Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 


     - Не понимаю, как ты мог на это рассчитывать, - отвечала мать. -  Нужно
быть не в своем уме, чтобы  поверить  в  серьезность  подобных  обращений  к
бедной девушке, положение которой тебе хорошо  известно.  Но  если,  как  ты
говоришь, тебе не удалось убедить девушку в серьезности твоих намерений,  то
что же нам об этом думать, сынок? В твоих речах  так  мало  склада,  что  не
понять, серьезно ты говоришь  или  шутишь;  считаю,  однако,  да  и  ты  это
признаешь, что девушка ответила правдиво, хотелось бы  и  от  тебя  услышать
правдивый ответ, на который я могла бы положиться, есть тут  что-нибудь  или
нет? Серьезные у тебя намерения или нет? В своем  ты  уме  или  нет?  Вопрос
важны и хотелось, чтобы ты нас успокоил на этот счет.
     - Правильно, матушка, не к чему больше говорить обиняками и  изощряться
во лжи; мне не до шуток, точв-в-точь как человеку, идущему на виселицу. Если
мисс Бетти пожелает сказать, что она меня любит и согласна стать моей женой,
я женюсь на ней завтра утром натощак и произнесу  брачный  обет,  позабыв  и
думать завтраке.
     - В таком случае одного сына я  потеряла,  -  проговорила  мать  глухим
голосом, очень встревоженная словами Робина.
     - Полагаю, что нет, матушка, -  сказал  Робин,  -  никогда  мужчина  не
бывает потерян, если его нашла хорошая женщина. -
     - Но ведь, дитя мое, она нищая.
     - Значит, тем более нуждается в участии, - ответил Робин. - Я возьму ее
из-под опеки прихода, и мы пойдем просить милостыню вместе.
     - Нехорошо шутить такими вещами, - заметил мать.
     - Я не шучу, матушка: мы пойдем просить у вас,  матушка,  и  у  батюшки
прощения и благословения.
     - От твоих слов не легче, сын мой: если ты говоришь серьезно, ты погиб.
     - Боюсь, что нет, - сказал Робин, - боюсь, что  она  не  захочет  стать
моей женой. После того как тут чванились и фыркали мои сестрицы, думаю,  что
мне никогда не удастся склонить ее к этому.
     - Сказки рассказываешь! Она еще не вовсе лишилась разума. Мисс Бетти не
дура, - проговорила младшая сестра. - Ты думаешь, она  лучше  других  женщин
умеет говорить нет?
     - Вы правы, мисс Забавница, - отвечал Робин, мисс  Бетти  не  дура,  но
мисс Бетти может быть связана каким-нибудь обещанием, и что тогда?
     - Об этом мы ничего не знаем, - вступила старшая  сестра.  -  Кому  же,
однако,  могла  она  пообещать?  Мисс  Бетти  никуда  не  выходит;   значит,
кому-нибудь из вас.
     - Мне нечего ответить на этот вопрос, - сказал Робин, -  довольно  меня
уже  допрашивали,  теперь  очередь  моего  брата.  Если  ты  говоришь,   что
кому-нибудь из нас, порасспроси его.
     Слова эти задели за  живое  старшего  брата,  заключившего,  что  Робин
что-то подметил. Однако он не подал виду и спокойно проговорил:
     - Сделай милость, не прогуливайся  на  мой  счет.  Уверяю  тебя,  таким
товаром я не торгую. Мне не о чем говорить ни с какими мисс  Бетти  в  нашем
приходе. - И с этими словами встал и поспешно скрылся.
     - Вот уж могу поручиться за  своего  брата:  он  лучше  знает  свет,  -
заметила старшая сестра.
     Так кончился этот разговор, сильно  встревоживший  старшего  брата.  Он
пришел к заключению, что Робину все известно, и начал гадать, причастна я  к
этому или нет; но при всей его ловкости ему не удавалось пробраться ко  мне.
В конце концов ему стало невтерпеж, и он решил  меня  увидеть,  к  каким  бы
последствиям это ни привело. Для осуществления своего намерения  он  однажды
после обеда подкараулил старшую сестру,  когда  она  поднималась  наверх,  и
побежал за ней.
     - Послушай, сестра, - крикнул он,  -  где  та  больная?  Нельзя  ли  ее
увидеть?
     - Думаю, что можно; но подожди, я сначала  войду  на  минутку  и  тогда
скажу тебе, - отвечала сестра.
     Подбежав к двери, моей комнаты,  она  предупредила  меня  и  тотчас  же
крикнула:
     - Брат, можешь войти, если тебе угодно.
     - Хорошо, - сказал он, входя ко мне, и продолжал тем же деланным тоном:
- Где же наша болящая, которая убирает от любви?  Как  вы  себя  чувствуете,
мисс Бетти?
     Я хотела было подняться  с  кресла,  но  настолько  ослабела  во  время
болезни, что не смогла; увидев мои бесплодные попытки, сестра сказала:
     - Сидите, сидите, брату не нужно церемоний, особенно теперь,  когда  вы
так слабы.
     - Да, да, мисс Бетти, сидите, пожалуйста, спокойно, - проговорил  он  и
уселся в кресло прямо против меня, притворяясь очень веселым.
     В разговоре с  нами  он  перескакивал  с  одного  предмета  на  другой,
развлекая сестру, и время от времени заводил старую песенку.
     - Бедняжка Бетти, - говорил он, - тяжело быть влюбленной, смотрите, как
извела вас любовь.
     Понемногу разговорилась и я.
     - Рада видеть вас таким веселым, сударь. Но, мне кажется, доктор мог бы
найти себе лучшее занятие, чем потешаться над своими пациентами. Если бы моя
болезнь была в этом, я не позволила бы ему лечить себя. Знаете поговорку?
     - Какую поговорку? Ах, да:

                           Коль любовь причина,
                           Доктор - дурачина.

Я угадал, не правда ли?
     Я улыбнулась и промолчала.
     - Конечно, - продолжал он, - следствие ясно  показывает,  что  причиной
была любовь; ведь доктор, видимо, принес вам мало пользы, все  находят,  что
вы поправляетесь очень медленно.  Боюсь,  тут  что-то  кроется  мисс  Бетти.
Боюсь, что болезнь ваша неизлечима.
     - Право, сударь, болезнь моя не та, что вы предполагаете, - проговорила
я с улыбкой.
     Долго болтали мы  о  таких  пустяках.  Вдруг  он  попросил  меня  спеть
что-нибудь; я только улыбнулась в ответ и сказала, что дни  песен  для  меня
миновали. Тогда он предложил сам сыграть на флейте; в ответ  на  эта  сестра
выразила опасение, как бы у меня не  разболелась  голова.  Я  поклонилась  и
сказала:
     - Не беспокойтесь, пожалуйста, сударыня, я очень люблю игру на флейте.
     - Ну так сыграй, брат, - сказала тогда сестра.
     Он тотчас же вынул из кармана ключ и обратился сестре:
     - Милая, я очень ленив, сходи, пожалуйста,  за  флейтой;  она  лежит  в
таком-то ящике. - И назвал место, где ее  заведомо  не  было,  чтобы  сестра
искала подольше.
     Как только сестра ушла, он мне  рассказал  всю  семейную  сцену,  слова
младшего брата обо мне и то, как он  его  встревожили  и  как  он  пошел  на
хитрость,  чтобы  добиться  свидания  со  мной.  Я  поклялась  ему,  что  не
промолвила ни слова ни его брату, ни вообще кому бы то ни было. Рассказала о
крайне трудном своем положении, о том, что причиной моей  болезни  была  моя
любовь к нему и его предложение забыть о моих чувствах  и  перенести  их  на
другого, и что смерть была бы мне в тысячу раз приятнее выздоровления, после
которого неизбежно  придется  возобновить  прежнюю  борьбу.  И  я  предвижу,
прибавила я, что, как  только  оправлюсь,  тотчас  буду  вынуждена  покинуть
приютившую меня семью; что же касается предложения выйти замуж за брата,  то
мне противно и думать об этом после всего, что между нами  произошло,  и  он
может быть уверен, что я никогда больше не позволю Робину даже  говорить  со
мной. Если он желает нарушить все свои обещания, клятвы и  обязательства  по
отношению ко мне, пусть это будет делом его совести, но он никогда не вправе
будет сказать про меня,  которую  убедил  называться  его  женой  и  которая
позволила ему обращаться с собой как с женой, что я не была ему  верна,  как
бы он ни поступал со мной.
     Он начал было отвечать, выразив сожаление,  что  ему  не  удалось  меня
уговорить, но тут раздались шаги возвращавшейся  сестры;  все  же  я  успела
произнести в ответ, что никому не удастся уговорить меня любить одного брата
и выйти замуж за другого. Он покачал головою и сказал:  "В  таком  случае  я
погиб". В эту минуту в комнату вошла сестра и заявила, что  ее  поиски  были
безуспешны. "Ладно, - весело проговорил он, - довольно лениться", - встал  и
сам отправился на поиски, но вернулся тоже с пустыми руками - не потому, что
не мог найти флейту, просто не было у него никакого  желания  играть;  кроме
того, цель, к которой он  стремился,  послав  сестру  за  флейтой,  была  им
достигнута; ведь он только хотел поговорить со мной, что ему и удалось, хотя
он остался не очень доволен разговором.
     Я же, напротив, была очень довольна тем, что высказала ему свое  мнение
с такой откровенностью и прямотой; и  хотя  мои  слова  вовсе  не  произвели
желаемого действия, то есть не вернули  мне  любовника,  однако  лишили  его
всякой возможности покинуть меня иначе как явно  бесчестным  путем,  нарушив
слово джентльмена,  столько  раз  обещавшего  никогда  меня  не  покидать  и
жениться на мне, как только он вступит во владение своим состоянием.
     Через  несколько  недель  я  уже  могла  ходить  по   дому   и   начала
поправляться; но я по-прежнему оставалась печальной, молчаливой,  скучной  и
замкнутой, что очень поражало всю  семью,  за  исключением  того,  кто  знал
причину моей меланхолии; однако он не скоро обратил на  это  внимание,  и  я
тоже не чувствовала ни малейшего расположения пускаться  в  разговоры,  вела
себя с ним почтительно,  но  не  проронила  ни  единого  слова,  которое  бы
касалось наших отношений. Так продолжалось месяца четыре; и,  ожидая  каждый
день, что меня попросил удалиться  вследствие  общей  неприязни  ко  мне  за
другой проступок, в котором я была совершенно неповинна, я ничего больше  не
ждала от этого господина после всех его торжественных обещаний, кроме  того,
что он меня погубит и бросит.
     Наконец я сама завела речь о своем  уходе.  Как-то  раз  вышел  у  меня
серьезный разговор с хозяйкой дома о моем положении и о том,  как  угнетающе
подействовала на меня болезнь.
     - Боюсь, Бетти, - сказала мне старуха, - что н вас повлияла  беседа  со
мной о моем сыне и вы печалитесь о нем; скажите, не будет  ли  нескромностью
спросить вас какие у вас отношения с  ним?  Когда  я  обращаюсь  Робину,  он
только смеется и шутит.
     -  Да,  сударыня,  -  отвечала  я,  -  наши  отношения  признаюсь   вам
откровенно,  приняли  нежелательный  оборот.  Мистер  Роберт  несколько  раз
предлагал мне руку, чего я никак неожидала при  моем  положении.  Но  всегда
давала ему отпор, может, в более резких выражениях, чем  мне  подобало,  так
как я обязана относиться почтительно ко всем членам вашей  семьи;  однако  я
никогда настолько не забывала своих обязанностей к вам сударыня, и  ко  всей
вашей семье, чтобы согласиться на  шаг,  который,  я  знала,  будет  большой
неблагодарностью к вам, и решительно заявила  ему,  что  никогда  думать  не
стану о таких вещах без вашего согласия,  сударыня,  а  также  без  согласия
вашего супруга, отца его которым я обязана по гроб жизни.
     - Возможно ли, мисс Бетти! - воскликнула старуха. - Так  вы  вели  себя
гораздо совестливее по отношению к нам,  чем  мы  по  отношению  к  вам.  Мы
опасались, что вы расставляете ловушку моему сыну, и, боясь  как  бы  он  не
попал в нее, я собиралась предложить вам покинуть наш дом, но до сих пор все
откладывала, что бы вы от огорчения опять не заболели.  Мы  ведь  продолжаем
питать к вам уважение, хотя и не в такой  степени  чтобы  пожертвовать  ради
него судьбой нашего сына; если дело обстоит так, мы все  были  к  вам  очень
несправедливы.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)