Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 
   Начинается дождь. Обидно до крайности. И тут на меня находит. Подобные
приступы, когда чувствуешь, что сейчас сделаешь что-то дикое, и не можешь
остановиться, бывают у меня примерно раз в пять лет. В первый раз это
закончилось падением с велика и неделей на костыле, во второй раз я
прыгнул... неважно, откуда, и заработал кучу денег. И вот опять. С полчаса
пытаюсь себя отговорить, потом сдаюсь.
   - Слушай, - говорю швейцарцу, - продай мне каяк.
   Минут пять он не понимает, о чем речь, потом мы долго торгуемся, пока
цена не снижается с 500 $ (цена лодки в Берне) до 50. Дождь очень кстати
усиливается, и я тщательно упаковываю вещи, документы и т.д. в полиэтилен,
а потом засовываю рюкзак в корму каяка - двухметровой пластиковой лодочки
с проволочным каркасом.
   Появляется грузовик. Река Марчьжян в пяти метрах - пока полисмен
смотрит на дорогу, я сталкиваю лодку на воду, и, когда он оборачивается, я
уже прохожу под мостом, а когда он взбегает на мост, я давно вне выстрела,
хотя он, конечно. и не стреляет - они со швейцарцем стоят и смотрят мне
вслед, открыв рот. Они остались, а я уплыл. Вот так-то.
   Впрочем, мне было уже не до них. Марчьжян - небольшая речка, но она
сбрасывает метров двести за 38 км от Марчьжяна до устья, и хотя, благодаря
паводку, камни ушли под воду, мне с моим скромным опытом водного туризма
ее вполне хватило. То и дело я едва успевал пристать к берегу, чтобы
"обнести" водопадик или порог.
   Через три часа меня вынесло в Меконг, и это было здорово. Его уровень
был намного выше нормы, и он мчался на юг ровной бурой лентой в полсотни
метров шириной. Конечно, водоворотов и водяных бугров над подводными
камнями было полно, но легкий каяк пролетал их, даже не качнувшись.
   Так я лечу с 16 до 18 часов по очень глубокой долине с зелеными
склонами, уходящими в облака. Потом скорость начинает быстро возрастать -
ветер бьет в лицо с такой силой, что приходится снять полиэтиленовую
накидку, чтобы не порвалась. Склоны каньона превращаются в вертикальные
стены, а река сужается метров до 25, потом до 10 и разгоняется, как
самолет, который вот-вот оторвется от земли. Смотрю вперед и вижу, что там
берега сходятся совсем. Пытаюсь убедить себя, что это все же красивая
смерть - быть втянутым под землю дикой рекой среди прекрасных гор.
   Но река, конечно, не уходит под землю, а просто разворачивается на
340-350о.
   Обычно в этом месте скалы, наверное, нависают над водой, но теперь они
затоплены и не так опасны - если не подходить вплотную. Я всегда хорошо
чувствую движение воды - течение рек, штормовые волны и так далее - однако
сейчас от меня почти ничего не зависит. Секунд пять лодку крутит и
опрокидывает, потом выбрасывает вниз по течению, и я попадаю во второй
разворот. Пытаюсь пройти его по внутренней стороне и оказываюсь в большом
водоворотике, который едва удается обогнуть по параболе. Еще минута
прыжков и кувыркания - и скалы расступаются, очень кстати, потому что уже
начинает темнеть.
   Передо мной "Затерянный мир" - абсолютно замкнутая долина длиной
километров 14 и шириной 300-800 метров, окруженная километровыми скальными
обрывами из белого мрамора. Река разливается вширь и успокаивается.
Пристаю к берегу. Илистая отмель представляет собой великолепную коллекцию
следов: олени нескольких калибров, золотая кошка, красный волк, выдра, еще
чьи-то следы. До самой темноты развожу костер, чтобы просушить шмотки -
дурацкая идея, ведь завтра плыть дальше.
   Первая половина ночи напоминала "Борьбу за огонь" Ж. Рони-старшего. С
интервалом в 30-40 минут к костру подходили звери и смотрели на меня и на
пламя. Визит нанесли: олени, лиса, одноцветная циветта, каменная куница,
белка-летяга и землеройки. Самым неприятным гостем был гималайский
медведь, потому что он стал ходить вокруг костра, и мне пришлось делать то
же самое, чтобы оставаться по другую сторону. Последний раз такое можно
было увидеть, наверное, в палеолите:
   голый человек с горящей дубиной в руке и пускающий слюни медведь ходят
друг от друга вокруг огня. Потом он ушел. Вскоре внизу по долине
засверкали молнии. Я развел "пионерский" костер, но первый удар грозы все
равно его едва не погасил.
   После двух часов "борьбы со стихией" передо мной была огромная куча
дымящихся бревен с маленьким огоньком внутри. В полпятого дождь кончился,
и я еще успел перехватить несколько летевших в костер бабочек, а также
познакомиться с полосатой циветтой (?) и китайской лаской.
   23.08. Едва начало светать, я отчалил и прошел Верхне-Динецкую? долину
за два часа, с несколькими остановками. Она покрыта прекрасным лесом из
сосны с пихтой, елью и тсугой. Высота, я думаю, 3000-3200 м. На полянах
пасутся благородные и хохлатые олени, на осыпях - горалы и кабарги, а на
скалах - тары и голубые бараны. Среди отмелей играют бирманские выдры, в
кронах деревьев мелькают малые панды, темноспинные белки и харза (?).
Птицы представлены в основном огромными стаями ходулочников и белых
трясогузок (надо же!), но есть и более интересные вещи: два вида
трагопанов, гималайский монал, лесные куропатки и многое другое.
   Во время одной из вылазок, возвращаясь к лодке, вспугнул целую стаю
моналов - словно бомба попала в Изумрудный город.
   Дальше идут примерно 5 км порогов (я опрокидывался в среднем один раз
на 500 м).
   Это уже классический водный туризм, вот только река с годовым стоком,
как у Днепра. Затем на 9-10 км тянется Средне-Динецкая? долина. Она совсем
узкая, и пристать можно только к редким белым пляжам под великолепными
мраморными обрывами. Склоны покрыты папоротниковыми лугами с бамбуком и
редкими соснами. Из зверей здесь только сероу и пищухи, зато полно птиц.
Чаще всего видишь белых ушастых фазанов, потому что они бросаются в глаза,
но попадаются еще трагопаны Блита, трагопаны-сатиры (изредка), черно-белый
и алмазный (?) фазаны и много всякой мелочи. Впрочем, река там течет очень
быстро, и особенно считать фазанов не приходится.
   Потом идут два очень неприятных водослива, а за ними - 15-километровый
каньон с глинистыми стенками, всего 5-7 метров шириной, жуткий и
совершенно непроходимый на вид, но вполне безопасный, если держаться
стрежня - на такой скорости за стены лучше не задевать. Борта каньона
почти сходятся над головой, плюс облачность и густая водяная пыль, так что
плыть приходится в уютном полумраке.
   Но вот я вылетаю в Нижне-Динецкую? долину - пару плоских террас в месте
впадения маленького притока. Облака почти разошлись, и горы стало видно
горы до самых 5000-6000-метровых пиков. Высота нижней долины около
2000-2500 м, размеры примерно 1х3 км. Это кустарниковая пустошь с голубыми
гималайскими маками и почти без фауны - только агамы, сычуаньские
прыгунчики и прочая мелочь. Вот в сосново-широколиственных лесах и
арчевниках на склонах есть тары, сероу, олени мунтжак и хохлатый, фазаны
синий ушастый, черно-белый и кровавый, хохлатая расписничка и даже
обезьяна - золотой лангур (его я не видел ни в одной книге по китайской
фауне - всюду он указан только для Ассама и Бутана). Вообще-то в этих
долинах я надеялся встретить что-нибудь поинтереснее - пещерного льва,
волосатого носорога или гигантопитека. Но не было даже следов
обыкновенного снежного человека, хотя где ему еще водиться. как не здесь
(если бы он существовал). Правда, благородного оленя-шоу никто не видел с
50-х годов, но я не уверен, что правильно определил подвид.
   Еще через пару километров проходишь самое неприятное место: Меконг
втискивается в щель шириной 3-5 м, а на выходе из нее ударяется в
гранитную поперечную стену-дайку и "выстреливает" вверх двадцатиметровым
фонтаном. Каяк летит кувырком, как из катапульты. Потом опять километров
десять порогов, на одном из которых я прищемил два пальца левой руки между
бортом каяка и камнем - очень неудачно. Дальше скалы сменяются
травянистыми склонами, на правом берегу появляется тропинка, затем яки,
кукуруза на террасах, деревни - и вот со ставших пониже гор эффектным
серпантином спускается Тибетско-Юннаньская дорога. Она переходит на
западный берег, чтобы обойти последний скальный обрыв, где в невероятном
количестве гнездятся серые стрижи-аэродрамусы, снова на восточный. и тут я
швартуюсь. Насколько помню карту "Гималаи", виденную у одного туриста,
отсюда по берегу идут грунтовки до самого Лаоса.
   Протащив каяк пять километров до поселка Дечен, рассказываю местным
жителям, что приплыл сквозь "Полет Дракона" из Маркама. Они не очень-то
верят, но покупают ободранный каяк за 200 Y. (Не знаю, что они собираются
с ним делать на реке, где можно плавать только вниз).
   Дечен - самый южный поселок тибетцев и одновременно самый северный в
Юннани - горной провинции размером с Испанию. Ловлю попутку до Литонга на
Янцзы. Отсюда начинается "Прыжок Тигра" (Хутяо Щиа) - теснина, в которой
река за 30 км сбрасывает 300 м высоты (с 2400 до 2100) на 15 порогах.
Склоны ущелья поднимаются до 4500-4900 м. В прошлом году КПК решила
построить здесь ГЭС - первый случай, когда в Народном Собрании многие
голосовали против.
   Недавно пороги пыталась пройти команда из Пекина на закрытой лодке. На
1-м пороге (самом сложном) двое погибли, двое оставшихся прошли 13 и
сломались на последнем, самом легком. Хорошо, что я уже продал каяк.
Только 1-й порог труднее меконгских.
   Ночую в пустой фанзе над 1-м порогом. Погода - то просвет, то опять
дождь. Янцзы вдвое больше Меконга. Ну и денек выдался!

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)