Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 


   Он бедный музейный работник, после объединения Германии столкнувшийся
лицом к лицу с капитализмом. Его бабочки не имеют никакого практического
значения и вообще никому не нужны, кроме него самого. Поэтому бедняга
живет в трехэтажной халупе, которая и на дом-то не похожа, скорее на
правительственную дачку или санаторий ЦК. Конечно, не в центре, а на
отшибе - на вершине поросшего сосновым лесом холма с видом на Эльбу и
город. Старенький BMW тащится сюда от вокзала целых десять минут. Дом
настолько бедный, что даже не запирается. Единственная радость, которую
ученый может себе позволить - это поездка зимой на Суматру или Борнео, но
не больше, чем на полгода. И ему приходится, как каторжному, ловить там
бабочек на продажу, чтобы окупить прокат гидросамолета и наем носильщиков.
   Ведь у него жена и дети.
   Утро выдалось солнечное. с морозцем. Деревья в саду покрыл иней -
совсем как у нас в России. Здесь, на чужбине, как-то сразу многое
понимаешь о Родине...
   По дороге на вокзал мы зашли в супермакет. Там и вправду кой-чем
торгуют, но, вопреки нашим легендам о Западных Магазинах, колбасы там нет.
Колбасу продают в специальном супермаркете. Поезда тут ходят довольно
редко, но все почему-то пустые. Во многих городах самые заметные здания -
мечети (в Дрездене, например, 25% жителей - турки).
   Приехав в Берлин, позвонил знакомым. Они до вечера на работе. Пошел
гулять по городу и попал на демонстрацию против нацистов. Там бесплатно
кормили - съел пять погонных метров сосисок и выпил бадью глинтвейна.
Знакомые, собственно, не мои, а брата Миши. ("Брата" - это для краткости,
на самом деле он сын от первого брака мужа сестры моей бабушки - прим.
авт.) Оказывается, Миша позвонил им неделю назад и предупредил, что
приедет в гости его любимый братишка. На вопрос, как зовут братишку, он
замялся и сказал, что ответит завтра - склероз. Назавтра мои знакомые
позвонили в Москву сами и попали на Сашу (Мишиного маленького сына - прим.
авт.) Саша объяснил, что приедет его брат и лучший друг Вовка, отличный
парень. В общем, они сгорали от любопытства до моего приезда.
   Мише ничего не говорите.
   В конце концов мы вполне нашли общий язык. Они мне рассказывали про
тяготы и лишения, вызванные объединением Германии, а я им - про ужасы
разгула демократии при перестройке. Особое впечатление на них произвело
то, по какой книге я готовился к путешествию. В Берлине я прожил несколько
дней. Чтобы не стеснять гостеприимных хозяев, с утра до вечера слонялся по
городу. Зима никак не начиналась, хотя был уже февраль: тепло, сыро и
пасмурно, в парках даже подснежники зацвели. Архитектура тут довольно
мрачная. Самое жизнерадостное здание - огромная синагога, гибрид Христа
Спасителя с индийскими храмами.
   Продал одному датчанину за сто марок железный штырь в качестве
фрагмента баррикад у "Белого дома" - чем они хуже Берлинской стены?
Договориться об оптовых поставках, к сожалению, не удалось.
   Образ грабителя - колонизатора у нас ассоциируется с Англией. На самом
деле немцы позволяли себе гораздо больше. В Пергамском музее собраны
несметные сокровища, вывезенные ими из разных стран в конце прошлого и
начале нынешнего века. Некоторые древние города - Пергам, Ашшур, Вавилон -
сюда доставили почти целиком: стены, башни, мозаичные полы, великолепные
изразцовые Ворота Иштар и так далее.
   В Музее Природы (том самом, где Штирлиц встречался с агентами) есть
сердоликовые аммониты размером с тарелку "Кросны" и скелеты ихтиозавров с
детенышами внутри.
   Но самое большое впечатление на меня произвели зоопарки. Их два: один в
Восточном Берлине, другой в Западном. В последние годы между ними шло
нечто вроде соцсоревнования, которое явно пошло на пользу обоим: трудно
даже сказать, какой лучше. В аквариумах там целые коралловые рифы:
тридакны, медузы, скаты, светящиеся рыбки, наутилусы. Рыбы-бабочки и
ангелы выстроились в очередь к губанам-чистильщикам. В инсектарии можно
увидеть термитник изнутри, в террариуме - трехметровых варанов, в
инкубаторе - акулят, выбирающихся из яйцевых капсул.
   Есть еще павильон ночной фауны, где в почти полной темноте живут
летучие мыши, лемуры, тушканчики, летяги и совы; кусок "орского берега" с
прибоем и птичьим базаром; оранжерея с тропическими птицами (утром там
совсем нет народу, и если посидеть минут двадцать неподвижно, райские
птицы начинают токовать в шаге от твоей скамейки). Ну, и всякие "мелочи":
панды, золотые кошки, голубые бараны, красные волки, окапи, носороги
всяческие, леопарды нескольких подвидов... в общем, уйти оттуда трудно,
особенно биологу.
   Из пригородов Берлина мне больше всего понравился Потсдам. Архитектура
там такая же мрачно-казенная, как в самом городе, зато есть большой и
очень красивый парк - там даже утки-мандаринки гнездятся в дуплистых ивах,
нависающих над прудами.
   Это письмо я передам вам с одним знакомым, который завтра едет в
Москву. Когда вы его прочтете, я, наверное, буду уже на острове Рюген, на
Балтике. Не волнуйтесь. Всем привет. До свидания.
 
 
   Ваш Володя.
 
   Берлин, ФРГ 
 

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)