Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

 
  
 Они сидели в нише "Золотого орла".
   - Какой вс„-таки прекрасный хозяин г-н Рокфорд, - сказал Хобарт.
   - Да. Жаль только что он не честолюбив. В прошлом году он посылал меня
в Англию посмотреть, что носят мужчины, особенно лорды. И мне пришлось
также поехать в Шотландию, так как в Калифорнии полно шотландцев. У них
там было что-то вроде карнавала, и все мужчины носили юбки. Вот такие
коротенькие порточки, и вот такие короткие гольфы, так что их большие
красные колени торчали на морозе. С чего бы это у мужчин такие уродливые
колени?
   Потому что женщины забрали себе все запасы красивых коленок. И прячут
их при этом, как скупердяи.
   Милдред нахмурилась, затем продолжила: " Мне подумалось, что с этими
юбками можно будет кое-что сделать. Знаешь, любой, в ком есть хоть капля
шотландской крови вплоть до двенадцатого колена, будет покупать их. В
субботу по вечерам они будут тучами ходить по тропкам горы Тамалпэ или
продираться сквозь кустарник, раздирая в кровь свои ужасные колени. Мы
войд„м с тобой в долю и построим на вершине горы роскошный ресторан, будем
подавать там почти сырые бифштексы и то, что они называют по своему
уискибо, но мне кажется, просто виски. И они почувствуют себя чуть ли не
внуками шотландского короля Брюса. Для того, чтобы начать такое дело, надо
иметь 20 тысяч долларов. Г-н Рокфорд вс„ это прекрасно понимает, но
спустил вс„ на тормозах. Он просто не честолюбив.
   - А какое у него состояние?
   - Что-то около четверти миллиона.
   - Может быть, ему хватает.
   - Никогда не хватает, если можно заполучить больше. Коль у тебя есть
четверть миллиона, то можно сделать и миллион, надо только заняться этим.
   - А затем делать десять миллионов, если только заняться?
   - Да, можно.
   Когда они расставались у дверей Милдред, она как бы невзначай заметила:
"Чикагцы всегда целуют девушек после второго свидания. Но ты-то ведь с
востока".
   Хобарт поцеловал е„. Это было приятно. Он поцеловал ещ„ раз.
   - Только раз, а не дважды.
   - Я всегда вс„ делаю не так. Извини. Я начну сначала. - Он поцеловал е„
ещ„ раз.
 
   Она нахмурилась, а затем улыбнулась.
   - Ну ты герой, Хобарт. Может быть, даже чересчур.
    
  
 Прош„л год. Хобарт вс„ успешней обдирал покупателей, но интерес к этой
игре у него уже прош„л. Он вс„ больше и больше тосковал по чистой
атмосфере науки.
   - Пойд„м сегодня пообедаем, - как-то сказала Милдред. - Мне надо тебе
кое-что сказать.
   Когда они уселись, Милдред стала внимательно, медленно и систематически
рассматривать черты его лица и фигуры. Он почувствовал себя неловко.
   - Г-н Рокфорд склонен нас поженить. А я ответила: "Нет. Я за него не
выйду, если вы не сделаете его своим компаньоном." Так вот, ты этого не
знаешь, а ведь именно это он и хочет сделать.
   - Но, Милдред, как же мы можем пожениться? Что касается меня, так это
не так важно. Но ты же ведь ни капельки меня не любишь.
   - Но мы же не дети. Только дураки влюбляются и женятся. Потом любовь
проходит, и что же? Они, возможно, ос„дланы визжащими отпрысками, которые
удерживают их вместе, хоть они сами и грызутся между собой. Мы же взрослые
люди. Мы точно знаем, что делаем сейчас и что будем делать потом. Мы
образуем это дело и добудем миллион. Разве не так?
   - А как насч„т визжащего отпрыска?
   - Нет уж увольте. Это не для меня.
   У е„ дверей Хобарт поцеловал е„ ещ„ раз и постарался, чтобы его
"Спокойной ночи"
   прозвучало искренне. Ему это не удалось, но он знал, что и она этого не
ожидала.
   Он был глубоко неудовлетвор„н собой. Вот ему представилась возможность
взять в ж„ны такую красавицу, каких он ещ„ не встречал. И вместе с ней
золотой шанс заполучить наследство. Любой другой парень в его возрасте был
бы безумно счастлив.
   Но в его формировании чего-то не хватало, или ему так казалось. Он был
не очень человечен.
   Одну за другой он снимал с полки книги. Катулл. Открыл книгу и
наткнулся взглядом на знакомые строки:
   То, что женщина глаголет своему милому, Записано ветром и водой текущей.
   Но нет. То, что сказала Милдред своему не слишком пылкому любимому,
должно быть трижды запечатлено aes triplex, трижды в бронзе.
   Он упаковал свои пожитки. Не очень-то много: чемодан с одеждой, коробка
книг. На следующий день утром он пош„л домой к г-ну Рокфорду.
   Он сообщилему, что к его глубокому сожалению ему прид„тся уехать. У
него очень больна мать. Она уже старая, и он боится, что болезнь у не„
серь„зная. Она вправе ожидать, чтобы он был с ней в такое время.
   Отчасти это было так. Она действительно болела и хотела, чтобы он
вернулся домой. Но более, чем отчасти, это было не так. Болезнь е„ была не
так уж серь„зна, и ей предстояло прожить ещ„ много лет. А он и вовсе не
собирался ехать доимой. Но разве нет места полуправде или даже неправде,
если вы порываете человеческие отношения насовсем?
   Г-н Рокфорд мужественно воспринял эту новость. - Мальчик мой, мы будем
очень скучать по тебе. Но мать у человека только одна, и е„ нельзя
оставлять умирать одну. Но ты ведь вернешься, у меня есть кой-какие планы
в отношении тебя, но они могут и подождать.
   Но совсем по-другому восприняла сообщение об отъезде Милдред. Он и
представить себе не мог, что человек может быть так яростен в гневе. Он
знал, что женщина, чьей любовью пренебрегли, может быть ужасной. Женщина
же, чьей амбицией пренебрегли, может быть в три раза ужасней.
   - Ну и уезжай! Видеть тебя больше не хочу. Хорони своих м„ртвых, и
сдохни сам вместе с ней. Дурак ты! Невозможный дурак!
    
  
 Через два часа он уже сидел в поезде с билетом до Седро-Уули. Почему
именно в этот город, о котором он никогда не слыхал? Это был самый
северный город в стране, но вс„ же в пределах Соедин„нных Штатов.
   Седро-Уули был совсем новый городок. Даже на главной улице телеге
приходилось петлять, чтобы объехать огромные пни. Это был чисто мужской
город, в котором не было даже признаков присутствия женщин. Хобарт прош„л
мимо ряда домов, наспех построенных из необт„санных бр„вен.
   Можно ли жить в таком месте? Хобарт посчитал, что сможет, но сумеет ли
он найти себе там работу? Прямо перед ним здание с высоким фронтоном
закрывало собой улицу. "Лесозаготовительная компания северного
Вашингтона". Сквозь открытую дверь Хобарт заглянул внутрь. Худощавый
молодой человек за столом разговаривал с загорелым, с бакенбардами,
мужчиной в сапогах. Увидев Хобарта, они прервали разговор и уставились на
него.
   - Не найд„тся ли в лесозаготовительной компании работы для человека,
который никогда в жизни не держал топора?
   Человек с бакенбардами передвинул жевательный табак из-за одной щеки за
другую и задумчиво сплюнул.
   - Конторское дело знаешь?
   - Да.
   - Нам нужен счетовод в десятом лагере. Дикие места. Ты сможешь жить в
глубине леса за сотню миль от жилья, где нет ни женщин, ни девушек?
   - Да, смогу.
   - Меня зовут Д.Д.Скрэгз, я начальник лагеря. Кличут меня просто Д.Д. А
тебя...?
   - Я Хобарт Элберн.
   - Тот, кто работает у нас, должен видеть вс„, но держать язык за зубами.
   - Годится.
   Последний работавший у нас счетовод был реформатором. Никак не мог
ужиться с нами. Сетовал, что мы едим ножами.
   Хобарт рассмеялся. - Да ешьте хоть пальцами, коль вам так нравится.
   Д.Д. долго оценивающе разглядывал его и снова сплюнул.
   - На вид ты немного мягковат, но, как говорит мой бригадир-датчанин:
"По виду жабы нельзя определить, как далеко она прыгает". Испытаем тебя.
Пятьдесят долларов в неделю, но бывает и навар, если не будешь мух ловить.
   - Навар?
   - Ну да. Его имеет всякий. Наш агент получает навар, заключая контракты
на поставки. Мэр портового города имеет навар, разрешая нам складывать
древесину на общественной земле. Агентство по найму получает навар,
посылая нам рабсилу. Я получаю навар с тебя. Судьи получают навар,
определяя при несчастном случае виновность самого пострадавшего.
   Хобарт засмеялся.
   - Не понимаю, как может получать навар счетовод.
   - Милый мой, где ты видал счета без исправлений? А тот, кто исправляет,
имеет право на гонорар, не так ли?
   Д.Д., очевидно, был юмористом. Он понравился Хобарту.
   - Когда начинать?
   - Ты приехал не поезде? Сбегай на станцию и возьми свой чемодан. Поезд
подойд„т из порта. Будет здесь около одиннадцати. Перекусим и сядем на
него.
   Поезд состоял из одиннадцати платформ, паровоза и служебного вагона.
Д.Д. и Хобарт устроились поудобнее после того, как поезд тронулся. Вскоре
они затряслись по путям сквозь дремучие леса.
   - Далеко ли ехать?
   - Около сотни миль.
   - А зачем вам ехать за сто миль за древесиной, когда и здесь прекрасный
лес?

Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)