Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:



ГЛАВА 8

Давнишняя рана.-- Выстрел из маузера.-- Немецкие буквы.-- Поспешный отъезд.-- Канал Кеннеди.-- На Форт-Конгере флаг!

Медведь был тощий, оголодавший, видно, даже зубами щелкал, но капитан все же распорядился увести людей и собак на корабль. Выпущенная доктором пуля размозжила зверю голову. Это произошло за каких-то десять минут, и тотчас все снова поспешили на берег поглазеть на убитого медведя. Поражала его необычайная худоба, буквально кожа да кости. -- Посмотрите, любезный, что это такое? - обратился доктор к капитану. На правом бедре у зверя виднелась припухлость с круглым отверстием посередине.
-- Огнестрельная рана, что же еще! -- отвечал врач.
-- Свежая?
-- Примерно недельной давности.
-- Пуля вышла?
-- Думаю, нет.
-- Вы можете ее извлечь?
-- Ничего нет проще.
Доктор взял у матроса кортик и ловко вытащил из раны небольшую продолговатую пулю.
Капитан изменился в лице и сказал:
-- Это я и хотел знать.
Заинтригованный, доктор тем не менее не стал ни о чем расспрашивать капитана и принялся препарировать медведя.
Разрезая шкуру, мускулы и хрящи, он пустился в рассуждения: -- Да, глядя на феноменальную худобу этого арктического пирата, я почти готов его пожалеть. Бедняга, видно, долго постился. Но, пожалуй, от излишней жалости лучше воздержаться. Ведь этот бандит не уступит в свирепости ни льву, ни тигру.
Можно было бы предположить, что постоянные холодные ванны и льды, служащие ему подстилкой, охладят его кровь. Ничуть не бывало! Этому господину очень по душе кровавая охота, ведь он обладает поистине ненасытным аппетитом. Он нападает на тюленей, морских коров и диких оленей, причем за один раз может задрать нескольких животных. Убийца прекрасно вооружен. Вы только посмотрите на эти длинные клыки и мощные десятисантиметровые когти. Наряду с этим он плавает как акула, ныряет не хуже тюленя. Обладая поразительной ловкостью, гибкостью и коварством, лазает так, что может утереть нос даже пантере. Нужно видеть, как косолапый карабкается на верхушки покрытых льдом скал, чтобы добраться до птичьих гнезд, и с великим удовольствием поглощает яйца. Непромокаемый мех, защитный слой жира, сила бизона, мощные когти и острые зубы помогают ему выжить в этих суровых условиях. Без них этот вид наверняка давно бы исчез. - Однако, доктор, этот экземпляр, должно быть, испытывал сильные лишения. Вон он какой тощий, и ведь это не только из-за раны. -- Да, капитан, медвежья жизнь далеко не всегда безоблачна и легка. После дней изобилия часто наступает пост. В конце зимы, когда еще не прилетели птицы и если нет дичи, он ест что придется: кости прежних жертв, водоросли, всякие останки, иногда весьма неаппетитные. Я, кстати, вспомнил, как в Исландии во время рыбалки мы нашли медведя, который проглотил матросский башмак. Что касается нашего изголодавшегося трофея, я сомневаюсь, что его желудок не содержит в себе чего-нибудь подобного. -- Ага! Да он съел...
Как раз в этот момент наш препаратор разрубил звериный желудок и прервал на время свою живописную лекцию из жизни белого медведя. Двумя пальцами он вытащил какой-то бесформенный скрученный предмет, что-то вроде тряпки из плотной ткани. Заинтригованный, врач подошел к лужице растаявшего снега, развернул тряпку, тщательно прополоскал ее и громко расхохотался. -- Когда я рассказывал об экзотических вещах, которыми бывает набито медвежье брюхо, я и не предполагал, что так скоро буду держать в руках доказательство моих слов.
-- Что там такое?
-- Взгляните-ка на эту рубашку, только что извлеченную мной, -- Рубашка?! -- воскликнул капитан.
-- В очень плохом состоянии, но с пуговицами. Вероятно, какой-нибудь китобой оставил.
-- Да, действительно...-- в раздумье произнес капитан.-- Похоже, рубашка... даже метка видна... Пожалуйста, господин Желен, вырежьте мне ее. И вернемся на судно! Надо немедленно выходить в море. Доктор последовал за де Амбрие, который на ходу рассматривал метку и качал головой. Когда они дошли до корабля, капитан сказал: -- Сейчас все объясню. Вы хоть немного знаете по-немецки? -- Плохо.
-- Но буквы разобрать можете?
-- Разумеется.
-- Взгляните на метку.
-- Здесь две буквы готического шрифта: F и S... Что же из этого следует?
-- А на пулю обратили внимание?
-- Пуля как пуля.
-- Из маузера. Тоже немецкая.
-- Стало быть, где-то поблизости немцы...
-- И знаете кто?.. Неужели не догадываетесь?
-- О, все понятно...
-- То-то же... Поэтому я и всполошился... Подумать только: он меня опередил!..

Час спустя корабль вышел из Порт-Фулька и поплыл среди нагромождения потревоженных бурей льдин. Тринадцатого июня остался позади остров Пима, известный трагической гибелью экспедиции лейтенанта Грили[56], четырнадцатого -- вошли в бухту Буханана, обогнув остров Ваш, пятнадцатого -- преодолели очень небольшое расстояние, с трудом пробираясь сквозь плавучие ледяные глыбы, шестнадцатого -- миновали пролив Хейса и направились к земле Гриннеля. После целого дня поисков удалось наконец найти проход, но такой узкий, что судно едва двигалось.
Семнадцатого числа, ценой невероятных усилий, постоянно борясь с ледяными горами, "Галлия" обогнула бухту Альмана и мыс Гокса -- южную оконечность бухты Доббина. Против ожиданий, постоянное напряжение не повергло членов экипажа в уныние. Им не изменила обычная веселость и бодрость духа, никто не заболел. Восемнадцатого обогнули мыс Барроу на юге бухты Скореби и пересекли через восьмидесятую параллель. Девятнадцатого корабль проплыл мимо мыса Коллинсона, бухты Ричардсона и смело вошел в канал Кеннеди. Канал этот был продолжением пролива Смита и соединял его на севере с бассейном Галля, на уровне бухты Леди-Франклин. Был он довольно длинный, но узкий, почти свободный ото льда, по крайней мере в середине. Его проплыли без помех двадцатого числа, а утром двадцать первого показался мыс Берд и напротив -- бухта Дискавери, названная в честь второго корабля сэра Джорджа Нерса, совершившего известную полярную экспедицию. Близ мыса Берда капитан отдал приказ стать на якорь, с четырьмя матросами сошел на берег искать место, где лейтенант Грили спрятал карту земель, исследованных Локвудом и доктором Пави в 1883 году, и очень скоро его нашел. Там был знак -- груда камней. Документов, по-видимому, так никто и не трогал, и де Амбрие добавил к ним свою карту, написав "французские моряки", и поставил число: 21 июня 1887 года. Исследовав бухту, наш француз заметил, что западный канал между полуостровом Солнца и островом Белло свободен ото льда, и решил посетить Форт-Конжер, выстроенный американцами во время экспедиции Грили из леса, который они привезли с собой.
Бухту Леди Франклин судно прошло за несколько часов, и вдали появились черные от дегтя стены форта. И снова бесстрашный капитан изменился в лице, как и в тот раз, когда увидел немецкую пулю...
На Форт-Конжере развевался флаг!



Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)