Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 

   Многочисленные сдвоенные буквы в устной речи, как правило,
игнорируются. Пока в Монголии пользуются русским алфавитом (с добавлением
двух гласных букв), хотя некоторые монголофилы и великомонгольские
шовинисты добиваются возвращения к монгольской письменности, которой
пользуются во Внутренней (китайской) Монголии.
   Поскольку монгольская письменность намного сложнее, вряд ли на нее
когда-нибудь действительно перейдут.
   Начиная с Тайшета на всех станциях разворачивалась бурная челночная
торговля.
   Кто-то продавал пляжные тапочки, заколки и кофточки прямо на перроне,
кто-то шустро обменивался огромными баулами с земляками, вышедшими к
поезду. Из-за давки на перронах мне пришлось оставить попытки отыскать
сотрудников Экспедиции, и я наблюдал за тем, как продавцы обманывают
покупателей и наоборот. У покупателей самым простым приемом было взять
товар и убежать, а продавцы-монголы старались всучить брак в последний
момент перед отходом поезда. Почти на каждой станции кто-нибудь срывал
стоп-кран, потому что не успевал получить деньги за товар.
   Но вот за Улан-Удэ начались степи. Стайки голубых сорок сновали в
приречных ивняках, пару раз мелькнули даурские куропатки, а в небе я
заметил одиноко кружащегося орла.
   На маленькой пограничной станции мы простояли шесть часов. Сначала
шмон, потом разборка с "нарушителями режима" (особенно долго трясли явного
шпиона - монгольского парнишку лет шестнадцати), потом беготня по крышам
вагонов в погоне за "зайцами"... Скучавшие туристы то и дело просили меня
перевести всевозможные надписи, покрывавшие фасад вокзала, и поражались их
однообразию. Мне же особенно понравилась надпись на локомотиве, стоявшем
на соседнем пути: "Осторожно!
   Паровоз управляется одним лицом!"
   Наконец вывеска "Кафе Синильга", свидетельствующая о похвальной
начитанности владельцев, медленно поплыла назад, мы прокатились пару
километров до монгольской станции - и там проторчали еще пять часов перед
точно таким же вокзалом с точно такими же надписями. Естественно, все это
время туалеты были заперты, и пассажирам приходилось стоять в очереди к
щелям между вагонами.
   Бедные застенчивые шахтерские дочки! Зато туристы от такой экзотики
были просто в восторге.
   Монгольские пограничники по пьяни забрали у меня бумажку, заменявшую
визу, без которой, как потом выяснилось, я мог бы до сих пор безуспешно
пытаться выехать обратно. Хорошо, что я не поленился запастись
ксерокопиями всех документов!
   Когда утром я выполз из купе, за окном снова шел дождь. Мокрая степь
ярко-зеленого цвета тянулась вдоль дороги, забираясь вдали на склоны
невысоких хребтов - отрогов нагорья Хэнтэй. Пейзаж выглядел довольно
уныло, но мне сразу бросилось в глаза обилие животных, которые у нас в
стране давным-давно занесены в Красную книгу. У каждого озерка расхаживали
журавли-красавки и черные аисты, на столбах восседали степные орлы и
курганники, а среди травы тут и там виднелись жирные монгольские
сурки-тарбаганы. При этом, хотя постоянных домов почти не было видно,
повсюду стояли юрты. Значит, природа здесь лучше сохранилась не только
потому, что плотность населения меньше - к ней еще и относятся по-другому.
   Вскоре поезд преодолел перевал, спустился в долину реки Толы, и мы
прибыли в Улан-Батор. Написав на картонке большими буквами аббревиатуру
Экспедиции, я встал у выхода с перрона и вскоре отловил не только моих
неведомых спутников, но и встречавшую их машину. Нас ждали банька, вкусный
ужин и отдых. Путешествие явно начиналось не так уж плохо.

   Штормовать в холодном море 
   В барже с глохнущим движком, 
   В ледяные лазить горы 
   Под тяжелым рюкзаком, 
   Через знойную пустыню 
   Пыль глотая, вдаль ползти, 
   На ветру полярном стынуть, 
   По трясине в дождь брести, 
   И, не жалуясь нисколько, 
   Средь глухой тайги скучать - 
   Я на все готов, чтоб только 
   Летом дома не торчать.
 
 

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)