Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 
 
 
                          Глава первая. Разминка 
 
   Дорогой друг, турист-гринго! Мы необычайно рады, что вы нашли время
удостоить наш парк своим посещением! Искренне надеемся, что пребывание
здесь доставит вам большое удовольствие и послужит укреплению братской
дружбы между народами! Цена билета для костариканцев 5 центов, для
иностранцев 20 долларов.
 
   Плакат у входа в национальные парки Коста-Рики.
 
 
 
   Выйдя из здания аэропорта, мы оказались на узенькой, усыпанной
апельсинами и лепестками цветущих деревьев улице, которая была ни чем
иным, как знаменитым Панамериканским шоссе. Эта трасса связывает Ном на
Аляске с Ушуайей на Огненной Земле, а ответвления заходят в столицы
большинства стран Нового Света. К сожалению, в районе
Панамско-Колумбийской границы шоссе прерывается (так называемый Darien
Gap, Дарьенский Разрыв, шириной около 200 км). Когда-то дорогу там не
смогли проложить из-за желтой лихорадки, а сейчас ее не достраивают из
страха перед контрабандой наркотиков и южноамериканскими болезнями скота.
   Впрочем, через густые леса Дарьена можно примерно за неделю пройти
пешком.
   В результате долгих лет гражданской войны Манагуа выглядит как после
сильного землетрясения. Большинство жителей обитает в лачугах из мусора
или просто под навесами. Как известно, после прихода к власти сандинистов
США объявили Никарагуа бойкот, и даже массированная помощь СССР не смогла
спасти экономику страны от краха. В конце концов народ, не выдержав,
проголосовал за оппозицию, купив тем самым признание со стороны Штатов. Но
уровень жизни растет очень медленно, а бесплатные образование и медицина
исчезли вместе с "социалистической ориентацией". Боюсь, на следующих
выборах многие вновь отдадут голоса левым.
   Пока что непримиримые сторонники сандинистов ушли в джунгли (их
называют compas или neocompas) и воюют с оставшимися там ультраправыми
(contras или neocontras), причем и те, и другие питаются за счет местного
населения, которое, по-моему, все больше путается в названиях. В целом же,
несмотря на бедность, никарагуанцы остаются веселыми, доброжелательными и
искренними, что вообще свойственно людям, не обремененным лишним
имуществом.
   Первым делом мы зашли в посольство Коста-Рики. В Москве костариканскую
визу выдают за большие деньги и только при наличии 15 разных документов, в
том числе приглашения, кредитной карточки, страховки и т. д. Поэтому мы не
на шутку волновались - ведь хотя эта страна и маленькая, объехать ее очень
трудно. Но сотрудники посольства, привыкшие к потоку катающихся туда-сюда
гринго, просто не заметили, что паспорта не совсем обычные - визы шлепнули
за 20 $ в течение минуты.
   В прекрасном настроении мы доехали до расположенного неподалеку
национального парка Масайя и начали восхождение на одноименный вулкан.
Только пройдя пару километров, мы сообразили, что 10 $, которые мы
обменяли на местные cordobas в аэропорту, уже кончились, а вся остальная
наличка у нас в стодолларовых купюрах.
   И, конечно, на радостях мы забыли купить еду. Но делать было нечего, и
мы поплелись дальше, благо красота пейзажа позволяла забыть о бытовых
сложностях.
   На большей части Центральной Америки атлантическая сторона отличается
влажным климатом, а тихоокеанская - сухим. Мы были на западной стороне,
поэтому вокруг рос сухой тропический лес. Был разгар жаркого сезона,
многие деревья стояли без листьев, толстый слой сухой листвы покрывал
землю, а ветви сгибались под тяжестью лиан, которых в сухих джунглях
почему-то еще больше, чем во влажных. Но первые дожди уже прошли, кое-где
появилась нежная дымка молодой листвы, и повсюду распускались цветы. Тут и
там белыми облачками маячили кроны Plumeria, цветки которой удивительно
похожи на пластмассовые детские вертушки. Выше по склону росли алые
плюмерии, а вдоль застывших лавовых потоков - усыпанные желтыми цветами
кактусы. Ярко-голубые длиннохвостые сойки (Cyanolica)
   перекликались в ветвях, и большие черные колибри с деловитым гудением
носились сквозь чащу.
   Сильная жара даже в это время года бывает только 6-7 часов в день, так
что вскоре мы смогли продолжить путь. Вулкан всего 680 м высотой, и наверх
мы поднялись еще до заката. Бросив рюкзаки за полкилометра до вершины, мы
взобрались на край кратера - глубокого колодца диаметром около пятисот
метров, над которым поднимался огромный столб едкого темно-рыжего дыма. К
моему удивлению, в стенах кратера гнездилась многотысячная колония
длиннохвостых попугаев-аратинг. Стаи ярко-зеленых птиц, проносящиеся над
багровыми, кирпично-красными и черными скалами, выглядели совершенно
фантастически. В старых норах попугаев жили маленькие стрижи. Каким
образом птицы, обычно крайне чувствительные к загрязнению воздуха, могут
выводить птенцов в насыщенной сернистым газом воронке кратера, для меня
загадка.
   Еще недавно на дне кратера было большое лавовое озеро, одно из пяти в
мире.
   Индейцы приносили здесь человеческие жертвы богу огня, а испанцы
считали это место входом в ад. Увы, шесть лет назад озеро, благополучно
существовавшее много веков, застыло, а потом образовавшееся дно кратера
провалилось, и теперь грозно светящуюся жидкую лаву видно только на дне
узкого отверстия.
   У самого обрыва мы обнаружили бочку с водой и приняли душ, мысленно
благодаря сотрудников парка. Потом спустились к рюкзакам, оставленным у
ветхой беседки без крыши, и уже в темноте поставили палатку, с опаской
глядя на подкравшиеся с востока мрачные тучи.
   Наша палатка была результатом многомесячного творческого процесса.
Стремясь сделать ее как можно легче, мы сшили крышу из зеленой курточной
ткани, а боковинки из черного шифона. Весила она всего 400 г, и
закрывалась абсолютно надежно - ни один москит или муравей так и не смог
пробраться внутрь. В ней было прохладно даже в самую жаркую ночь, но у нас
оставались сомнения по поводу ее водостойкости. К счастью, она с честью
выдержала испытание тропической грозой - наутро мы были сухими и
довольными, а палатка высохла за несколько минут.
   Утром мы взобрались на самую вершину, увенчанную деревянным крестом,
посмотрели на восход солнца сквозь густую пелену дыма, потом успешно
спустились к шоссе до наступления жары и поймали попутку до городка
Масайя. Сменяв на базаре деньги, мы принялись закупать фрукты. Нам
пришлось потратить всего доллар, чтобы стать тяжелыми, круглыми и липкими,
а еще за пять долларов такая же судьба постигла наши рюкзаки. Манго,
ананасы, папайя и всевозможные бананы стоили издевательски дешево, так что
остановиться было нелегко.
   Наконец мы направились в битком набитом автобусе дальше на юг, к
костариканской границе. Хотя климат тут довольно сухой, на проводах вдоль
дороги повсюду торчали растения-эпифиты. Вскоре слева распахнулось
огромное озеро Никарагуа с высокими конусами вулканических островов. Мы
загляделись на пейзаж, проскочили развилку и оказались на побережье, в
старинном городке Порто-Боа, испокон века служившем приютом
контрабандистов, пиратов и партизан всех мастей. Наш водитель, которому мы
сообщили об ошибке, тут же ударил по тормозам, выскочил на дорогу,
остановил встречный автобус и отправил нас обратно на "Панамерикану". Еще
час жары и давки (здесь курсируют желтые школьные автобусы из США, не
рассчитанные на такое количество народа) - и мы на границе.
   Границы в Латинской Америке обычно почти не охраняются. Но переходить
их лучше легально, если не собираешься вскоре вернуться тем же путем.
Легальность означает наличие в паспорте выездного штампа предыдущей страны
и въездного - той, где в данный момент находишься.
   Практически все страны региона имеют давние территориальные претензии
ко всем своим соседям. В некоторых случаях спорные территории составляют
более половины общей площади той или иной страны. Некоторые из этих споров
приводят к периодическим конфликтам, но обычно о них помнят лишь
официальные лица. Тем не менее каждая страна с идиотской пунктуальностью
изображает спорные территории как свои на всех картах и регулярно
упоминает их в прогнозе погоды. Поэтому понять, где проходит граница на
самом деле, иногда очень непросто.

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)