Настройки просмотра:
Цвет фона:
Цвет текста:
Размер текста:

Глава первая
ТОРГОВЫЙ ДОМ "ВОЛЬФ И СЫНОВЬЯ"

Целую неделю бриг "Два ангела" отстаивался на Ярмутском рейде. Крепкие юго-западные ветры не давали капитану Томасу Брауну войти в Темзу и завершить рейс, длившийся более шести месяцев. Стоянка была беспокойная. Якорные канаты едва выдерживали штормовой ветер; пришлось убрать стеньги, травить до жвака-галса канаты.
Несколько тяжело груженных судов терпели бедствие - их захлестывало волнами. Спасаясь, моряки обрубили мачты, но и это не помогло: один корабль затонул, остальные без якорей и мачт унесло в море... Но все это позади. Сейчас бриг "Два ангела" спокойно стоит на якоре у лондонского моста среди множества корпусов и мачт. На Темзе тесно: скопище больших и малых кораблей заполнило широкую, многоводную реку. Целая флотилия лодок, барок и яликов снует между кораблями и берегом. Матросы успели навести порядок на бриге, изрядно потрепанном штормом, приготовили к выгрузке трюмы, наполненные бочками ямайского рома и сахара, и столпились на баке. Предвкушая отдых и развлечения, они перекидывались шутками, с нетерпением посматривая на раскинувшийся по берегам реки величественный город - с широкими улицами, оживленной набережной, множеством дворцов и церквей.
Капитан "Двух ангелов", грузный мужчина с красным мясистым носом, выполнив таможенные формальности, успел солидно выпить. Прихватив с собой слугу - негритенка, он съехал в судовой шлюпке на берег и медленно брел по одной из улиц Сити.
Утром в Лондоне было прохладно. Свежий восточный ветер, помогавший бригу войти в порт, давал себя чувствовать и здесь, на городских улицах. Томас Браун часто останавливался, с удивлением разглядывая десятки новых домов, красивых и крепких, выросших за короткое время, словно грибы после дождя. Ростовщики и маклеры, надсмотрщики над неграми вест-индских плантаций, дельцы из Ост-Индии, чиновники разных степеней и рангов, разбогатевшие на грабеже колоний и работорговле, торопились обзавестись уютными гнездышками у себя на родине.
В этой части Лондона царило оживление. Непрерывно катились кареты и коляски; покачиваясь на руках слуг, двигались портшезы. Вереницей тянулись грузовые фургоны; сгорбившись под тяжелой кладью, шли носильщики; степенно прогуливались толпы праздных мужчин и женщин. От множества напудренных париков, роскошных платьев, кафтанов, расшитых золотом, и дорогих кружев рябило в глазах. Биржевые маклеры, клерки с озабоченным видом куда-то торопились, расталкивая гуляющих.
Здесь кипела торговля. В многочисленных лавках можно купить все, что покупалось и продавалось во всех странах света. На каждом углу торчала вывеска кофейни либо таверны. Часто встречались цирюльни с выставленными напоказ модными париками. У книжных лавок толпились любители новостей. Попадались лавки с корабельными товарами: канатами, якорями, парусиной; кое-где у дверей виднелись железные цепи, ошейники и наручники - предметы, необходимые для работорговцев.
Шкипер Браун был одинок и необщителен. Свободное время он проводил в своей каюте на бриге за бутылкой рома либо за конторскими книгами, пересчитывая в который уж раз свою наличность. Только неотложные дела могли заставить его изменить укоренившейся за многие годы привычке. И сегодня шкипер съехал на берег не по-пустому.
На пути из Африки к Ямайке у Томаса Брауна не хватило питьевой воды, и он живьем выбросил за борт сто тридцать четыре негра. Не желая терпеть убытков, он намеревался получить страховую премию. Но страховые дела решаются в суде - надо начинать дело, и шкипер шел посоветоваться с ловким дельцом и пройдохой, стряпчим Самуэлем Клапинсом. Конторой Клапинсу служил замусоленный столик в небольшой кофейной, приютившейся у мрачного здания лондонского суда. Войдя в кофейную, Браун застал стряпчего на своем обычном месте за кружкой пива, углубившимся в чтение "Лондонской газеты", и без обиняков рассказал ему свое дело.
Отложив газету, стряпчий внимательно слушал, изредка прихлебывая пиво. - Н-да, мистер Браун, дело трудное. Но все зависит от того, как его повернуть. Можно проиграть, но можно и выиграть... - Клапинс достал клетчатый платок, высморкался и долго вытирал нос. - Я бы сказал... э... э... очень трудное дело, дорогой капитан, и эдак сразу я боюсь сказать что-нибудь определенное.
Браун понял.
- Бутылку бренди, - подозвал он хозяина, - и...
- Здесь превосходно готовят жареных кроликов, мой друг, - вмешался стряпчий, облизнув тонкие, губы, - изумительный повар. А соус... вкуснее не сыскать во всем Лондоне.
- Отлично, подайте кроликов, - кивнул хозяину Браун, - только скорее, я тороплюсь на бриг.
- И пива, мой друг, - добавил Клапинс. Согревшись бренди, Сэм Клапинс стал покладистее.
За пять фунтов он обещал написать прошение и вести дело в суде. - Поймите, мистер Браун, - рассуждал Клапинс, пряча деньги в карман засаленного камзола, - мы сравним ваших негров с лошадьми. Ведь дело о чернокожих ни в чем не отличается от подобного же случая, когда за борт были выброшены лошади. Такое сравнение помогло нам выиграть дело капитана Гопкинса. За каждого негра ему заплатили по тридцать фунтов страховки. В вашем иске это составит кругленькую сумму, мой друг. Увидев кролика на столе, Клапинс замолк и, глотнув слюну, взялся за нож. - Советую попробовать, дорогой капитан, - предложил он, кладя в рот сочный кусочек, - изумительный повар... Хорошо, что в Лондоне нет недостатка в пиве... Меня постоянно мучит жажда, мой друг, еще одна кружка была бы не лишней, - снова обрел Клапинс дар речи. - Могу вам рассказать о другом судебном деле, разбиравшемся недавно в Лондоне, дело, пожалуй, сложнее вашего. Проклятые негры вздумали бунтовать. Это было на "Фениксе". Капитан Арчер приказал стрелять; более ста чернокожих было убито и почти столько же ранено. - Тут Клапинс зажмурил глаза и покачал головой. - Да, судье пришлось поломать голову.
- Ну и как? - заинтересовался Браун.
- Суд обязал заплатить страховую премию только за убитых, а на продаже калек Арчер почти ничего не заработал... Все раненые негры, как неполноценный товар, пошли за полцены. Пришлось смириться. - Дурак капитан Арчер, - пробормотал Браун, ухмыляясь, - напрасно возился с ранеными Я бы...
- Ваши способности мне отлично известны, дорогой друг, - хихикнул подвыпивший стряпчий. - На вашем бриге, чем ни болей негр, в шканечном? журнале появится запись: "Выброшен за борт от недостатка питьевой воды". Клапинс снова захихикал
- Вы подумайте, Браун, - продолжал он, - представьте на одну минуту, что королевский суд решит: между людьми и неграми нет разницы. Что ждало бы вас?
- Вздор, разорви вас дьявол, Клапинс! - недовольно оборвал капитан. Подумав, он бросил на стол золотую монету и проворчал на прощание: - Выиграю дело - заплачу проценты.
Выйдя из таверны, Браун свернул в одну из узких улиц с небольшими домиками, тянувшуюся до самого берега Темзы. Капитан не любил тратить деньги по-пустому и всегда ходил пешком.
Поплотнее завернувшись в черный плащ, надвинув на лоб расшитую галуном шляпу, он шагал,
___________________
? Судовом.
не оглядываясь по сторонам, не обращая ни на что внимания. У самого порта он, ругаясь, обошел зловонные кучи отбросов и, высоко поднимая ноги, перебрался через потоки нечистот, стекающих в Темзу. Вот и река. В прибрежных пустырях высились груды привезенных из-за моря товаров, возле них, горланя на разные голоса, суетились люди, длинной вереницей двигались запряженные быками и лошадьми повозки и фургоны с кипами, ящиками, бочками. Поодаль виднелись штабеля корабельного леса, многочисленные стапели, где строились всевозможные корабли; судостроительные фирмы были завалены заказами: не хватало рабочих рук, не хватало хорошего леса, не хватало моряков.
Старая Англия впитывала в себя пот и кровь миллионов черных рабов, изнемогавших на плантациях ост-индских и вест-индских колоний. Это было время, когда англичане не успевали переваривать все то, что попадало в их желудки.
Наконец Браун добрался до берега, где его ожидала корабельная шлюпка. Держась за перила лестницы, капитан разыскал глазами свое судно, выделявшееся среди других добротным видом и величиной. В английском торговом флоте тех времен не так уж много было подобных кораблей. Большинство судов поднимали сто - двести тонн груза. Негров перевозили через океан и на более мелкой посуде. Бывало, что двадцатитонное суденышко вмещало семьдесят чернокожих, а на скорлупку в одиннадцать тонн умудрялись посадить тридцать человек...
Вдосталь налюбовавшись, Браун стал осторожно спускаться по скользким, прогнившим ступенькам. Внезапно он услышал свое имя. - Капитан Браун, остановитесь, прошу вас, - кричал пожилой человек в сдвинутой на затылок шляпе; он бежал, размахивая руками. - От торгового дома "Вольф и сыновья", сэр, - задыхаясь, произнес человек, подавая Брауну пакет.
- Джон Вольф, глава торгового дома, просит меня немедленно явиться для весьма важных переговоров, - бормотал шкипер, читая письмо. - Гм... Джон Вольф - один из самых богатых людей в Англии. Послана карета. Что бы это могло значить? - Браун терялся в догадках. - Где карета... э... э?.. - обратился капитан к посланному.
- Томпсон, сэр. Бен Томпсон, сэр, младший клерк, к вашим услугам. Карета ждет вас там, - он махнул рукой, - за этой кучей бочонков с ямайским сахаром. Простите, сэр, сюда было неудобно подъехать... - Эй, вы там! - крикнул Браун матросам. - Я скоро вернусь! А ты, Цезарь, жди здесь, - приказал он негритенку. - Пойдемте, мистер... э... э... - Томпсон, сэр, - снова поклонился клерк. Клерк забежал вперед, угодливо открыл дверцы кареты, помог Брауну взобраться на сиденье. Карета тронулась, подпрыгивая и жалобно скрипя на ухабах и булыжниках лондонских улиц. Пока она выбиралась из окраины, капитан успел вздремнуть. Он очнулся в Сити у большого серого дома. Клерк распахнул дверь.
- Прошу вас, мы на месте, сэр.
В кабинете Брауна встретил Джон Вольф.
- Рад вас видеть в добром здоровье, мистер Браун, - любезно говорил добродушного вида старичок, усаживая в кресло капитана. - В наши годы это самое важное. Дела у вас, капитан, идут блестяще, это можно заключить по вашим вкладам за последнее время. Нас всегда радуют успехи клиентов. - Спасибо, сэр, благодаря неграм и провидению мне жаловаться на дела грешно. Гость и хозяин уселись в кресла.
- Я решил пригласить вас к себе, дорогой капитан, - медленно начал Джон Вольф, - для важных переговоров.
Браун насколько мог вытянул свою короткую шею. Он весь превратился в слух.
- Англия, капитан, нуждается в хорошем строевом лесе, - продолжал банкир, - в пеньке для снастей, парусине и в крепких больших кораблях... Наш банкирский дом обслуживает судостроительные фирмы и заморскую торговлю. Как растет английский флот, вам, мистер Браун, очень хорошо известно. Джон Вольф закашлялся, хватаясь руками за свою впалую грудь. С трудом подавив старческий кашель, он долго сидел, бессмысленно смотря мутными глазами на Брауна. Но вот банкир оживился.
- Колониальная торговля требует утроить наш торговый флот, а запасы хорошего леса Англия давно исчерпала. Мы не можем до конца истребить свои леса, надо думать о будущем... - Банкир опять стал задыхаться. - Все это мне известно, сэр, - прервал банкира Браун. - Я хотел бы знать, для чего я здесь?
Джон Вольф пристально посмотрел на капитана.
- Ну что ж, дорогой Браун, перейдем к делу: нам нужны вы и ваше судно для работы на Севере России.
Старый Вольф, по-птичьи подпрыгивая, подскакал к большой карте, висевшей позади письменного стола.
- Вот здесь, Браун. - И банкир ткнул скрюченным пальцем. - На Севере России? Не слишком ли там будет холодно для меня? - Наши условия подогреют вас, капитан. За три месяца, проведенные в России, вы получите сполна все, что могли бы заработать за рейс в Вест-Индию с полным грузом черного товара. Это кроме того, что вы получите от нашего агента в Архангельске.
- Я должен возить русский лес в Лондон, сэр?
- Все инструкции вы получите в Архангельске от нашего представителя мистера Вильямса Бака. - Банкир отошел от карты и устало опустился в кресло. - Здесь я вам скажу одно: ваш экипаж должен состоять из храбрых людей, способных на все. Вы будете конкурировать с русскими, и не исключена возможность нападения этих варваров на ваше судно... Вы понимаете меня, капитан? Если вы нуждаетесь в решительных людях, я дам указание нашему шефу констеблей, и он...
- Это не в диковинку, сэр. У меня есть опыт в таких делах, и мои ребята, дьявол их разорви, не уступят вашим каторжникам, - довольный своей остротой, Браун громко захохотал.
Дикий смех шкипера возмутил Джона Вольфа. Его мутные глаза сверкнули недобрым огнем.
-В Англии нет недостатка в честных людях, - не спуская глаз с моряка, медленно сказал банкир. - Мы могли найти сотни людей, желающих поехать в Россию на наших условиях, но... Нам хорошо известна ваша храбрость, Браун. Известны нам и прекрасные качества вашего брига "Два ангела". Мы считаем его одним из самых крепких английских судов. Итак, если наши условия подходят, - закончил Вольф, подвигая шкиперу лист плотной бумаги, - можете подписать договор.
- Я никогда не сторонюсь выгодного дела, сэр. Это мое правило, - ответил шкипер, взглянув краем глаза на бумагу. - Но прошу учесть: на свое судно я беру восемьсот негров, сэр, и каждый негр приносит мне тридцать шесть фунтов чистой прибыли. Я не считаю доходов от перевозки сахара и рома. - Как! - в удивлении воскликнул банкир - Вы, Браун, топчете законы! Вы нарушаете правила, установленные парламентом! Ваш корабль не должен брать на борт больше пятисот чернокожих!
- Сэр, - спокойно возразил Браун, - если вы уверены, что мне не придется нарушать законов там, куда вы меня посылаете, законов Русского государства, то я...
- Хорошо, хорошо, мы никогда не спорим о мелочах в крупном деле, - перебил его Джон Вольф. - Вы, я вижу, хорошо знаете, с какой стороны хлеб намазан маслом. Я согласен. - Банкир заскрипел пером. - Надеюсь, вы обратили внимание на первый пункт договора, где говорится... - Я должен хранить в тайне наше соглашение, сэр?
- О да, разумеется.
Джон Вольф подошел к Брауну. Джентльмены обменялись рукопожатиями, и Браун, напутствуемый пожеланиями успеха, покинул кабинет. Влезая в карету, Томас Браун решил повидаться со старым Прайсом и разузнать у него кое-что о России и русских.
Перед дверью лавочки с вывеской в виде большой подзорной трубы, искусно выточенной из дерева, он остановил лошадей.
Гейд Прайс, хозяин лавки "Морских инструментов", считался в свое время одним из лучших английских капитанов. На судне Гейда каждый купец был готов отправить самый ценный груз. Капитан Прайс всегда вовремя возвращался в порт, не беспокоя хозяев долгим отсутствием. За свои многолетние плавания старый моряк ни разу не терпел кораблекрушения. Больше двух десятков лет капитан Гейд Прайс ходил в порт Архангельск за лесом, смолой, пенькой и другими русскими товарами.
Оба капитана устроились в маленькой комнатушке позади лавки и вели беседу за чашкой крепкого кофе.
- Итак, Браун, вас интересуют русские как моряки и судостроители? - Прайс собирался с мыслями, задумчиво теребя цепочку с брелоком в виде маленького золотого якорька.
- Я наслушался многих ужасов про русские льды, мистер Прайс. Говорят, плавание среди льдов невозможно и всякое судно, затертое льдами, обречено на верную гибель. Холод будто бы так ужасен, что люди на судне превращаются в дерево, то есть делаются твердыми, как дерево.
Капитан Прайс усиленно задымил своей трубкой.
- Я должен сказать вам правду, Браун. Льды - это вещь серьезная. Но русские их не боятся. На своих кораблях они плавают на Шпицберген, на Новую Землю. У русских многому можно поучиться, - после некоторого раздумья продолжал он. - Я совсем забыл, вы спрашивали относительно карт северных берегов России. У меня есть, но они, к сожалению, не совсем точные. У русских на Севере есть свои карты, куда лучше наших. С помощью русских друзей я благополучно совершал рейсы из Англии в Архангельск; четверть века - не малый срок.
- Но они наши враги, мистер Прайс! - вскипел от возмущения Браун. - Они наши конкуренты в морской торговле. Да и откуда у них могут быть хорошие корабли?.. Раздери их дьявол, они только портят корабельный лес, который нужен Англии.
Гейд Прайс грустно улыбнулся.
- Конкуренты, Браун!.. Но в чем? Русские моряки, насколько мне известно, никогда не оскверняли свой флот работорговлей, никогда не были пиратами. Мне семьдесят пять лет, Браун, из них пятьдесят я отдал нашему флоту и любил его всей душой. А сейчас.. мне тяжело говорить об английском флоте... - Глаза старого капитана гневно сверкнули.
Браун, не моргнув, выслушал Прайса. Как ни в чем не бывало он допил свой кофе и стал прощаться.
- Благодарю вас, мистер Прайс, за сведения, но, простите, они мне кажутся невероятными... Конечно, каждый англичанин может иметь свое мнение, но... но иногда бывает так, что в старости у людей мозги, как бы сказать, делаются жиже; семьдесят пять лет - это не шутка, мистер Прайс. - О нет, Браун, - отозвался старик, - у меня голова свежа... Ведь я не злоупотребляю ромом, как вы, и золото никогда не туманило моих глаз... Впрочем, я желаю вам счастливого плавания и благополучного возвращения... Советую не ссориться с русскими.
Взяв бронзовый подсвечник с тростниковой свечой, Прайс проводил гостя через темную лавку и закрыл дверь.


Скачать бесплатно книгу: (ZIP-Архив) (TXT файл)