эти зелья, при всей своей пагубности, не нарушают сложившихся философских представлений, а галлюциногены возвращают людей к мистическому мироощущению и традициям ритуального использования средств, изменяющих сознание человека.
Если учесть, что эти химические соединения в 20 веке, благодаря развитию технологии, стали общедоступны, нетрудно представить ужас обывателя, и решимость государственной системы бороться с подобными тенденциями. Запрет научных исследований и криминализация конопли - идеальный метод избавиться от "еретиков". Курильщики марихуаны в обстановке культурной изоляции и правовой травли, быстро скатываются на героин, репутация которого хорошо известна. Если государство хочет быть последовательным в такой политике "борьбы с наркотиками", почему бы не открыть в районных поликлиниках платные "опийные" кабинеты (или бесплатные "метадоновые")? Здравомыслящий читатель возразит наверное так:
- Почему бы не попытаться расширить свои способности без каких-либо веществ? Зачем возвращаться в "джунгли", когда есть культурные средства изменения сознания?
Мы очень крепко спим, и не следует полагаться на будильник культуры, созданной нами во сне. Лучше воспользоваться древними рецептами Мамы - Природы, чтобы не проспать все на спето, и в пылу кошмара, который одолевает нас вот уже несколько тысяч лет, не натворить беды. Ведь людям по-прежнему неймется создавать оружие против самих себя, растрачивать последние природные ресурсы ради сиюминутных прибылей, видеть друг в друге врагов, воспитывать кулаками своих детей... У нас нет в запасе достаточного времени, чтобы дремучее население само очнулось от алкогольного угара и задумалось о Вечном.
Чтобы устранить опасный культурный раскол, вернуть людям их право на личный духовный поиск, мы вынуждены пересматривать древнейшее табу, на котором выросла вся современная цивилизация, - запрет на использование растительных галлюциногенов. Забытая нами история начинается с психоделического транса, в котором рождались мифы архаичного шаманизма, и едва ли можно вновь спрятать лазейки в "измерение Иного" (по выражению Т. Маккенны), когда любая химическая лаборатория способна произвести миллионы доз ЛСД популярного (но не равноценного) заменителя псилоцибиновых грибов. Разбужены глубинные силы нашей эволюции. Внушительный слом нравственных ценностей свидетельствует о культурном расколе невиданного масштаба, и важно сделать его как можно менее болезненным для людей. Необходимо срочно прийти в себя, а для этого нам надо научиться жить с правильно выбранными психоактивными веществами. Конечно, не забывая о том, что настоящий "кайф" - это внутренний рост, победа над собственной слабостью, а психоделики - лишь инструмент для изучения механизмов психики, важный помощник в ответственном деле пробуждения планетарного сообщества от опасных иллюзий. Большинство исследователей считают 60-е годы очагом появления контркультуры. Если бы не химики и психологи, если бы не новые скорости распространения информации, возможно, Тимоти Лири и его коллеги остались безызвестными "сумасшедшими", а популярные музыканты не пропагандировали бы психоделическую религию.
Неужели поводом для раскола послужили какие-то вещества? Ни успокаивающие, ни стимулирующие препараты не смогли пошатнуть традиционных представлений о том, что всякие опьяняющие зелья - пагубный путь. Но психоделики, словно детонатор спящего сознания, угрожают пошатнуть древнейшее табу. Прежде всего тем, wrn они лечат тяжелейшие виды пристрастия - алкоголизм и опийную наркоманию. Лечат не на физиологическом уровне, а на личностном. открывая человеку важность и радость внутреннего роста.
В 60-х годах, когда информация о воздействии тогда еще легальных галлюциногенов стала общеизвестной, холистические идеи сработали в массах. Холизм подразумевает сверхъестественный характер эволюционного процесса развития планетарной жизни, но главная крамола (с традиционной точки зрения) в доверии мистическому опыту, стимулированному физиологически с помощью природных химических соединений.
Если подобные средства существуют, значит они важны для человека, желающего жить в ладу с Природой, - рассуждают сторонники холистического мировоззрения, - значит, не всякие опьяняющие зелья - пагубный путь? Но куда ведет этот Путь?
Психоделики не дают ответов на вечные вопросы нашего бытия, но озаряют душу пониманием сверхъестественного характера происходящего. Этот Путь приносит освобождение от иллюзий, но его преодоление требует выдержки и веры. Такой веры, которая вовсе не отменяет нравственные ценности, созданные мировыми религиями, а наполняет их весьма актуальным смыслом для современного человека. В руках психологов галлюциногены лечат серьезнейшие психические заболевания, но поверхностное, безответственное отношение к экспериментам с этими веществами может закончиться нервным расстройством. Не такой уж он и развратный, этот Путь...
Я прошу прощения у православных и призываю всех к здравомыслию и терпимости: огромное число достойных людей, выброшенных за борт общественного корабля безграмотной политикой "войны с наркотиками", могут быть спасены, если мы откажемся от гибельного курса на запрещение растительных галлюциногенов. Постепенная реабилитация Природы - это наша единственная надежда на счастливое будущее, и я вижу вполне приемлемые пути решения проблем наркомании и алкоголизма через снятие запрета на использование психоделиков в рамках наркологической практики. Например так: под руководством психологов заинтересованные пациенты проходят курсы психоделической терапии с использованием ЛСД, псилоцибина или ибогаина (по методикам X. Осмонда, А. Хоффера, С. Грофа и др.). При этом в наркологических стационарах разрешается (и входит в стоимость лечения) употребление продуктов конопли. После выписки бывшие пациенты имеют возможность там же (у врачей) регулярно приобретать ограниченное количество марихуаны для личного использования, и при желании проходить дополнительные сеансы психоделической терапии. Данная модель обладает следующими преимуществами:
1. Дает реальные шансы на излечение алкоголиков и наркоманов от пристрастия к опасным зельям и позволяет тщательно изучить терапевтическую ценность психоделических переживаний;
2. Позволяет заинтересованным людям использовать лечебные свойства психоделиков изолированно от невовлеченных в наркотизм граждан и не обращаясь к наркодельцам.
3. Государственная казна получает средства, которые по самым скромным подсчетам с лихвой окупят весь бюджет медицинского ведомства. Для того, чтобы проверить действенность этой модели, необходимо решить проблемы законодательного характера (увеличение объема конопли, разрешенного к хранению и транспортировке), а также подготовил" специалистов в области психоделической терапии. Иными словами, в течении нескольких месяцев может быть создана вся необходимая база для быстрой и эффективной помощи заинтересованным людям.
По-видимому, основной вопрос действительно заключается в том, сколько еще пройдет времени, прежде чем политики позволят психологам и психиатрам вернуть галлюциногены в легальную лечебную и исследовательскую практику, и сколько еще судеб искалечит "охрана здоровья граждан", не желающая признавать коноплю в качестве, законной культурной традиции, как наиболее безопасное опьяняющее средство, от которого еще никто и никогда не умер... Идея человека, свободного от всякой органической, вещественной (природной) зависимости, долгое время оставалась господствующим мифом, ради которого мы соглашались страдать и наказывали других за то, что они выбирают иной путь. Собственное тело нас учили воспринимать как что-то греховное, доставшееся человеку в наследство от животных. Каждое плотское желание подвергалось цензуре, поскольку изначально считалось порочным. Итогом такой политики явилось отчуждение нашего сознания от Сознания Природы. Убедив себя в случайности своего происхождения и развития, человек перестал соответствовать собственной сущности, а ведь ему еще предстоит большая эволюционная работа по сюжету развития планетарной Жизни. Вместо этого атеисты возомнили себя творцами собственной судьбы и ушли так далеко, что стали похожи на вирус, убивающий планету. В каком-то смысле, запрещенные растения - это кляп во рту одушевленной Природы, пытающейся докричаться до человечества:
"Люди родились и выросли в неразрывной связи с этими веществами: благодаря галлюциногенам, люди впервые осознали себя и создали первую религию... Надо пользоваться психоделическими травами и грибами, чтобы приобретать в мудрости, а не деградировать от бессмысленного пьянства или наркомании". Но мы упорно продолжаем противопоставлять наши культурные установки природным наклонностям человека, вместо того, чтобы тончайшим образом гармонизировать их и шагнуть в новую эпоху, восстанавливающую архаичную связь психики человека с Мировым Разумом.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)